Блоги — Кость Бондаренко

Нам удалось преодолеть период анархии

Прежде всего, нам удалось преодолеть период анархии и борьбы между институтами власти. Когда сегодня оппозиция говорит о том, что в Украине совершено наступление на демократию, сворачиваются демократические процессы, я неизменно отвечаю: для того, чтобы что-то свернуть, нужно, чтобы это «что-то» существовало.
Дорогие читатели, позвольте предложить вам текст моего выступления перед польскими журналистами и предпринимателями.

Уважаемые господа!

Я рад встретиться сегодня с вами! Со многими из присутствующих у меня сложились теплые дружеские и деловые отношения. Ведь мне не впервой выступать в Варшаве, равно как и постоянно доводится комментировать украинские события для польских изданий, телевизионных каналов и радио. Мне очень приятно, что в Польше постоянно высокий уровень заинтересованности в украинских реалиях, тем более что в нашей стране в последнее время произошли серьезные изменения, большинство из которых можно оценивать исключительно позитивно.

Прежде всего, нам удалось преодолеть период анархии и борьбы между институтами власти. Когда сегодня оппозиция говорит о том, что в Украине совершено наступление на демократию, сворачиваются демократические процессы, я неизменно отвечаю: для того, чтобы что-то свернуть, нужно, чтобы это «что-то» существовало. То, что мы имели в Украине на протяжении последних лет, назвать настоящей демократией тяжело. Война всех против всех, тотальная безответственность, разрушение основ государственности и экономики, процветание коррупции лишь были закамуфлированы под демократию якобы наличием свободы слова, Была ли это настоящая свобода слова? На самом деле это была та свобода слова, которая подобна гласу вопиющего в пустыне, когда слово ни на что не влияет, Интернет и печатные издания были переполнены изобличающими публикациями, и ни одна из них не имела никаких последствий для чиновников. Является ли это демократией?

Дошло до ситуации, которую можно проиллюстрировать такой исторической параллелью. В начале ХХ века к одному из царских министров пришел известный предприниматель и предложил воплотить какую-то коррупционную схему. Министру предложили взятку: «Ваша светлость, возьмите три тысячи, и обещаю: об этом не узнает ни одна живая душа». На что министр ответил: «Давайте пять тысяч и можете писать об этом во всех газетах». То есть свобода слова нивелировалась бессилием слова: чиновники перестали бояться средств массовой информации. Такая ситуация вела Украину в тупик.

На внешнем направлении Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко демонстрировали разные подходы, но они вряд ли имели целью демократию и евроинтеграцию. Использование европейских или московских трибун для того, чтобы поливать грязью друг друга, – это не делало чести руководителям Украины. «Так сміються ж з України строннії люди!», – писал Тарас Шевченко, и был прав. Политика украинского руководства в отношениях с Западом сводилась ко все новым и новым инициативам, при этом не было никакого желания отчитаться о выполнении ранее взятых обязательств.

Можно ли демократией назвать вседозволенность и безответственность? За время президентства Виктора Ющенко в Украине было принято одиннадцать документов по борьбе с коррупцией. Одиннадцать документов за пять лет! Некоторые из них повторяли предыдущие с точностью до запятых и точек. Но при этом была полностью уничтожена система ответственности за принятые решения, система отчетности в рамках вертикали власти. К тому же некоторые постановления Кабинета министров принимались как будто в пику решениям Секретариату Президента, что создавало дополнительную нервозность в отношениях между руководителями институтов власти.

Такая ситуация была на руку тем, кто прокручивал в таких условиях грязные финансовые схемы, И не случайно эти люди боялись любых изменений в обществе.

Именно эти силы с приходом к власти зимой прошлого года новой команды начали громче всех кричать о наступлении на свободу слова, на демократию, о преследовании «инакомыслящих» и т.п.

Начнем с того, что свобода – это прежде всего порядок, Свобода – по Декарту – это осознанная необходимость. Будучи студентом, я всегда задумывался над этими словами, которые в советское время приписывали Марксу, То есть свобода – это не тогда, когда делаешь все, что захочется, а только то, что внутренне необходимо сделать, То есть свобода должна предусматривать и понятие закона и четких рамок. Этого многие не понимают, путая охлократию с демократией и наоборот.

Сегодня меня часто спрашивают: куда идет Украина? Я отвечаю однозначно: Украина идет в Европу. Идет сложной дорогой, но уже не наугад. И то, что сегодня происходит в Украине, это не отход от стандартов демократии. Это – отход от классической охлократии.

Украинское руководство придерживается начертанного пути относительно интеграции в европейское сообщество. И это следует из последних действий лидеров нашей страны. Все вы были свидетелями визита в Украину российского премьера Владимира Путина. То, что говорилось о давлении со стороны российского руководства на Украину, мягко сказано. На самом деле оказывалось бешеное давление относительно необходимости вступления Украины в Таможенный Союз с Российской Федерацией, Белоруссией и Казахстаном. Российский премьер использовал для этого и кнут, и пряник. Украина четко заявила, что не может согласиться на предложения Российской Федерации, поскольку она имеет четкие ориентиры на Западе, в Европейском Союзе. Таможенный Союз перечеркнул бы нашу европерспективу, поставив на ней точку.

