Суррогатный скандал. Послесловие

Скандал с американкой, неудачно пытавшейся вывезти из Украины суррогатную дочь, обнажил проблему, которую и проблемой-то у нас до недавнего времени не считали. Украина постепенно превращается в мировой центр по экспорту детей, рожденных на заказ по демпинговым ценам. С другой стороны, мы бьем рекорды по числу брошенных и уличных детей, которые никому не нужны, в том числе и богатым иностранцам. А их исчезновения никто не заметит, включая и правоохранительные органы…

История Джанет Руйонн Тай типична для иностранки, которая решила сэкономить на суррогатной матери и приехала за этим в Украину. По ее же словам, кашу заварило именно американское консульство. Клерк обратил внимание на подозрительную нестыковку дат. Американка якобы 10 октября родила в Киеве ребенка, хотя прилетела в Украину только 12 октября и, следовательно, 10 октября находилась в США, а никак не в киевском роддоме. В то же время в свидетельстве о рождении написано, что маленькая Виктория – ее дочка. Главный для Джанет вопрос заключается в признании американским посольством факта американского гражданства девочки, рожденной в Украине украинской женщиной для американской заказчицы. Для нас же проблема совсем в другом – эта история продемонстрировала, что отлаженная система юридического оформления суррогатного материнства позволяет, при желании, мухлевать всем: и заказчикам, и клиникам, и посредникам, и матерям.

Согласно приказу Минюста № 140/5 от 18 ноября 2003 года, регистрация суррогатного ребенка в ЗАГСе проводится при наличии письменного заявления будущих родителей ребенка, справки из роддома о том, что суррогатная мать родила у них малыша, и нотариально заверенного согласия суррогатной матери на то, чтобы родителями записали упомянутых выше заявителей. Никакого документа, доказывающего, что это не продажа ребенка одной женщиной – другим людям, а суррогатное материнство, нет. Ни Семейный кодекс, в котором есть отдельная статья о суррогатном материнстве, ни другие законодательные акты не требуют, чтобы регистрация "суррогатного младенца" производилась через суд (как усыновление) и при этом рассматривались документы, свидетельствующие о медицинских процедурах (подсаживании оплодотворенной клетки конкретных лиц для вынашивания женщине-"контейнеру").

Поэтому по большому счету ребенка проще купить, чем заказать, а в ЗАГСе оформить как "суррогатного". Разница в цене при этом может составлять десятки тысяч долларов. Несмотря на относительную дешевизну данного мероприятия по сравнению с другими странами, украинские клиники помогают состоятельным бездетным гражданам вовсе не за пять копеек. Средняя цена "проекта" – $25-30 тыс. Из них свыше 60% получает клиника и посредники (те, кто ищут мамаш для вынашивания). Столько же примерно заплатила Джанет Руйонн Тай, которая, видимо, решила таким образом сэкономить: в некоторых штатах США с весьма либеральным законодательством (например, в Арканзасе) она бы решила все свои проблемы без риска (там закон полностью защищает родителей-заказчиков), но заплатила бы за это от $100 тыс.

В Украине за меньшие деньги она заработала трое суток СИЗО, уголовное дело о торговле людьми и перспективу никогда не получить своего ребенка. Как бы жестоко в данном случае это ни звучало (Руйонн Тай потеряла в автокатастрофе дочь), но скупой платит дважды.

Впрочем, с другой стороны, откуда американка могла знать, что в клинике, которой она отвалила немалые деньги, при обыске не найдут ни одного документа, подтверждающего их сделку с суррогатной матерью. И это притом, что малоимущая сельская девушка Александра, согласившаяся родить за деньги маленькую американку, чтобы сделать операцию родной дочери, подписывала, по ее словам, большое количество документов.

В частности, она подписала договор на нескольких листах, в котором содержались пункты относительно суррогатного материнства, генетических материалов для оплодотворения (их предоставляли Джанет и ее муж) и так далее. После родов Александра подписала еще один документ, тот самый, который необходим в ЗАГС: что в свидетельстве о рождении ребенка в графе "родители" будет значиться фамилия Джанет и ее мужа.

Примечательно, что при задержании у Руйонн Тай при себе были копии документов, подтверждающих переписку с клиникой относительно "суррогатного проекта". В лучшем случае, они сейчас находятся в уголовном деле. В худшем – пропали. А тот факт, что документов не обнаружилось в клинике, можно объяснить просто: сумма сделки большая, по всей видимости, деньги передавалась "не через кассу" с целью фискальной экономии. Проще говоря, чтобы не платить налоги.

Но при этом клиника подставляет не только американскую покупательницу, но и украинскую "заробитчанку": если не удастся доказать, что сделка между Сашей и Джанет – действительно была фактом суррогатного материнства, Сашу ожидает уголовное наказание за продажу ребенка. Причем, возможно, более суровое, чем Джанет. Поэтому в интересах Саши, чтобы Джанет осталась на свободе и обратилась в суд с иском к клинике, из которой ее, как она уверяет, просто выкинули на улицу, как только возник скандал.

