Тайвань не приняли в независимые государства

24 июля 2007 года Китай опять праздновал очередной политический успех, а его оппоненты потерпели полуюбилейное – 15-е по счету – поражение. Геополитическое. Секретариат ООН без обсуждения отверг заявку Тайваня на прием его в ряды этой организации как самостоятельного государства. А генсек ООН Пан Ги Мун практически лишил Тайвань надежды на независимость. "КНР представляет весь Китай, а Тайвань является его частью. Такова позиция мирового сообщества", – сказал он…

Китай уверен, что так будет всегда. А для Тайваня, его президента Чэнь Шуйбяня и правящей там Демократической и прогрессивной партии (ДПП) этот отказ еще ощутимее и болезненнее, потому что свою заявку в ООН они впервые подавали под новым именем страны. Они просили принять их в ООН как, собственно, Тайвань, а не Китайскую Республику (КР), как с 1949 года называется гособразование на острове, который португальцы окрестили Формоза – "красивый". Но получили отказ. И это, кстати, уже второй облом Тайваня в этом году – в мае они подавали заявку на вступление во Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ). Тоже уже как Тайвань, а не КР. И ВОЗ отказала им все по той же причине – такого государства нет, раз есть Китай…

История этого конфликта действительно уходит корнями в 1949 год, когда несколько миллионов китайцев во главе с генералиссимусом и лидером правящей националистической партии Гоминьдан Чан Кайши, потерпев поражение в гражданской войне от коммунистических войск Мао Цзэдуна, вынуждены были искать спасения на острове Тайвань. Войска Мао от преследования беглецов остановили Тайваньский пролив, внутренние проблемы и угроза войны с США. А гоминьдановцы создали на острове свое государство – Китайскую Республику (по-ихнему – Чжунхуа Миньго), до 1971 года занимали место материкового Китая (КНР) в ООН и, удивляя мир, превратились в одного из "азиатских тигров" по уровню экономического развития.

Все изменилось, когда на рубеже 60-х и 70-х годов прошлого века основной покровитель Тайваня – Вашингтон, гарантировав Тайбэю (это столица островного государства) военную защиту от вторжения Китая, все же променяли его на нормализацию отношений с маоистским Пекином, видя в нем еще один противовес СССР. В 1971 году КНР заняла место в ООН. А после смерти Мао и с началом курса на открытость и реформы по Дэн Сяопину и сама начала превращаться в азиатского экономического "дракона", на фоне которого все другие азиатские "тигры" все больше и больше напоминают крепких, но мелких шавок.

Тайвань подавал заявки на признание его членом ООН ежегодно, начиная с 1993 года. Но и тогда, и сейчас США не посмели поддержать союзника. А официальный представитель МИД КНР Лю Цзяньчао заявил, что китайская сторона высоко ценит решение Секретариата ООН вернуть обратно "так называемое послание" Чэнь Шуйбяня о вступлении острова Тайвань в ООН под названием Тайвань. По его словам, такое решение Секретариата отвечает Уставу ООН и резолюции ее Генассамблеи №2758. "Такой шаг стал свидетельством приверженности ООН и большинства ее членов принципу одного Китая. Мы уверены, что правительство и народ Китая получат понимание и заручатся поддержкой ООН и большинства ее членов в справедливом деле защиты государственного суверенитета и территориальной целостности", – также сказал он. А Канцелярия по делам Тайваня при ЦК КПК и Госсовете КНР (Китай считает Тайвань одной из своих провинций) 24 июля сего года охарактеризовала лидера Тайваня Чэнь Шуйбяня как "заговорщика", отметив, что действия, нацеленные на достижение "независимости Тайваня", обречены на провал.

Взамен Пекин предлагает Тайбэю путь Гонконга (Сянгана) и Макао (Аомэня), которые уже интегрированы в Китай по принципу "одна страна – две системы". То есть вошли в социалистический Китай при сохранении своей капиталистической системы хозяйствования. Сегодня они так живут, и все – Пекин, Гонконг и Макао – довольны.

Медленно, но, похоже, неотвратимо соглашается на такой путь и ставшая оппозицией партия Гоминьдан. Она работает под лозунгами экономического возрождения и создания общего рынка между островом и материком, так как уверена: эти цели могут привлечь прагматичных и деловых тайваньцев, уставших от перманентного кризиса между Тайбэем и Пекином. И это уже происходит. За последние 20 лет более 6 млн. тайваньцев (из 23 млн. общего населения острова) посетили Китай, объем торговли между двумя частями Китая перевалил за 100 млрд. долл., к настоящему времени КНР уже утвердила 72 734 проекта с привлечением капитала из Тайваня, и привлеченный капитал составил 44,25 млрд. долл. В 2005 году лидеры двух главных оппозиционных партий Тайваня (в том числе, лидер Гоминьдана Лянь Чжань) посетили с визитом КНР, где встречались с председателем КНР Ху Цзиньтао. Официальный Пекин расценивает этот факт как большой успех и прогресс в деле решения тайваньского вопроса.

