Вильям Тейлор: "США не стесняются"

С формированием в Украине правительства Юлии Тимошенко завершилась, наконец, "перезагрузка" системы власти, затеянная "оранжевыми" политическими силами, которых очень сильно поддерживает Запад. Поэтому "КТ" и обратился за комментариями к Чрезвычайному и Полномочному Послу США в Украине г-ну Вильяму Тейлору.

Господин посол, с точки зрения того, что происходило на протяжении года в Верховной Раде, как вы оцениваете выборы премьер-министра Украины и окончательное утверждение демократической коалиции "помаранчевых" сил? Это плохо или хорошо?

— По моему мнению, для Украины в принципе хорошо иметь правительство. Ведь его не было с момента выборов 30 сентября. А политическая неопределенность в Украине вообще царила уже 8—9 месяцев. И получить, наконец, сформированное правительство в Киеве — это хорошо для Украины, украинского народа, да и для международного сообщества. Так что мы очень довольны, что появились, по крайней мере, перспективы сотрудничества с новым правительством.

Вы наблюдали за тем, как проходит голосование за премьера. У вас не возникло сомнения в том, что это демократично? В Капитолии так голосуют?

— В Вашингтоне, округ Колумбия, применяется как электронное голосование, так и личное голосование, по-английски roll call. Как вы знаете, парламент США — двухпалатный. И в нижней палате — Палате представителей, где 435 депутатов, — происходит голосование электронным способом. Но в другой палате — Сенате — очень часто как раз голосуют способом roll call, как это и происходило в Верховной Раде. Причем работают оба способа. Первый, конечно, быстрее и удобнее, но в любом случае оба эти способа являются достаточно демократичными.

А как вы оцениваете степень стабильности правительства Тимошенко, которое получило преимущество всего в один голос? Ваш прогноз — ситуация в Украине будет стабильной или нестабильной?

— Я бы не хотел заниматься прогнозами, тем более в отношении будущего Украины. Но, скажем, в Германии в 1949 году, насколько я припоминаю, правительство было сформировано тоже преимуществом всего в один голос. То правительство проработало четыре года. Значит, это возможно. Так что вместо прогнозов я просто буду надеяться на стабильность.

США сделали все, чтобы помочь Украине вступить в ВТО, а также являются "адвокатом" Украины и в вопросе вступления в НАТО. А сегодня, в конце 2007 года, выясняется, что наша страна не сделала со своей стороны шагов ни в отношении НАТО, ни в отношении ВТО. Можно ли помочь тому, кто не хочет, чтобы ему помогали?

— Сначала о ВТО. На протяжении тех 9 месяцев, когда царила политическая неопределенность, о которой я уже говорил, руководство Украины — и Верховная Рада, и премьер-министр, и Президент — двигалось, тем не менее, в направлении достижения членства в ВТО. И Украина подошла к нему практически вплотную. А США поддерживали парламент и правительство Украины в каждом их шаге в этом направлении, поскольку мы считаем, что это продвигает вашу страну в Европу и положительно скажется на украинской экономике. И я уверен, что уже в январе Украина будет членом ВТО. Что касается НАТО, то США очень четко определили свою позицию: двери Альянса для Украины открыты. Но именно украинцы должны определиться с тем, хотят ли они войти в эти двери. Кто-то в Украине хочет этого. Президент, скажем, очень четко обозначил свою позицию по этому поводу. Другие не хотят, и у них есть вопросы в отношении того, что сейчас представляет собой НАТО и зачем Украине нужно к нему присоединяться. Правительство США не хочет, чтобы у кого-то сложилось впечатление, будто оно подталкивает Украину к тому, чего сама она не хочет. Мы хотим лишь дать ответы на все вопросы, которые могут возникнуть в отношении членства в НАТО. И тогда уже украинский народ должен определиться, хочет ли он двигаться в этом направлении.

Следующий саммит НАТО пройдет в Бухаресте в апреле 2008 года, а план о начале действий по членству (ПДЧ) Украина еще не подала. Возможно, это связано с отставкой министра обороны, которого считали пронатовским, проамериканским политиком?

