Шалун Доминик

Международные донорские организации потрясают финансово-сексуальные скандалы. Не успели обыватели простить бывшему руководителю Мирового банка Полу Вулфовицу фантастически высокую зарплату его подруги Шахи Ризы, из-за чего он, собственно, и покинул должность, как возникли вопросы к новому главе Международного валютного фонда (МВФ) Доминику Стросс-Кану. Корреспондент Liberation Жан Катремер, написал, что главной проблемой Стросс-Кана является его "настойчивость" к женщинам. Впрочем, если сексуальные похождения будущего главы МВФ пока лишь пересказываются намеками, его коррупционные подвиги прочно вошли в европейскую историю…

Кандидатуру Стросс-Кана министры финансов 27 стран ЕС уже фактически одобрили на недавней встрече в Брюсселе. Это случилось после того, как Польша сняла кандидатуру своего бывшего премьер-министра Марека Белька. Кроме Белька, в списке европейских кандидатов фигурировали глава ЕБРР француз Жан Лемьер, глава Банка Италии Марио Драги, министр экономики Италии Томмазо Падоа-Сциоппа, бывший министр финансов Нидерландов Геррит Залм. Социалиста Доминика Стросс-Кана, ранее занимавшего пост министра финансов Франции, рекомендовал сам новый президент Франции Николя Саркози – его идейный "враг".

Согласно существующей между США и странами ЕС договоренности, МВФ традиционно возглавляют европейские экономисты, тогда как председателя Всемирного банка выбирают США. Вакансия в МВФ открылась после решения его нынешнего главы – испанца Родриго Рато – уйти в отставку уже в октябре этого года.

После отказа Польши претендовать на должность в МВФ, пресс-секретарь правительства Германии Торстен Альбиг заявил, что кандидатура господина Стросс-Кана может быть утверждена министрами финансов семи крупнейших стран ЕС уже на днях и, хотя решение не принято, это "прекрасная кандидатура" для ЕС.

При этом в официальных документах, распространенных среди европейских министров, говорилось, будто Доминик Стросс-Кан ушел со своего поста в связи с поражением на выборах социалистической партии, которую он представлял в правительстве Франции. На самом деле это не совсем так.

Причиной отставки Стросс-Кана стали два скандала. Первый разразился по следам публикации в газете "Монд", обвинившей Жака Ширака, бывшего в 1986 году премьер-министром, в причастности к вымогательству. Сама эта тема возникла после смерти малозаметного человечка Жана-Клода Мери – специалиста в области недвижимости и строительных работ, которого, тем не менее, знали многие бизнесмены и политики. Мери был "теневым казначеем" социалистов и занимался сбором "дани" для парижской мэрии и ее покровителей в правительстве. Методы сбора средств на партийные нужды, в частности в период избирательной кампании, использовались самые стандартные: выписка фиктивных счетов за несделанную работу, обложение специальной податью компаний, которым предоставлялись выгодные контракты, и т.д.

Начиная с 1994 года, у Жана-Клода Мери возникли крупные неприятности. "Откатным" механизмом заинтересовалось правосудие. Ряд действующих лиц масштабной схемы афер попал под следствие. Самому Мери пришлось провести в камере предварительного заключения пять с лишним месяцев. Но он держал язык за зубами. Несколько лет кряду следователь Эрик Хальфен пытался раскрутить всю эту историю, но не хватило доказательств.

Выйдя из тюрьмы, Жан-Клод узнал прискорбную новость о том, что смертельно болен раком, и обратился за финансовой помощью к своим бывшим боссам. Те отказались дать огромные деньги на его лечения. А собственные капиталы "казначея" уже разошлись на адвокатов.

Тогда он решил умереть "шумно". В мае 1996-го он записал с помощью Арно Хамелэна, в прошлом тележурналиста, а ныне владельца небольшой компании по производству кинотелематериалов "Сансет пресс", видеокассету, на которой подробно изложил (в именах и названиях фирм) все схемы коррупции в высших эшелонах власти. В частности – у своих бывших покровителей.