Поддержала Китай и решение ООН в его пользу и Москва. "Российская Федерация выступает против независимости Тайваня в любой форме и признает существование только одного Китая", – заявил замглавы МИД России Александр Яковенко на встрече с послом КНР в России Лю Гучаном после отказа ООН. Точно так же официально выступила Белоруссия. И в Посольстве Китая в Украине надеются, что такой же позиции придерживается и официальный Киев, который, увы, никак не высказался по этому поводу. Видимо, в МИД Украины никакой команды из Вашингтона не поступало, а руководству Украины (Президенту, правительству и парламенту) не до того – они играются в досрочные выборы…

Тайвань же, с которым в настоящее время дипломатические отношения поддерживают лишь 24 страны и заявку которого в ООН подавали дипломатические союзники – Малави, Свазиленд и Соломоновы Острова, очень готовился к этому событию. У него свой взгляд на происходящее, и потому он не скрывал своего разочарования отказом. Глава МИД Тайваня Дэвид Ван заявил, что "резолюция от 1971 года должна быть пересмотрена, поскольку она не может решить проблему права граждан Тайваня на представительство и участие".

Это значит, что нынешние власти Тайваня будут продолжать в том же духе. В конце этого года на острове грядут парламентские выборы, а в марте будущего – президентские. Пришедшая к власти в 2000 году под лозунгами независимости острова ДПП не хочет иметь с Китаем ничего общего. Сейчас на Тайване целенаправленно переписывают учебники истории, меняют названия, убирают памятники, способные напомнить людям об их "общекитайском" прошлом, даже внедряется активное изучение тайваньского диалекта китайского языка. Президент Чэнь Шуйбянь жестко критикует оппонентов из Гоминьдана за политику объединения экономик, утверждая, что "единая китайская экономика выступает как ядовитая сахарная оболочка для политически единого Китая". Он даже предложил провести конституционную реформу, которая позволила бы избавиться от институтов и символов, доставшихся Тайваню в наследство еще со времен Сунь Ятсена – человека, который и провозгласил в 1912 году первую Китайскую Республику, правопреемником которой и считает себя Тайвань. Чтобы повысить шансы на победу, ДПП и ее кандидат в президенты Фрэнк Се хотят также совместить выборы с всетайваньским референдумом о вступлении острова в ООН. Под именем Тайвань. Мол, будет воля народа – не откажут.

Есть у Тайваня и сторонники в Европе. Представители двух крупнейших политических групп Европарламента – Альянса либералов и демократов Европы и группы Европейской народной партии и Европейских демократов – призвали ЕС поддержать заявку Тайваня на вступление в ООН, а не противостоять ей. Лидер Альянса либералов и демократов Европы Грэм Ватсон заявил, что референдум по вопросу вступления Тайваня в ООН – это "блестящая идея". По его мнению, спустя 20 лет после отмены на Тайване военного положения пришло время для участия Тайваня в жизни мирового сообщества. Он также напомнил, что Тайвань является 10-м крупнейшим торговым партнером Евросоюза в мире и 4-м в Азии. Европарламентарий от голландской Либеральной партии Джулс Маатен также отметил, что Тайвань является одной из самых свободных стран в Азии, которая имеет право стать полноценным членом мирового сообщества.

Однако вряд ли Тайваню будет сопутствовать успех. И дело даже не только в азиатском варианте "эффекта Косово", который после признания Тайваня самостоятельным государством может поднять волну аналогичных требований признания и от других непризнанных государств мира. Не отступится от своего Пекин. 14 марта 2005 года на ІІІ сессии Всекитайского совета народных представителей (ВСНП) 10-го созыва был принят закон о предотвращении раскола страны. В нем сказано: "В случае, если силы тайваньского сепаратизма под любым предлогом и в любой форме сделают реальным отделение Тайваня от Китая, или в случае, если произойдет серьезный инцидент, ведущий к такому отделению, или в случае, когда все возможности мирного воссоединения окажутся полностью исчерпанными, государство обязано прибегнуть к немирным способам и другим необходимым мерам для защиты государственного суверенитета и своей территориальной целостности". А в статье 2 закона написано: "В мире существует только один Китай. Единому Китаю принадлежат и материк, и Тайвань..."

Кто сейчас отважится бросить перчатку Китаю? И кто позволит это сделать другим?