УГО: культурный шок

Накануне летних каникул президент Виктор Ющенко сделал своему главному телохранителю Валерию Гелетею два подарка. Во-первых, присвоил в порядке переаттестации воинское звание генерал-майора (крутое поощрение для бывшего милицейского опера). Во-вторых, назначил ему первого заместителя – Владимира Дахновского. Сегодня в Управлении государственной охраны состоялось его представление коллективу. Оба события вызвали у коренных "угошников" культурный шок.

Структура госохраны традиционно считается наиболее элитным спецподразделением в любой стране. Это неудивительно, поскольку государство доверяет им самое ценное – своих лидеров. Но как собака становится со временем похожа на хозяина, так и бывшая "девятка" менялась в зависимости от того, кто был при власти. После распада СССР Украине в наследство досталась нормально организованная система обеспечения безопасности первых лиц, укомплектованная умными, проницательными, прекрасно подготовленными специалистами. Первый президент Леонид Кравчук не стал ничего менять, потому что вообще не был склонен ни к каким радикальным действиям. Второй президент Леонид Кучма, поддавшись уговорам Юрия Дагаева и Георгия Кирпы, отдал УГО милицейскому генералу Валерию Строгому, который пришел в госохрану с должности начальника управления МВД во Львове, а до того – на Львовской железной дороге.

Строгий внес в элитарную кастовость УГО милицейские привычки. От мелкого лизоблюдства по отношению к начальству до кадровой неразборчивости и системы "любимчиков" и "нелюбимчиков". Тут я должен сделать небольшое отступление и рассказать одну презабавную историю. Крупный столичный бизнесмен как-то взял себе начальником охраны по блату бывшего замначальника УВД. В качестве главного по безопасности отставной генерал продемонстрировал полную профнепригодность, зато он быстро выучил вкусы гостей своего хозяина: что пьют, как любят сидеть в машине, что им нравится и что раздражает. Потом закорешился с бывшими коллегами, работающими у постоянных партнеров шефа, и всегда наперед знал, кто во что будет одет, какие имеет вкусы, виды и планы на отдых, у кого какая любовница. Кончилось тем, что бизнесмен перевел мента в… мажордомы, а начальником охраны нанял бывшего "девяточника". Теперь он совершенно уверен, что его рабочий кабинет не слушают, за детьми не следят, и что он не явится на званый ужин в футболке и джинсах, если его ждут в смокинге с бабочкой (об этом позаботится мажордом).

Эту историю я рассказал к тому, что милиционеры в УГО ведут себя примерно так же. Они угождают начальству, вместо того, чтобы толково его охранять. Леониду Кучме, как человеку давно, еще с днепропетровских времен, знакомому с правильной системой охраны, "милицейская баня", разведенная Строгим в УГО, не нравилась, но в стране были дела поважнее, интриги – посерьезнее, и он просто не обращал внимания на происходящее в недрах Управления. Строгий, как истинный милиционер, вскоре понял, что раздражает президента, и дипломатично старался лишний раз не мозолить ему глаза.

С избранием президентом Украины Виктора Ющенко встал вопрос замены руководства УГО, который после недолгих обсуждений был решен в стиле Виктора Андреевича. Руководителем ведомства стал многолетний личный охранник семьи – Петр Плюта, а шефом личной охраны – его второй номер – Павел Алешин.

Что можно сказать об этих назначениях? Охранники, которые долгие годы как няньки находятся возле своего подопечного, со временем воспринимаются почти как родственники, члены семьи, доверенные лица. Они играют с детьми, лечат, утешают, нянчат охраняемых лиц. И при этом превращаются в таких себе псов-компаньонов: часто приятных, добродушных, всегда готовых прийти на помощь, но совершенно не способных отдавать грамотные приказы.

Из такой когорты верных нянек – Плюта и Алешин. Многие журналисты долгие годы наблюдали их возле будущего главы государства. Да, Плюта нормальный, порядочный хлопец из села. Прапорщик. Этим все сказано. Говорят, назначение удивило его самого, и он довольно долго смущался, проводя совещания. Этим воспользовался один из его опытных замов и начал рулить УГО за спиной "прапорщика". Плюта со временем это понял, и, обжившись, начал оказывать жесткое сопротивление. Этим они и занимались. В структуру тем временем стали еще активнее, чем прежде набирать случайных людей, престиж УГО спустился почти на уровень плинтуса.

