Блоги — Влад Стравинский

Непрозрачное НАБУ

Конкурсы бывают двух видов: прозрачные и в Совет общественного контроля НАБУ. Национальное антикоррупционное агентство, созданное как эталонный орган для борьбы за чистоту высших эшелонов власти, по определению должно демонстрировать свою незаангажированность. Причем во всем. Вместо этого происходят довольно странные и ничем не объяснимые процессы. Есть Совет общественного контроля Нацагентства, в который в настоящее время входят пятнадцать человек. Это активисты, журналисты, специализирующиеся на антикоррупционных расследованиях, юристы. Принцип простой: Совет как независимый орган контролирует деятельность Нацагентства со стороны гражданского общества.


Был объявлен конкурс на ротацию членов Совета общественного контроля, и целый ряд организаций подал заявки на участие. Срок подачи документов истекает 31 мая, однако уже сейчас понятно: ни о какой прозрачности отбора не может быть и речи. Более того, активисты говорят о «договорняке», поскольку их незаконно не регистрируют как кандидатов в члены Совета. Представители НАБУ отказываются объяснять причины своего, мягко говоря, более чем странного поведения. Избегают общения перед телекамерами, придумывают различные «отмазки». В общем, ведут себя точно так же, как чиновники, задумавшие очередной «кидок». Активисты возмущены подобным поведением. Херсонская организация «Агентство общественной журналистики МОСТ» уже выразила протест по этому поводу: «По каким критериям проводится отбор кандидатов – совершенно не понятно. Складывается впечатление, что происходит какой-то очередной договорняк. Иначе как объяснить, почему институты, которые почти десять лет борются с коррупцией в Украине, не попали в конечный шорт-лист участников?».

Ответ, скорее всего, лежит на поверхности. Нацагентству гораздо удобнее и приятнее работать с «правильными» представителями «антикоррупционной общественности». В последнее время довольно четко видна тенденция на уход НАБУ от общественного контроля. Руководству ведомства не нравится, что в медиа начинают всплывать факты, свидетельствующие о, мягко говоря, «некорректных» методах работы Нацагентства. И дело даже не в противостоянии НАБУ и ГПУ, на которое списывается большинство «огрех» в работе главных антикоррупционеров страны. Все больше и больше появляется свидетельств именно непрозрачности работы ведомства. И явно тенденциозный отбор кандидатов в Совет общественного контроля НАБУ – наглядное тому подтверждение. Активисты-антикоррупционеры, которые не прошли «отбор», совершенно справедливо отмечают, что приоритет отдается так называемым «неправительственным организациям» (НПО), которые фактически сделали «борьбу с коррупцией» своим бизнесом. Кто сегодня входит в состав Совета? Сын экс-министра обороны Анатолия Гриценко Алексей, представляющий организацию «Автомайдан». Да, во время революции достоинства «Автомайдан» действительно был в первых рядах, однако потом он раскололся на несколько группировок, которые стали принимать участие в «странных акциях», явно не имеющих никакого отношения к борьбе с коррупцией. Роман Бочкала, возглавляющий организацию «Стоп коррупция», в отношении которой, кстати, в последнее время все чаще звучат обвинения в проведении «заказных антикоррупционных расследований», Маселко Роман – тоже «Автомайдан». Есть еще представители «Народного руха Украины», «Ассоциации работников Украины» и «СлидствоИНФО». И вот именно этот довольно узкий круг общественных антикоррупционеров и НПО опять планируют переизбрать в Совет общественного контроля.

Вполне логично возникает вопрос: зачем одних и тех же людей переизбирать в орган, контролирующий деятельность эталонного антикоррупционного ведомства? Не лучше ли периодически обновлять Совет общественного контроля для повышения качества его работы? Ведь ключевое слово – контроль, а не создание приятных условий для работы НАБУ.

Судя по всему, в самом антикоррупционном ведомстве придерживаются прямо противоположной точки зрения. Активисты были вынуждены обратиться к руководству НАБУ с просьбой пересмотреть поданные ими документы. Главные антикоррупционеры практически не объяснили причины отказа, что лишь укрепило подозрение в «договорняке» и проведении «заказного конкурса». Вопрос: зачем было создавать с чистого листа Национальное антикоррупционное агентство, если его методы работы, в частности при проведении конкурса в Совет общественного контроля, ничуть не отличаются от того, что делала предыдущая власть? Особо удивляет, что представители НАБУ избегают телевизионных камер и открытого общения. Все дело в том, что они, наверное, понимают всю уязвимость занятой ими позиции. Ну, что они могут сказать? Что хотят протащить свои кандидатуры в Совет? Что им так удобнее работать?

И напоследок вишенка на торте: знаете какое обязательное требование для организаций, которые желают делегировать своих представителей в Совет общественного контроля НАБУ? Обязательна «уставная деятельность, связанная с коррупцией»! Даже теряюсь в догадках, что это значит.
2017-05-30 19:00:00