— Я не думаю, что есть какая-либо связь между министром Анатолием Гриценко и апрельским саммитом НАТО. Г-н Гриценко проделал очень ценную для самой Украины работу по реформированию ее Вооруженных Сил. Благодаря его усилиям они стали более современными, более мобильными, более подотчетными гражданскому политическому руководству Украины. А это хорошо и для армии, и для украинского общества. И я думаю, что движение в этом направлении будет продолжаться независимо от того, кто будет министром обороны Украины. Украина вносит свой вклад в международную безопасность в разных точках земного шара, а чтобы продолжать это, украинская армия должна поддерживать связь и действовать совместно с вооруженными силами других стран. И при министре Гриценко украинские Вооруженные Силы достигли серьезного прогресса в совместимости средств связи и способности действовать скоординированно с другими ВС. Что касается бухарестского саммита и Украины, то вопрос состоит в том, обратится ли украинское правительство с просьбой о плане действий по ее членству в НАТО. Но ПДЧ — это, собственно, не членство. Это лишь процесс на пути к членству, который может длиться много лет. И если Президент и премьер-министр Украины обратятся к Североатлантическому альянсу с тем, чтобы ПДЧ был начат, то тогда Альянс тщательно рассмотрит этот вопрос и, думаю, решит его еще до бухарестского саммита. Но, напоминаю, это еще не членство.

Можно ли понимать так, что вы ожидаете, что министр Юрий Ехануров продолжит курс, который проводил г-н Гриценко на должности министра обороны?

— Хотелось бы видеть продолжение работы по модернизации украинских Вооруженных Сил, по улучшению и повышению эффективности процесса обучения ВС, продвижению к контрактной армии, повышению способности взаимодействовать с армиями других стран. И я надеюсь, что министр Ехануров тоже будет двигаться в этом направлении.

В Украине нестабильность, но нестабилен и американский доллар. Можете ли вы успокоить украинское общество, что с долларом будет все нормально? Что он, так же как и цены на российский газ, не добавит нам новых проблем?

— Я не могу пророчествовать по поводу будущего колебания обменного курса мировых валют. Но я могу уверить вас в том, что правительство Соединенных Штатов будет поддерживать Украину изо всех сил.

А как развивались за прошедший год двусторонние отношения между Украиной и США в плане торговли, экспортно-импортных операций, инвестиций?

— В украинско-американских торговых отношениях за этот год были достигнуты серьезные успехи. Материализовались несколько крупных инвестиционных проектов. "Пепси" приобрела компанию "Сандора". "Боинг" продал 7 или 8 больших пассажирских самолетов компании "Аэросвіт". Американская компания "Вэнко", имеющая опыт глубоководного бурения, заключила с украинским правительством соглашение о разделе продукции при разработке Прикерченского участка украинского шельфа Черного моря. Президент "Вэнко" вообще считает, что Черное море может оказаться вторым Каспийским морем по подводному богатству энергетическими ресурсами.

Не боится ли компания "Вэнко" реприватизационных процессов в связи с избранием премьер-министром г-жи Тимошенко, которая намекнула на передел черноморского шельфа 18 декабря?

— Я думаю, что это не имеет отношения к компании "Вэнко", потому что контекст высказываний Тимошенко был совсем другой. В любом случае, я уверен в том, что взаимоотношения "Вэнко" и Украины будут складываться очень позитивно и будут продуктивными для обеих сторон на протяжении многих лет.

А можете ли вы то же сказать о еще одном крупном проекте в энергетической области — компании "Вестингхаус"? Ведь и на этом был сделан акцент.

— Как вы, наверное, знаете, осуществляется пилотный проект по поставкам ядерного топлива украинским атомным электростанциям компанией "Вестингхаус". И он проходит очень успешно. Теперь вопрос состоит в том, хотят ли Украина и украинская компания по управлению атомной энергетикой вступить в контрактные отношения с "Вестингхаус" с тем, чтобы небольшая часть топлива, которое украинская компания покупает, теперь поставлялась "Вестингхаусом". И ответа на этот вопрос я не знаю.