Кассета осталась на хранении у Арно Хамелэна, который дал ей ход только четыре года спустя – через несколько дней после смерти Мери. Но телеканалы отказались ее транслировать. Расшифровку откровений покойного решилась дать только "Монд".

Возникает вопрос: а при чем тут Доминик Стросс-Кан? Выяснилось, что видеокассета с последней исповедью мсье Мери хранилась не только у журналиста Арно Хамелэна, но и у… министра финансов Доминика Стросс-Кана. Каким образом видеокассета с обвинениями против Жака Ширака попала к тогдашнему министру финансов – загадка.

По версии французской печати, ее принес известный адвокат-хлопотун Ален Бело, на которого Жан-Клод Мери израсходовал почти все свое состояние. Злые языки утверждают, будто мэтр Бело попросил от министра в качестве гонорара снисходительности по отношению к кутюрье Карлу Лагерфельду. Знаковый кутюрье задолжал налоговому ведомству 300 млн. франков – заграничные заработки, которые он припрятал. И правительство поручило министерству финансов "слупить" с него эту сумму. Но внезапно цифра была уменьшена в шесть раз. Доминик Стросс-Кан объяснил это тем, что активы Лагерфельда меньше предъявленных ему финансовых претензий. На самом деле он простил кутюрье недоимку в обмен на кассету.

Зачем министру финансов понадобился компромат? Вопрос интересный. Вероятно, причина в том, что у него периодически возникали проблемы с руководством, он решил припрятать "бомбу" до лучших времен. Но по французским законам это является уголовным преступлением. Стросс-Кан обязан был информировать о содержании кассеты руководство и правоохранительные органы.

Но и это еще не все. Второй скандал, который "добил" карьеру Стросс-Кана, касается студенческой страховой кассы МНЕФ, объединяющей 700 тысяч членов и располагающей, соответственно, весьма значительными средствами. Обвинения, предъявленные ему несколько лет назад французской прокуратурой, были серьезными: хищения, мошенничество, оплата фиктивных работ.

Стросс-Кан уже после того, как стал министром в правительстве левой коалиции, незаконно консультировал МНЕФ в качестве адвоката, помог заключить крупную сделку (больше 20 млн. франков) и получил соответствующий гонорар 2 млн. франков. Сумма гонорара была чрезмерной по сравнению с проделанной им работой. Сам Стросс-Кан утверждает, что ему заплатили 600 тыс. франков, что не так уж и много, если консультации были регулярными и длились два года (во Франции хороший адвокат получает 2,5 тыс. франков в час). Следователи получили разрешение прокуратуры возбудить дополнительное дело – по подозрению министра в соучастии в подделке документов. Но дальше не продвинулись. Правда, на политической карьере Стросс-Кана была поставлена, как казалось, точка.

И вот он внезапно всплыл с подачи нового президента. Причем, всплыл (или взлетел) неожиданно высоко. Впрочем, сообщения в прессе о том, что те, кому приходилось сталкиваться со Стросс-Каном лично, подтверждают его репутацию донжуана, большого соблазнителя и эпикурейца, могут встревожить министров. Намеки, сделанные в ведущих СМИ, уже расшифровали "желтые" газетенки. Они сообщают, что мсье Доминик не пропускает ни одной привлекательной дамы, приставая к ним во всех, даже неподходящих местах. Известны случаи, когда он пытался вступить в сексуальный контакт с незнакомыми ему леди в лифте, комнате для курения известного отеля, регулярно проделывает он "шалости" и в собственном кабинете.

Как пишет журналист Катремер, МВФ – международная организация с англосаксонскими стандартами морали. Один неподходящий жест, одно неуместное замечание – и журналисты поднимут бурю. Колумнист предполагает, что сексуальный скандал может куда сильнее отразиться на репутации французской власти, рекомендовавшей Стросс-Кана в МВФ, чем финансовые аферы бывшего министра с МНЕФ и "шалости" с компроматной видеокассетой.