Блоги — Маргерита Питерс

Час надежды

Уже целое поколение прошло с того момента, как бывшие республики и страны-сателлиты Советского Союза получили свою независимость. Я впервые посетила Украину, вашу замечательную страну, двадцать пять лет назад, в апреле 1991 года, тогда в качестве журналиста.
Тогда прошло полтора года с момента падения Берлинской стены, всего за несколько месяцев до того, как Украина провозгласила свою независимость.

Какой замечательный, благодатный час! Разве можно забыть слезы радости и надежды на лицах людей, которые почувствовали, что они на пороге освобождения от десятилетий жестокого марксистско-ленинского гнета? С какой эмоцией они впервые в жизни встречали гостей с Запада, своих братьев и сестер из «свободного мира», из того, что они воспринимали как иудейско-христианский Запад, как они надеялись, своих друзей и союзников! Душа нации, погребенная под снегами невероятно долгой и тяжелой зимы, робко начала пробуждаться. Присутствовал дух не только радости от освобождения от репрессий, но и предчувствие будущей свободы и возможности открыться чему-то прекрасному, воплотить глубочайшие и чистейшие порывы человеческой души.

Верующие усматривают в событиях, что привели к концу «холодной войны», руку провидения. Все человечество участвовало в праздновании освобождения, которое так долго казалось совершенно невозможным, в праздновании этого поистине чудесного развития событий.

Я жила в Украине до апреля 1993 года, и в начале своего пребывания я с волнением наблюдала, как у народа формировался ряд очень чистых и взаимосвязанных стремлений: наиважнейшим среди них было стремление к свободе, разумеется, в особенности к свободе вероисповедания, волеизъявления, свободе самоопределения в соответствии со своей культурной идентичностью или призванию всей нации, в соответствии с тем, что общепризнанно добром для народа, стремление к миру во всем мире, к социальному, гражданскому и политическому порядку и экономическому развитию, к солидарности и дружбе Запада и Востока, к разделению и децентрализации власти, к возвращению в экзистенциальную реальность, поскольку идеологии в очередной раз доказали свою иллюзорность. Чувствовалось осознание необходимости исцеления. Некоторые из наиболее искренних и великодушных также выражали стремление к примирению с «врагом», к прощению.

Глубочайшие и наиболее искренние стремления являли собой возвращение к целостной человеческой личности, созданной по образу и подобию Бога, а именно – из любви и во имя любви, желание построить новый глобальный тип цивилизации, основанной на осознании нашего всеобщего братства, цивилизации, в которой любовь, а также, в частности, семья, вновь займет свое центровое место. Вдохновением для этих стремлений была небесная воля. И они сильнее всего ощущались именно в этом регионе. А этот регион, в свою очередь, сыграл свою роль в том, чтоб пробудить их во всех человеческих сердцах. Все человечество как один ощущало их, вступая в новую эпоху, что началась в 1989 году.

Разочарование

Однако час надежды продлился недолго. Скорое и горькое разочарование последовало за надеждой на то, что стремления в эпоху, что наступила после падения Берлинской стены, можно будет воплотить быстро и легко. Люди осознали, что братской помощи, которую они имели все основания ожидать от западных стран, не будет, или по крайней мере, не тем способом и не в том масштабе, на который они надеялись. Запад оказался не таким, каким его себе представляли те, кто были напрочь отрезаны от него на протяжении десятилетий. Этим разочарованием воспользовались квази-мафиози, тотчас же захватившие власть. Укоренилась коррупция. Люди постепенно начали осознавать, насколько разрушенным является их пост-коммунистическое общество с гражданской, политической, социальной, экономической и культурной точки зрения. Масштаб антропологического катаклизма, к которому привел марксизм-ленинизм, был поистине ужасающим. Здесь необходимо было мужество. Перерождение представлялось пугающе сложной задачей. Люди осознали, что восстановление потребует тяжелого труда, и оно скорее всего продлится поколения. Упадок духа был повсеместным.