Сразу после аварии на шахте Засядько в Украину приглашались американские специалисты. Инициировала ли украинская сторона постоянное сотрудничество в сфере борьбы с авариями на шахтах, чтобы получить американские технологии для использования их в Украине?

— Да. Уже на протяжении некоторого времени министерство труда Соединенных Штатов, которое, в частности, отвечает за безопасность труда на шахтах, осуществляет на одной из донецких шахт проект по улучшению безопасности труда, который в том числе включает в себя и отведение из шахт метана. Наши специалисты помогли провести там так называемое горизонтальное бурение, которое выполняется до того, как начинает разрабатываться угольный пласт, с целью заранее отвести из шахты метан. Еще одним компонентом этого проекта является подавление угольной пыли, которая накапливается в угольных шахтах. Если происходит взрыв на шахте, то его последствия намного хуже, если в воздухе много угольной пыли. Так что пилотный проект, осуществляемый на этой шахте, имеет несколько компонентов, которые в сумме должны улучшить безопасность труда. И там идет речь о поставках оборудования, проведении тренингов, мониторинга, инспекции условий труда. И мы надеемся, что опыт, который будет приобретен во время реализации пилотного проекта на этой шахте, будет потом использован на других шахтах Украины.

Ваш предшественник назвал "РосУкрЭнерго", посредника в газовых вопросах, "мрачным чудовищем". В связи с тем, что Украина выходит на новые отношения в вопросах газа с Россией, ожидаете ли вы, что в этой сфере не будет посредников, а все проблемы решатся с учетом интересов США?

— Взгляд США на эту проблему диктуется, прежде всего, соображениями эффективности и экономической целесообразности для Украины. Вы вспомнили о новых обстоятельствах, которые могут оказать влияние на роль "РосУкрЭнерго", но одним из новых обстоятельств является, в частности, новая ценовая политика среднеазиатских стран. По мере того как среднеазиатские поставщики газа повышают цену на свой газ, отпадает любое рациональное обоснование роли "РосУкрЭнерго" как "смешивателя" более дешевого среднеазиатского газа с более дорогим российским и поставщика его в Украине по средней цене. Собственно, эта ценовая разница всегда была колоссальным источником коррупции. Конечно, когда мы говорим об этом, то понимаем, что цены для Украины будут расти. Безусловно, отрасли промышленности, использующие природный газ, от этого пострадают, но у них есть возможность инвестировать в технологии, которые сделают более эффективным использование этого газа. Намного труднее будет жилищному сектору справиться с повышением цены на топливо. И в других странах, где также вставала проблема повышения цен на отопление жилищного сектора, включая и США, прилагались усилия по укреплению социальной поддержки с тем, чтобы уберечь самых бедных бытовых потребителей газа от очень сложной жизненной ситуации.

А каким, на ваш взгляд, будет место Украины в ближайшие несколько лет? Может ли она оставаться посредником между Россией и Западом?

— Я — "болельщик" Украины как лидера в этом регионе мира. Именно она показала, что постсоветские страны могут проводить демократические выборы, могут приглашать свободно наблюдать за своими выборами американцев, европейцев, казахов, японцев. Украина показала, что в этой части мира может существовать мощная свободная пресса и эффективные структуры гражданского общества. Украина продемонстрировала всем, что является европейской страной с европейскими ценностями. И я думаю, что это чрезвычайно ценный урок для всего региона. Я не уверен относительно того, что Украина играет роль чего-то вроде моста между Европой и Евразией. Я скорее рассматриваю Украину как часть Европы, которая полностью разделяет европейские ценности.

В Америке есть такая чудная концепция: "Он, конечно, сукин сын, но наш сукин сын". В Вашингтоне сейчас рассматривают кого-нибудь в Украине как американских "наших сукиных сынов", "наших сукиных дочек" — Ющенко, Тимошенко, Януковича?

— Ответ на это — нет. Мы уважаем выбор украинского народа и его решение по поводу тех или иных лидеров. Лидеров выбирает украинский народ, и они руководят Украиной. А мы с радостью сотрудничаем со всеми.

Вам легко работать в Украине после предыдущих послов? И есть ли преемственность в этой работе?

