Грани увольнения

1 апреля на сайте еженедельника "Грани плюс" появилось объявление о приостановке издания. Поначалу это показалось дежурной шуткой. Однако День смеха прошел, и газета в продажу действительно не поступила. Интернет-сайт проекта замер на несколько недель. Когда к концу апреля возобновилась работа "Граней" в Интернете, это была уже совсем другая газета. Полностью сменились и авторский коллектив, и руководство издания. Такой радикальной "зачистки" история отечественной журналистики, кажется, еще не знала.

О том, что произошло, – в разговоре с теперь уже бывшим главным редактором "Граней плюс" Валерием Зайцевым.

- Кто принимал решение об остановке выпуска газеты?

- Это как в детском анекдоте. "Кто разбил окно? – Мама. Но виноват папа. Он пригнулся, когда тарелка летела ему в голову". Мы были вынуждены остановить выпуск газеты, потому что не было принято никаких других решений.

- А попонятней можно?

- В конце марта нам объявили, что выход газеты в апреле и далее под вопросом…

- Кто объявил?

- Самолично Юрий Витальевич Луценко. Так вот, для решения вопроса был назначен специальный уполномоченный представитель инвесторов, который должен был совместно с нами обсудить ситуацию и принять окончательное решение. Однако обсуждения не получилось. Произошел бессмысленный разговор, беспрецедентный по тупости и хамству.

- Это эмоции.

- Несомненно. Но как иначе назвать монолог, в ходе которого нам было объявлено, что наша газета никуда не годится…

- Может быть, так оно и есть?

– Не мне судить. Но в данном случае аргументация была оскорбительно нелепой. Было сказано, что газета плохая, во-первых, потому что никак не поддерживает политика Луценко, а, во-вторых, потому что раньше она была "милицейская", а теперь стала "самооборонская". Дело даже не в том, что, по моему глубочайшему убеждению, и то, и другое, и третье совершенно несправедливо. Но как в одной голове могут сосуществовать эти два прямо противоположных тезиса?

Кстати, вы, как интернетчик, сумеете оценить еще один изящный аргумент господина "уполномоченного": дескать, сайт "Граней" находится на 34-й позиции рейтинга "Бигмира", в то время как сайт "Самообороны" – на 12-м! Замечание, что эти два сайта "номинируются" в разных категориях, было проигнорировано как несущественное. То есть человек некомпетентен настолько, что просто не знает, что в группе "политика", где рейтингуется "Самооборона", достаточно 300 посетителей, чтобы быть в первой десятке, в то время как в группе "СМИ и периодика" для этого мало и 10 000. Впрочем, вполне возможно, "уполномоченному" было безразлично, какие именно буквы произносить в ходе пресловутого "обсуждения".

- А кто это был?

- Некто Кирилл Борисович Куликов.

- Бывший начальник украинского Интерпола?

- Он.

- Он, кажется, утвержден в избирательном списке "Самообороны"?

- Под одиннадцатым номером. Но, как я уже сказал, обсуждение судьбы редакции с участием потенциального депутата оказалось бессмысленным, потому что абсолютно никаких решений уполномоченный так и не принял. Включая те, которые озвучивал он сам. Включая даже то, которое я с радостным воплем подержал от всей души, – уволить меня и директора Николая Фартушного…

И в остававшиеся до начала апреля дни никаких решений также не произошло. Нам пришлось приостановить выпуск газеты, потому что дальше необходимо было брать на себя новые обязательства – перед сотрудниками, перед авторами, перед типографией и т. д. А на редакции уже висели долги по марту…

- И после этого Луценко вас уволил…

- "Уволил" – какое-то неточное слово. Нас послали на ***.

- Буквально?

- Ну зачем же буквально. По сути. Если всю эту эпопею вербализировать, то получается: "Идите на ***. Я уполномочил его принимать все решения". На мой взгляд, такая постановка вопроса лишний раз подтверждает известное остроумие Юрия Витальевича.

- Лично с вами все более-менее понятно. Но зачем было полностью менять состав редакции? В "Гранях" работали не самые худшие в стране журналисты – Антон Крюков, Юрий Сандул, Андрей Лаврик…

- Вопрос к новому руководству. Но, похоже, у всех оказалось одно страшно отягчающее обстоятельство – личное знакомство со мной. Рассказывают, новый редакторат самым тщательным образом работал со списками авторов и сотрудников редакции. Приблизительно так. Спрашивают, к примеру: "А как "Грани" сотрудничали с выдающимся политологом Виктором Небоженко?" Им отвечают: "Ну, Небоженко – давний товарищ бывшего главного редактора Зайцева". И Небоженко вычеркивают. "А где замечательный художник "Граней" Олег Середа?" Отвечают: "По словам Середы, он два года терпел эту полупомаранчевую газету из-за Зайцева"… Ага. Меняем концепцию газеты. В обновленных "Гранях" не будет больше работ художника Середы… То есть, я оказался в роли условного Волан-де-Морта…

- Злого волшебника?

