Статьи
04.10.2007 16:03

Контркультурный модератор

Самый раздолбайский студент-растаман из, допустим, Голландии, не расстающийся с косяком (кто не знает, что это, посмотрите в словаре), скажет вам, что цензура и контркультура – вещи несовместимые. Ну никак. Проще склепать гибрид буддистских песнопений и сатанинского "металла", чем слить воедино Хантера Томпсона и книжного редактора советской закалки. Проще зажевать "марку" пригоршней "колес"… Но это уже лирическое отступление, подчеркивающее общий смысл. Так что поздравляю. Мы совершили невозможное…

Поясняю. Глобальная "контркультурная" тусовка "Ночь поэзии", которую творческое объединение "Последняя баррикада" провела в минувшее воскресенье на Михайловской площади города Киева, накрылась медным тазом (если не сказать жестче) из-за применения цензуры. Но по порядку.

Было холодно. Лично я прибыл на сие великое мероприятие как раз во время файер-шоу (поэтому не удрал сразу же, поскольку, помимо нереально плохой погоды, было нереально скучно). Вокруг тусовались "звезды". Большие и маленькие, столичные и региональные, всеукраинские и дворовые. Впечатление было такое, что одни литераторы пришли послушать других. Спустя некоторое время стало ясно, что все пришли набухаться. Причем уверенно и серьезно – шутка ли, ждать своего выступления часа три, пытаясь затусоваться поглубже в толпу, чтобы согреться. За всем этим неусыпно следили зоркие камеры нескольких телеканалов, а со сцены вещал "мсье организатор" – украинский политолог и культурный деятель Олесь Доний (к слову сказать, член блока "НУНС"), представляющий очередного выступающего.

В общем – ничего особенного. Те, кто хоть раз был на БЖ (Большая Житомирская), возле исторического музея, меня поймут. Только там весело, ввиду отсутствия надоедливых "модераторов празднества", а тут было откровенно скучно. По крайней мере, для тех, кто не "тащится" от современной украинской поэзии.

Еще одним отличием от БЖ было, как я уже заметил, присутствие звезд масштаба всея страны. Просто яблоку негде было упасть. Звезды: курили, общались, пили вино и вспоминали молодость. Моя девушка случайно споткнулась о Юрка Покальчука, лавирующего между восходящими светилами и фанами. Что же касается меня, то с одним из модных молодых поэтов я, простите, сходил в туалет (с этим была напряженка, посему в качестве клозета использовались близлежащие кусты). При знакомстве с этим достойным молодым человеком я то и дело ловил на себе изумленные взгляды (и слышал: "ты что, это же сам …").

К полуночи пошел дождь. Мелкий и противный. В принципе, уже тогда стало понятно, что с ночью организаторы поспешили – количество людей таяло с каждой секундой, одни спешили на метро, другие решили продолжить алкогольные возлияние в более теплых местах. И, как оказалось, зря. Потому что самое интересное началось после полуночи. Во-первых, поэтическая молодежь, которую оставили на закуску, оказалась не в меру веселее и эпатажнее своих старших коллег. Во-вторых, шампанское и коньяк, бродившие среди зрителей, согрели окоченевшие тела и пробудили дремлющее чувство прекрасного. В-третьих, общественный транспорт уже не ходил, и "последние из могикан" решили сидеть до конца.

Кульминация действа наступила неожиданно. Апофеозом всего стало, как это ни странно для "контркультурного" мероприятия, слово "сука". Не более и не менее. Несмотря на то, что ранее звучали и менее лицеприятные выражения. Но "ангельское терпение" господина Дония не могло лопнуть во время выступления кого-нибудь из мэтров. Боялся, видать, прервать музу. Поэтому культурно-политический деятель решил показать свою власть на молодежи. Мол, смотрите все, как я хорошо справляюсь со своими обязанностями.

"Страшная психоделическая сказка" Марыси Никитюк под аккомпанемент бонга и вибратона Алексея Гвоздика не была классической. Это был андеграунд, стильный, местами жесткий, местами напоминающий хип-хоповые речитативы. Ребята выкладывались, их слушали. Однако "господину модератору" что-то не понравилось. Целеустремленным шагом он проследовал на импровизированную площадку (памятник княгине Ольге), отобрал у музыканта микрофон и начал вещать о каких-то правилах. Мол, вы матерились, так что идите выступайте в другом месте. Мило, не так ли? Послав представителей литературного будущего Украины, Доний, по всей видимости, посчитал инцидент исчерпанным, однако в дело вмешался зал.