Но окончательно угробить Управление по силам лишь Гелетею и его друзьям. Вообще, я не устаю поражаться, наблюдая, как круто разошелся бывший тихоня-убоповец на новом месте. Создается впечатление, что поначалу Виктор Балога чуть ли не пинками выгонял своего земляка на публику – давать пресс-конференции. Потом "мальчиш-кибальчиш" явно вошел во вкус. Изменился его характер и манера поведения. Раньше он жил в условиях стереотипа "младшего по званию" (не секрет, что Гелетей не сам двигался по службе, ему помогали), а теперь выскочил на оперативный простор.

Знающие его не первый год люди крайне удивлены, как изменилась риторика Валерия Викторовича. "Все мои приказы выполнять беспрекословно!". "Мы возьмем Генпрокуратуру обратно!". Просто генерал Кутузов новейшего времени. Вообразил, что здание на Резницкой – оставленная французам Москва.

Шутки – шутками, но Гелетей уже не один. Создавая вокруг себя комфортную среду, он выкопал из недр УБОПа Владимира Дахновского – опера так называемого первого призыва. Тут снова нцжно сделать небольшое отступление и кое-кто что уточнить.

Юный Гелетей в 1990 году закончил Ивано-Франковскую специализированную среднюю школу милиции, в 1994-м – академию внутренних дел. С 1994 года по 10.2006 года проходил службу в управлении по борьбе с организованной преступностью ГУ МВД Украины в Киеве. В то время, когда он, удачно женившись, занимался ремонтом новой квартиры, воспитанием двух очаровательных детей и поддержанием собственной спортивной формы, периодически оказывая услуги богатым лохам по обнаружению псевдо-киллеров, "боевые муравьи" УБОПа вроде Володи Дахновского выполняли самую трудную полевую работу. Они кого-то прессовали, с кем-то решали вопросы, кому-то крутили руки и давали в "рыло". В общем, типичные опера невысокого уровня, яркие представители той категории людей, которую характеризуют фразой "сила есть – ума не надо".

Даже внешне Гелетей и Дахновский различаются как птица-канарейка и глыба-айсберг. Но крупный мрачный заместитель и его фотогеничный шеф не составляют тандем "хорошего и плохого следователя". Владимир Анатольевич, получивший под свое крыло самые лакомые куски УГО – оперативный, оперативно-технический, выездной и штабной отделы, – теоретически приглашен для укрепления именно оперативной составляющей Управления. Но собирать информацию о возможных намерениях напасть на президента, анализировать ее, отметая дезу, грамотно руководить расстановкой "невидимок" во время массовых мероприятий (выездной отдел) и т.д. – это не руки задержанным крутить. Опытные крымчане, ожидающие первого визита нового зама для осмотра правительственных дач, даже не увидев его, уже поняли: ревизор – полный профан в вопросах, которые будет курировать.

Мы умышленно опускаем многочисленные публикации относительно г-на Дахновского, связанные с его оперативным прошлым, хотя давняя статья ("Зеркало недели" за 1999 год) о том, как он с товарищем по службе прессовал тогдашнего директора Троещинского рынка, прекрасно бы проиллюстрировала сказанное выше. Дело не в персонах и не в их прошлом, а в том, что приход таких людей, как Дахновский и Гелетей, добивает УГО, превращая его из элитной спецслужбы с высокими стандартами и многолетними корпоративными традициями в какую-то заурядную охранную фирму, ориентированную на рэкет.

Говорят, когда старые "девяточники" читают высказывания Гелетея типа (цитата) "после инцидента в Генпрокуратуре я обратился к президенту с письмом, в котором четко спросил: что мне делать, если Цушко опять придет с "Беркутом": начинать стрелять, защищаться или что? В этом же письме я попросил обеспечить мне дополнительные силы: или это будет "Альфа", или внутренние войска. Я не исключаю, что моя просьба стала одним из маленьких оснований для последнего решения президента касательно внутренних войск", у них волосы становятся дыбом. Что тут поделаешь? Помните анекдот, "яка страна, такі й теракти”. То-то и оно...