- Хуже. Просто-таки чудовища, даже имя которого произносить вслух запрещено.

- Вы не пробовали найти для проекта новых инвесторов?

- Собственно, и искать не потребовалось. Когда начались все эти странности и выход газеты был приостановлен, нам сделали совершенно конкретное предложение: выплатить долг (а это и зарплаты сотрудникам, и гонорары авторам, и задолженность типографии, и т.п.) и взять редакцию "под крыло". "Брэнд" и прочее были записаны на нас, так что с юридической точки зрения переход мог произойти автоматически….

- Ну и?..

- Видите ли, то, что с нами поступали, мягко скажем, некорректно, не означает, что и мы вправе вести себя таким же образом. Эту газету создал Юрий Луценко. И, как бы там ни было, он вправе принимать любые решения. Задолженности по газете были погашены, и мы просто встали и ушли. Никаких долгов, никаких обид, никаких взаимных обязательств. Искренне желаю удачи новому коллективу. А мы попытаемся построить что-то новое…

- Это возможно?

- Переговоры ведутся, а там посмотрим… Вы же помните старую шутку: "Что такое свобода? – Это когда тебя посылают на ***, а ты идешь, куда тебе нужно".

- Все-таки неясно, почему Луценко принял столь радикальное решение…

- Мне как-то забыли сообщить. Кроме тех "претензий", о которых я уже сказал: дескать, газета – "мерд" потому-то и поэтому. И было бы очень глупо терзаться "собачьим" вопросом: "За что?!". Крепостное право отменили полтора века назад, так что нет необходимости мучительно разгадывать потаенные думы "вождя" по выражению глаз или там по шевелению ушей и взмахам хвоста…

- Ходят слухи, что когда господина Луценко спрашивают, почему полностью сменилась редакция "Граней", он отвечает, что вся ваша команда, дескать, давно уже работала на несколько политических сил. А лично вы вообще еще в советские времена были завербованы…

- ЦРУ?

- То ли ЦРУ, то ли КГБ…

- Дивная картина, практически по Высоцкому: и ангелы ублюдки, как один, и сам Черток давно перевербован… До меня, конечно, доходили подобные слухи с различными вариациями. Но я не верю, что Луценко мог на самом деле говорить такую… такой бред.

- Даже в частных беседах?

- Особенно в частных беседах. Это же не митинг.

- А вы не задумывались – кто и зачем распространяет такие слухи?

- Нет, не задумывался. Я не особенно ломал себе голову даже над тем, почему Луценко избрал столь брутальный, чтобы не сказать – хамский, способ прекращения многолетнего сотрудничества.

- Но какие-то гипотезы у вас есть?

- Гипотез можно напридумывать вагон. Именно поэтому это совершенно бессмысленное занятие. В частности, я допускаю, что Юрий Витальевич с какого-то момента полностью утратил контроль над ситуацией даже в том, что касалось лично его и его дел. Он стал несвободен своих действиях.

- Что вы имеете в виду?

- Именно ситуацию в целом. Ведь "Самооборона" начиналась с жесткого позиционирования Луценко "над схваткой", над обоими лагерями. С констатации, что и "помаранчевые", и "бело-голубые" политики решают свои бизнес-проблемы, спекулируя на ими же поддерживаемом и провоцируемом расколе страны и народа. Однако менее чем за полгода позиции "Самообороны" и самого Луценко изменилось радикальным образом. Фактически он оказался вынужден отказаться от самостоятельной (и именно этим сильной) политической роли и смирился со статусом младшего партнера БЮТ и "Нашей Украины". В такой компании роль явно не слишком перспективная.

- Вы еще не отправляли своему бывшему другу СМС а-ля Бродский? Вроде: "Юра, тебе ***"?

- Нет. Во-первых, я не Бродский. Во всех смыслах. А, во-вторых, я вовсе не считаю, что для Луценко все однозначно мрачно. Он вообще очень, очень везучий.

- Что вы будете делать, если Юрий Витальевич когда-нибудь станет президентом Украины?

- Не знаю. Может быть, буду бороться против "антинародного режима Луценко" и выпускать полуподпольную газету "Грани минус".