"Модератора" послали. Неоднократно и со вкусом. Сообщив точные координаты места, в которое следует удалиться тому, кто пытается на "контркультурной тусовке" устанавливать совково-цензурные правила, зрители уселись на асфальт в двух шагах от сцены и попросили Марысю и Гвоздика закончить выступление. К ним присоединилась еще одна молодая киевская поэтесса, Екатерина Бабкина, которая отказалась от выступления, протестуя против действий Дония.

По моему скромному убеждению, переход "Ночи поэзии" из псевдоандеграунда в настоящую контркультуру произошел именно после раскола в зрительском лагере. И та часть людей, которая организовала в двух шагах от "зрительского зала" "Последней Баррикады" свои слушанья, воплотила в себе черты настоящего протеста.

"Господин модератор" пытался исправить свою ошибку. Дрожащим от волнения голосом (впервые в жизни видел кандидата в депутаты, пытающегося оправдаться так искренне) он говорил о том, что контркультура должна подчиняться правилам (Берроуз бы плакал). Зрители-отщепенцы сообщили, что контркультура – это свобода. А после клича "свободу не спыныты", представитель "НУНС" смешался и сбежал со сцены.

Собственно, все на этом и закончилось. Выступали еще кто-то, но их уже не слушали. Все были слишком возбуждены, чтобы воспринимать поэзию. Скандал затих, лишь группки людей на краях Михайловской площади вполголоса материли организаторов. Кто-то сказал, что это советские методы. Кто-то поддержал и добавил что-то о фашизме. Большинство стояли и курили, переваривая увиденное и услышанное.

На самом деле лично мне почему-то казалось, что об этом все забудут. Алкоголь (хотя, как ни странно, почти никто не пьянел, видно, сказывалась холодная погода), излишняя эмоциональность, горячая молодая кровь. Однако сегодня, открыв фрэнд-ленту своего "живого журнала", я понял, что ошибался. Политика двойных стандартов, которую продемонстрировал господин Доний на "Ночи поэзии", зацепила многих. Так что со дня на день можно ожидать акции "арт-пипл против Дония" или что-то в этом роде. Пытаясь быть объективным, скажу, что поддержу подобный протест, поскольку о временных ограничениях никто никого не предупреждал, а матерились многие. Почему "господин модератор" решил сорваться именно на этом выступлении – не знаю. Может, на других гнать боялся, а может просто обзавидовался, что они такие молодые и прикольные. Собственно, сие есть его проблема.

Но своим поведением Олесь Доний затронул несколько важных вопросов. И теперь как-то придется на них отвечать. Например, чего стоят арт-тусовки, на которых организаторы могут запросто оскорблять и выгонять людей? Стоит ли их тогда вообще проводить? И не лучше ли сменить эпитеты с "контркультуры" на "концлагеря"? Запрещать же легко. Давайте введем тотальную цензуру. Стране не нужен андеграунд? Так зачем тогда мы печатаем те же маты в книгах, издаем талантливых авторов, пишущих "не по канонам"? Для того чтобы потом закрывать рты выступающим в том же жанре?

Помимо этого, вспоминая заявление о единой информационной политике блока "НУНС", становится интересно, совпадает ли позиция всей политической силы с мнением Дония? Если да, тогда понятно, почему после клича о свободе, которую "нэ спыныты" (времен "оранжевой" революции), этот достойнейший представитель "оранжевых" не пожелал продолжить беседу с публикой. Могло стать стыдно. Не обязательно, но вполне возможно.

На вышезаданные вопросы у меня лично пока ответов нет. Радует только одно – что в условиях любой цензуры и попыток управлять культурой найдутся люди, которые найдут в себе смелость выступить против "модераторов". Даже, если для этого придется реабилитировать маты.

Все права защищены © Версии.com ** Фабрика аналитики.
При полном или частичном использовании материалов сайта, ссылка на "Версии.com" обязательна.

Всі інформаційні повідомлення, що розміщені на цьому сайті із посиланням на агентство "Інтерфакс-Україна", не підлягають подальшому відтворенню та/чи розповсюдженню в будь-якій формі, інакше як з письмового дозволу агентства "Інтерфакс-Україна