От внешнего врага к внутреннему

Тем временем, Запад ликовал. В 1989 году он провозгласил конец идеологиям, как он обозначал, в частности, марксизм-ленинизм. Фукуяма провозгласил «конец истории», под чем он подразумевал окончательный триумф западной модели, которая включала в себя: свободу, равенство, права и достоинство человека, верховенство права, демократию, рыночную экономику. Разве это было не то, к чему стремились бывшие коммунистические страны, а также страны Африки, Азии, Латинской Америки, в эту эпоху глобализации и мгновенного общения?

Однако кто на Западе обладал достаточным мужеством для того, чтобы реалистично взглянуть на моральное и духовное состояние западного общества в 1989 году?

Это подводит меня непосредственно к моей теме: глобализация западной культурной революции.

Во время «холодной войны» считалось, что враг демократических стран имеет исключительно внешний характер и географически ограничивается коммунистическими странами. Однако многие до сих пор никак не могут уяснить тот факт, что у западной модели на протяжении десятилетий существовал внутренний враг, сокрытый «внутри» демократических ценностей, институций и процессов, спрятанный в самом языке, что провозглашает «всеобщие ценности».

На протяжении столетий тихая революция медленно, но уверенно, вела современный иудейско-христианский запад (две характеристики, которые мы должны четко различать) к пост-модернизму и радикальному секуляризму, или же пост-иудео-христианству, что ставит под удар саму идентичность так называемой «западной модели». Ныне задача христианских политиков заключается в том, чтоб задаться вопросом о подлинном содержании западной модели.

Сексуальная революция

Сексуальная революция прошлого века была основным двигателем культурной революции. Она являла собой атаку на «всеобщие ценности». Индивиды и организации, которые поддерживали доступ и право на свободную любовь и контрацепцию, а затем на аборт, добровольную стерилизацию, экстракорпоральное оплодотворение, проституцию, эвтаназию, выбор человеком своей сексуальной ориентации и вида семьи, однополые браки, суррогатное материнство, - эти индивиды и организации действовали во имя гражданских свобод, равенства и прав, демократии, человеческого достоинства и сострадания. Разве международное лобби однополых браков не представляет свои требования как вопрос равноправия, человеческого достоинства и свободы?

В результате, сама суть наших традиционных концепций стала вопросом крайне противоречивым. Нынче никто не может быть уверен в том, как политические деятели интерпретируют такие понятия, как, к примеру, права (права женщин, права детей и т. д.), свобода, выбор, человеческое достоинство. Фактически, сегодня слова, обозначающие всеобщие ценности, на деле могут означать их полную идеологическую противоположность: за или против материнства и жизни от зачатия до естественной смерти, за или против брака между мужчиной и женщиной, за или против семьи, основанной на браке. Язык стал полем битвы. Самый сильный и могущественный игрок выигрывает битву и навязывает свою интерпретацию этих понятий. В большинстве западных стран баланс сил сместился не на ту сторону. Превосходящее количество западных политиков и государственных деятелей поддерживают тех, кто продвигает глобальную образовательную, политическую и судебную реформу и культурную трансформацию исключительно ради продвижения вышеупомянутых деструктивных идеологических концептов.

В начале прошлого века разнообразные элементы движения сексуальной революции были вне закона. Маргарет Сангер, одна из первопроходцев феминистской и сексуальной революции (она стремилась освободить женщин от того, что она называла «репродуктивным рабством»), основательница Международной федерации по регулированию рождаемости, несколько раз подвергалась тюремному заключению. Задолго до окончания 20го века сексуальная революция уже победила. Ее элементы, один за другим, начали воплощаться в виде прав, законов, политики, культуры еще с середины 1960-х годов. После мая 1969 года вся западная культура в целом сместилась в пользу революционеров. Сексуальная революция превратилась в культурную революцию .