Но хуже всего – маленькой Виктории. Если ее не отдадут американке, она, скорее всего, попадет в детский дом. Саше маленькая мулатка не нужна. Женщина живет очень бедно в гражданском браке с парнем, который перебивается случайными заработками, а отец ее старшей дочери отсидел в тюрьме и материально семье не помогает. В Киев она приехала, так как прочитала в газете объявление о возможности продать частной клинике яйцеклетку за $400-600, и уже там ей предложили встретиться с потенциальной заказчицей на предмет суррогатного материнства. Правда, есть надежда, что антиреклама, сделанная этим скандалом Украине как центру суррогатного материнства, немного охладит пыл иностранцев, которые решили, будто у нас это все можно сделать дешево и сердито. А это не так уж и плохо: в стране и так масса нерешенных проблем, связанных с уже рожденными детьми, не хватало нам еще неуправляемого и беспорядочного "суррогатного бума".

Прокомментировать ситуацию для "Версий" согласился народный депутат Украины, в прошлом руководитель Госкоммиграции, зампред СБУ и замминистра МВД Геннадий Москаль:

– Украина не случайно выбрана своеобразным центром суррогатного материнства. Причина – во всеобщей нищете глубинки, не заметной с Печерских холмов, и либеральном законодательстве, которое дает почву для подобного бизнеса. $10-15 тыс. – это целое состояние в провинции, которое бедная украинская женщина не скопит за всю жизнь. Да, за такие деньги вам слона выносят!

На этом наживаются коммерческие структуры, задействованные в схеме. А законодательство у нас не просто либеральное: оно превращает Украину в проходной двор по "операциям с детьми" – делай, что хочешь. Можно несуррогатного ребенка оформить как суррогатного или наоборот и потом шантажировать родителей. Поле для афер – широчайшее. И данная история – не первая и, увы, не последняя, просто, если бы не международный скандал, никто не поднимал бы тему отношения государства к детям.

По официальной статистике МВД за 10 месяцев, в милицию поступило 6 тыс. сообщений о пропаже детей. Из них 1942 ребенка ушли из интернатов и школ, 4570 – из семьи. Кроме того, по разным подсчетам (нашим и зарубежным), в Украине – от 100 тыс. до 120 тыс. уличных детей. Это дети, которые абсолютно никому не нужны. Вывози, похищай, убивай – никто не узнает. 28 тыс. детей учатся в интернатах при живых родителях, лишенных родительских прав. К этому можно добавить большое количество рожениц, которые бросают младенцев в роддомах: то ли рожают под чужими фамилиями, то ли потом скрываются или отказываются от новорожденных. А так же неизученный, но болезненный вопрос, сколько у нас реально детей, рожденных со СПИДом, которых никуда не принимают и их место тоже будет на улице. В цивилизованной стране велосипеда бесхозного на улице не найдешь, а у нас там сотни тысяч ребятишек.

В общем, дефицита детей в Украине нет. Поэтому стоит подумать о том, чтобы сначала решить проблемы этих детей, а уж потом давать суррогатных детей по всему миру. Не исключено, что стоит для начала ограничить использование украинок как суррогатных матерей для иностранцев. Если те хотят брать детей, пусть усыновляют тех, что есть в детдомах – больных, сирот, у которых нет будущего. У нас уже есть центр усыновления, отработанная процедура, юридические гарантии.

Нужно создать аналогичный центр суррогатного материнства, базу данных желающих стать суррогатными матерями. В настоящее время законодательство не запрещает суррогатное материнство. Скажем, 52 статья Конституции гласит, что дети равны в своих правах, независимо от происхождения, а также от того, рождены они в браке или вне его. "Брак или вне его" можно трактовать и как "безотцовщину", и суррогатное материнство. Еще одна статья Конституции говорит, что никто не может отвечать за деяния, которые на момент их совершения, не определялись как правонарушения. Поскольку суррогатное материнство нигде не проходит как правонарушение, значит, оно разрешено. А раз законодательство не запрещает, то процесс должен иметь государственный контроль. Необходимо поручить или Минздраву, или Минсемьи и молодежи разработать необходимые акты и ввести процесс в правовое поле.

Ну, и, конечно, эта история показала истинность американской морали, основанной на том, чтобы "заложить" даже своих, и в том числе человека, который попал в затруднительное положение. Согласитесь, что дело уникальное: консульство должно помогать своим гражданам за границей, которые попали в беду, а не создавать им трудности. Милиция в свою очередь тоже поторопилась отрапортовать о раскрытии "торговли детьми": должны были разобраться для начала, есть ли там вообще-то состав преступления, а не делать из этого пиар.

Какова может быть судьба Виктории? По всей видимости, ее сдадут в дом малютки. Американка может попробовать пройти процесс ее усыновления через соответствующую процедуру. Если же она откажется от этой затеи, девочку ждет невеселая перспектива сиротства.