Сегодня при власти в Украине правительство, которое отражает интересы украинских экспортеров, и их интересы преимущественно на Западе. Именно там – основные рынки сбыта. Предыдущее правительство, правительство Тимошенко, было правительством импортеров, и мы видели, как Юлия Владимировна легко находила общий язык с тем же Путиным. В наших головах очень часто доминируют стереотипы: Янукович – пророссийский, Тимошенко – прозападная. Риторика и имидж – это еще не все. Янукович до избрания президентом был лидером украинского востока, в культурном плане ориентированного на Россию. Подчеркиваю: в культурном, Но не в экономическом. Восток Украины, особенно большой бизнес, ревностно оберегает свое от чужих посягательств. Интеграция с Россией – это страшный сон украинского крупного бизнеса. Его интересует модернизация общества и модернизация экономики, возможность получения НПО и выхода на Лондонскую биржу. Тимошенко – лидер тех сил, которые готовы на постмодернизационные, космополитические проекты. Не случайно Путин после Харьковских соглашений (о продлении базирования Черноморского флота в Крыму) заявил: «Я не понимаю госпожу Тимошенко. Ведь мы с ней обсуждали подобные варианты, и они не вызвали у нее возражений».

Сегодня не стоит воспринимать призывы отдельных лидеров оппозиции к изоляции Украины из-за якобы нарушения демократических прав и свобод. То, что происходит в Украине, нельзя сравнивать с тем, что происходит в Белоруссии. Я недавно в Брюсселе приводил следующую параллель. 60-е годы ХХ века. Франция и Испания. Соседние страны, близкая история. В обеих странах при власти политики, которых обвиняют в отходе от демократии. В Испании – Франко, во Франции – де Голль. И тот, и другой, что называется, «закручивают гайки». Франко получил в наследство от республиканцев Мигеля Асаньи страну с полуразрушенной экономикой, коррупцией и популизмом, возведенным в норму жизни. Де Голль получил Францию, которая после Винсента Ориоля и Рене Коти тонула в постоянных скандалах и кризисах, Президент Ориоль, например, за семь лет своего пребывания на посту подписал восемнадцать отставок премьер-министров! Оба использовали авторитарные методы для стабилизации и элементарного наведения порядка в странах. Но какая между ними разница? Франко использовал авторитарные методы для укрепления персональной власти и для консервации определенных достижений периода стабилизации, которые граничили с фашизмом. Де Голль использовал полноту власти для реформирования страны и выведения ее на качественный новый уровень.

Так вот: Украина и Беларусь сегодня отличаются, как Франция и Испания 50 лет назад. Украина идет путем реформ, а не консервации советской системы ценностей.

В Украине на протяжении последнего года осуществляются широкомасштабные реформы во всех отраслях. Украина уже получила первые результаты – в частности, заработал Налоговый кодекс, который сначала вызвал нарекания, а сегодня реально внес дисциплину в предпринимательскую деятельность, воплощается административная реформа, разрабатывается пенсионная реформа. Украинское руководство имеет целью в ближайшие годы осуществить 21 реформу. Это напрямую следует из позиции президента: прошлогоднее Послание к Верховной Раде было полностью посвящено необходимости глубинных реформ, в этом году – необходимости модернизации (как цели реформ).

Сегодня в Украине нет разделения на правых и левых, на восток и запад, на сторонников России или Европы. Есть разделение на тех, кто понимает необходимость реформ, и тех, кто выступает против реформ, направленных на модернизацию страны. К сожалению, Юлия Тимошенко солидаризируется сегодня с антимодернизационными и антиреформаторскими силами в среде партии власти. Она не почувствовала, как из движителя политического процесса превратилась в тормоз модернизации Украины.

В этом году в мире отмечается стопятидесятилетие трех событий – отмены крепостного права в России, начала гражданской войны между Севером и Югом в США и «Революции Мэйдзи» в Японии. Все три события стали толчком к модернизации соответственно России, США и Японии. Украине надлежит пройти через свою модернизацию, иначе мы будем вынуждены расписаться в том, что двадцать лет независимости не превратили нас в фактор мировой экономики. Мы рискуем остаться лишь фактом.

Основное задание власти в Украине – борьба с коррупцией. Это задание успешно выполняется. В частности, Служба безопасности Украины провела ряд задержаний чиновников в судах, в министерствах, ведомствах. Если еще несколько месяцев назад говорили о репрессиях в среде сторонников Юлии Тимошенко, то сегодня видим, что количество арестованных представителей действующей власти в разы превышает представителей власти предыдущей. Возбуждено даже следствие против бывшего президента Украины Леонида Кучмы. При этом все процессы происходят максимально гласно.

Понимая, что значительную часть присутствующих будет интересовать вопрос цензуры в Украине и свободы средств массовой информации, скажу: нет никаких оснований говорить о внедрении цензуры. Да, существует самоцензура журналистов и редакторов, но это не признак государственной цензуры. При всех фобиях, культивированных в том числе представителями медиа-сферы, у нас положение дел со свободой слова является наилучшим на просторах СНГ – особенно учитывая наличие жесткой цензуры в Белоруссии, Грузии, России, странах Средней Азии и т.д. У нас нет такого понятия, как «темники». Нет преследований журналистов за их профессиональную деятельность. Очень часто за уши притягиваются факты, которые вряд ли можно назвать проявлениями цензуры, – например, недопонимание между охраной президента и репортерами.

Подытоживая свое выступление, хочу сказать: у нас много проблем, с которыми необходимо бороться. Большинство из них досталось нам в наследство от предыдущей власти, Значительная часть – это пережитки старого, советского мышления. Но Украина намерена преодолеть все эти проблемы. И я верю, что она сегодня – на правильном пути.

Спасибо за внимание и приглашаю к дискуссии.

2011-04-27 14:10:00