Культурная революция привела к антропологическому катаклизму, последствия которого нам слишком хорошо известны: эпидемия разводов, разрушенных семей, дезориентация и безысходность молодого поколения, одиночество пожилых людей, непостижимые экзистенциональные последствия абортов, европейская «демографическая зима». Западный антропологический катаклизм произошел в результате свободного революционного выбора, во имя свободы. Однако в этом регионе он произошел методом репрессий.

Резкое ускорение темпов секуляризации и потеря веры в Западной Европе за последние несколько десятилетий стали как причиной, так и последствием сексуальной революции. И если в 1989-1991 годах Запад не оправдал ожидания стран, освобожденных от коммунистического гнета, то не произошло ли это из-за того, что он отверг свою иудейско-христианскую идентичность?

Европейское общество превращается в пустыню

20й век был мрачной эпохой. Идеологи, меньшинства, которые изначально последовали за ними и создали неправительственные организации и группы давления, а затем и само общество уничтожили фигуру отца в культурном измерении, поскольку считали его источником репрессий (смерть отца была важной темой мая 1968 года, однако уже в 18-м веке существовал деизм, который, между прочим, стал фоном для основания западных демократий, и именно деизм «лишил» Бога отцовского начала). Затем пришла смерть образа матери в форме освобождения женщин от необходимости материнства, супруга, которого заменило множество временных партнеров, ребенка, к которому начали относиться исключительно как к «равноправному гражданину». Эта последовательность духовных смертей разных компонентов нашей всеобщей человеческой идентичности превратила западное общество в антропологическую пустыню. Их место заняли гендерные идеологи. Они провозгласили материнство и отцовство, наше семейное положение, взаимодополняемость полов, семью, основанную на браке между мужчиной и женщиной, женственность и мужественность ничем большим, чем социальными конструкциями – конструкциями, которые они считали дискриминационными и несовместимыми с равноправием. А посему их необходимо разрушить любыми способами: через образование, культуру, политику и право.

В 1989 году, на фоне глобализации, быстро набирающей темп, высокомерный и самоуверенный Запад провозгласил универсальность своей модели развития. И вследствие морального и духовного состояния, в котором находился Запад в конце «холодной войны», глобальное навязывание его «модели» было обречено на трагические последствие для человечества.

Идеологический «глобальный консенсус» в мире после «холодной войны» будет сохранять баланс до 2030 года

Однако вот, что еще хуже: агенты феминистской, сексуальной и культурной революции, которые смогли захватить власть на уровне глобального управления, также преуспели в превращении своих идеологических целей в глобальные политические нормы, не успела еще упасть Берлинская стена. Как это произошло?

Через год после событий 1989 года, ООН провела ряд конференций (девять конференций в период между 1990 и 1996 годами) с целью достичь так называемого «нового глобального консенсуса» касательно норм, ценностей и приоритетов международного сотрудничества в 21-м веке. Среди этих конференций стоит отметить Четвертую конференцию ООН по вопросам населения и развития (Каир, 1994 год) и Четвертую конференцию ООН по вопросам женщин (Пекин, 1995 год).

На этих двух конференциях правительства приняли ряд «новых парадигм», которые с тех самых пор легли в основу глобального управления и фактически являются «глобальными политическими нормами». Названия этих «глобальных норм» вам хорошо известны: репродуктивное и сексуальное здоровье, репродуктивные права, полноценное сексуальное образование, безопасные аборты, конфиденциальные услуги для молодежи, осознанный выбор, семья в любых ее формах, сексуальное разнообразие, гендерные аспекты и гендерное равенство, социальные конструкции, разрушение стереотипов и т.д. Репродуктивное и сексуальное здоровье, репродуктивные права, гендерное равенство являются обобщенными понятиями. Они преобладают в плане глобального развития, принятого ООН в сентябре 2015 года на последующие 15 лет. Это означает, что «Цели в области устойчивого развития» будут действительными до 2030 года. Язык глобального управления весьма двузначен. В нем спрятаны свои интересы, а именно формирование постмодернистской, пост-иудейско-христианской этики, которая была навязана не только нашим правительствам, но и уже успела просочиться на бытовой уровень.