— Мне очень повезло в том, что я фактически пользуюсь двумя очень серьезными преимуществами. Во-первых, все мои предшественники являются моими хорошими друзьями. И они сформировали как бы общую дорожку для нас. Они создали структуру взаимных отношений между Украиной и США, которые основываются на взаимоуважении и уважении демократических ценностей. Второе преимущество состоит в том, что я приехал сюда, когда премьер-министром был г-н Ехануров, которого потом сменил г-н Янукович. И теперь его сменила г-жа Тимошенко. По крайней мере, с теми двумя премьерами мне работалось хорошо. И я уверен, что так и будет продолжаться.

На сегодняшний день вы уже достаточное количество времени находитесь на территории Украины, знакомы с украинскими средствами массовой информации. Вам нравится телекомпания "Эра", Радио "Эра", наша газета?

— Мне вообще нравится работать с украинскими СМИ и журналистами. И именно потому, что уважаю ваш профессионализм. И я имею очень высокое мнение о вашей службе украинскому обществу. Я считаю, что это очень важный компонент движения в демократическом направлении. У меня уже была встреча с "Киевским телеграфом", выступление на Радио "Эра", телеканале "1+1", "5-м канале" и многих других. Мне приятно работать со всеми СМИ. Это всегда интересное общение, хотя не всегда легкое.

Европа сейчас облегчает нам визовый режим. Не собираются ли делать это и США?

— Соединенные Штаты очень ценят то, что украинцы посещают нашу страну. И мне неприятно слышать, что очень трудно получить американскую визу. Да, например, в Украину приехать американцу весьма легко. И мне бы очень хотелось дожить до того дня, когда украинцам будет так же легко приехать в США. Но, к сожалению, это будет не очень скоро. Обеспокоенность правительства США в отношении людей, приезжающих в Штаты (имеется в виду возможность того, что среди них есть террористы), требует усиления мер безопасности. И это делает процесс получения визы сложнее. За последние 6 лет — со времени терактов 11 сентября 2001 года — мы немало усилий и средств потратили на то, чтобы сделать контроль на наших границах более эффективным, повысив таким образом безопасность страны. А это, между прочим, означает, что когда украинцы приезжают в США, то они могут чувствовать себя в безопасности. Однако другая сторона внедрения новых технологий визового и пограничного контроля — это удорожание процедур, что, увы, сказывается на стоимости получения визы.

Вас последние две недели очень часто видят в Верховной Раде. Вы не доверяете своим советникам, СМИ или хотите лично проконтролировать какие-то договоренности?

— Это правда, что я часто бывал в Верховной Раде в последнее время. И делал это из уважения к демократическому процессу в Украине. Камеры, которые снимают и подают картинку на телевидении, показывают только часть того, что происходит. А мне очень интересно видеть взаимодействие депутатов друг с другом во всем зале. Также очень интересно во время получасовых перерывов выходить в кулуары, общаться с парламентариями и узнавать, что они думают по поводу происходящего в сессионном зале, а также слушать их прогнозы. И должен заметить, что после того как я пообщаюсь с рядом людей, получаю очень неплохое представление о том, что реально происходит. Но в то же время скажу, что я полностью доверяю своим помощникам.

А вы знаете, что в Украине говорят: "Вашингтонский обком" и "Брюссельский обком" действуют? Действуют ли эти "обкомы" и могут ли они реально повлиять на ситуацию, если в Украине, например, начнутся недемократические или реприватизационные процессы?

— Конечно, таких "обкомов" нет. Однако мы, как правило, не стесняемся высказывать свое мнение о том, каким мы видим наилучший путь развития Украины. И причина этого в том, что мы сами прошли через много проблем, которые сейчас решает Украина. В День независимости США в своей речи я проводил параллели между историей Украины и Америки. И эти параллели действительно существуют. Проводя их, можно добиться того, чтобы Украина избежала ошибок, которые мы допустили на нашем историческом пути. И если какой-то наш опыт — плохой или хороший — как-то интересен украинским лидерам, то мы всегда с удовольствием поделимся своими соображениями.

Беседовали Дмитрий Заборин, Владимир Скачко, Александр Юрчук