Парадигмы глобальной сексуальной революции, продвигаемые ООН, навязывают такие цели, как всеобщий доступ к любым методам контрацепции, независимо от семейного положения или возраста, так называемые безопасный аборты, сексуальное образование, не только лишенное морали, но и вовсе безнравственное по своему содержанию, культурное разрушение концепции материнства и сексуальной идентичности и т.д. Навязывание приобретает разные формы: создаются условия для помощи в развитии, происходит политическое давление с целью ускорить политическую и правовую реформы в сферах образования и здравоохранения, а также захват влияния и власти международными агентами глобальной сексуальной революции.

Запад был неправ, когда триумфально провозглашал конец идеологиям в 1989 году. Идеологии не исчезли, они лишь трансформировались. Гендеризм – это нео-марксизм. Идеологическое наследие прошлого проникло в современные интересы на уровне глобального управления.

Политическая революция

Однако отображают ли эти «глобальные нормы», которые управляют нами тайно, но в то же время эффективно, волю народа? Были ли они когда-либо предметом открытых демократических дебатов на национальном уровне? Кто их сформировал? Их автора – никто иной, как вышеупомянутые агенты западной культурной революции (индивиды в составе международных организаций – ВООЗ, Фонд ООН в области народонаселения, «ООН-Женщины»…, которые работают в сотрудничестве с неправительственными организациями: к примеру, понятие «репродуктивного здоровья» было взято из дискурса Маргарет Сангер про «репродукцию»). У этих агентов всегда преобладала интернациональное мировоззрение (Международная федерация по регулированию рождаемости была основана в Бомбее), и это интернациональное мировоззрение превратилось в глобальное в 1989 году. Они работали рука об руку с институциями по регулированию рождаемости и ООН еще с 1960-х годов, пребывая в тени «холодной войны». В 1989 году они оказались у руля глобального управления: они стали основными партнерами ООН в сферах народонаселения, прав женщин, развития.

Политическая революция произошла после завершения «холодной войны». Она привела к смещению власти из рук народа, основанного на понятиях нации, культуры, веры, в руки этих самых групп с особыми глобальными интересами, которые участвовали в разработке политического курса на глобальном уровне в совершенно беспрецедентном масштабе во время конференций ООН в 1990-х годах. В результате этой политической революции сформировался глобальный функциональный «режим партнерства», в соответствии с которым национальные правительства де факто превращались в равных партнеров транснациональных неправительственных организаций и групп давления, работающих на уровне ООН.

Дорогие друзья, демократия – это власть народа для народа. Политики должны служить народу, а не идеологическим лобби. Однако через глобальное управление лобби часто диктуют национальный политический курс, и количество сфер, в которые они вмешиваются, продолжает расти с 1990-х годов. И все это происходит под маской «демократизации». Вскоре после того, как Украина обрела независимость, мне сообщили, что Министерство образования этой страны подписало соглашение с Международной федерацией по регулированию рождаемости, тем самым дав им монополию над сексуальным образованием в украинских государственных школах. И это называют «демократизацией» стран с переходной экономикой. Хиллари Клинтон считает защиту прав ЛГБТ-сообщества в Африке неотъемлемым элементом «демократизации» Африканского континента.

Как проложить дорогу обратно к Всевышнему

Дорогие друзья, с момента освобождения от коммунизма страны Центральной и Восточной Европы демонстрируют парадоксальное отношение к Западу. С одной стороны, их, в особенности молодое поколение, продолжает – и слишком часто без разбора – привлекать так называемая западная модель, поскольку в ней они видят исключительный путь к развитию и благоденствию. С другой стороны, совесть подсказывает им, что некоторые элементы западного политического и культурного импорта, который начался с момента открытия границ, не соответствуют их истинным стремлениям как людей, созданных по образу и подобию Божьему. Однако несмотря на разочарование, большинство из них все же позволили втянуть себя в паутину идеологических интриг Запада и диктатов глобального управления.

Как же отыскать путь из этой парадоксальной, нездоровой ситуации?

«Когда ночь темнее всего, звезды светят наиболее ярко. Тьма не может победить свет» (cf Jn 1 5).

Центральные и восточные европейцы пережили очищение страданием. Они на себе испытали травму, которую могут причинить идеологические концепции равенства и свободы. Если они прислушаются к своим сердцам, они поймут, что на самом деле не хотят променять один вид тоталитаризма на другой, который отличается тем, что якобы «в открытую» использует демократические институты и методы. Если они прислушаются к своим сердцам, они почувствуют там лишь чистейшие стремления, вдохновленные Провидением. Опыт жизни под гнетом обострил их восприятие. Моральное неприятие коммунизма и идеологий сделало их сильнее. Они знаю, каковы могут быть последствия словесных манипуляций. Посему именно они несут особую ответственность перед человечеством.

Но они должны осознавать эту ответственность. Они должны ею воспользоваться. Они должны отточить свое умение различать ложь и правду. Их не должно пугать давление западного и глобального управления. Они должны стать лидерами.

Уже давно следовало бы внести некоторые уточнения. Во-первых, нам необходимо взять главенство над процессом общественного формирования идеологических рамок, которые управляют нами на всех уровнях, над их парадигмами, нормами, языком и постмодернистской этикой, сокрытыми интересами, с целью не допустить и преодолеть манипуляции. Во-вторых, нам необходимо публично разоблачить политическую революцию, фактическую узурпацию власти, которая принадлежит народу, на наднациональном и глобальном уровнях, влияние, которым владеют агенты культурной революции в вопросах образования, здравоохранения, окружающей среды, семейной политики. Однако наиболее важно – это идентифицировать настоящие, общечеловеческие стремления современных людей, вдохновленные свыше. Нам необходимо уделять больше внимания таинствам Святого Духа в сердцах людей и глобальной культуры, нежели процессам разрушения западного и восточного общества.

Человечеству нужны лидеры, которые вытянут его из зоны притяжения глобального управления и найдут тропу, что выведет их обратно к Всевышнему. Разве это ныне не самое большое стремление человечества – вернуться к реальности, к истине, красоте, счастью, любви, вернуться к нашему любящему Отцу?

Дорогие друзья, стремления, что были у человечества по завершению «холодной войны», остаются актуальными и сегодня. Пришло время, спустя одно поколение после 1989 года, по прошествии периода растерянности поработать над тем, чтоб их воплотить, взяв за основу и за конечный идеал человека, созданного по образу и подобию Божьему. Эти стремления являются нашей основной политической и культурной платформой.

Эти страны – христианские страны. Кирилл и Мефодий, славянские апостолы, обратили в христианство Богемию и Моравию, Центральную Европу в девятом веке. Миешко, первого Короля Польши, крестили в 966 году; Владимира, князя Киевской Руси, крестили в 988 году вместе с его народом. Святой Штефан, первый король Венгрии, основал семь епархий и несколько монастырей. Как же вновь пробудить душу нации, самосознание того, кем мы являемся, как народ? Как пробудить осознание нашей всеобщей сыновней идентичности?

Рано или поздно, Берлинская стена глобального управления также падет. Люди сами, с помощью Святого Духа, пробьют брешь в стене, что отделяет человечество от реальности, любви, нашего извечного предназначения. Для этого каждый должен самостоятельно сделать то, что ему или ей положено.

Будем же надеяться, что наша встреча послужит прорыву и станет переломным моментом.

Маргерита Питерс 2016 – Все права защищены. margueritepeeters@gmail.com
2016-06-14 12:12:00