Украинская идея с российским финалом

В последнее время на украинском рынке нефтепродуктов наблюдается тенденция повышения цен на топливо. На этот процесс влияют несколько факторов, в том числе и объективных, например, мировое повышение цены на нефть. На фоне бесперебойных поставок из крупнейших добывающих стран цены находятся на стабильно высоком уровне. Баррель нефти в конце позапрошлой недели преодолел отметку в $66,35, и на прошлой неделе среди основных игроков нефтерынка отслеживается тенденция на повышение.

Такая тенденция обусловлена несколькими причинами: ситуация в Иране, а также запасы бензина в США, которые снижаются 10 недель подряд. Мировой фактор является очень важным, поскольку украинский рынок реагирует на мировые изменения с полуторамесячным опозданием. А с даты перелома тенденции на международных нефтяных рынках прошло как раз полтора месяца. Еще одним из объективных факторов является повышенный спрос на топливо в период проведения посевных работ. Благодаря определенному насыщению рынка и практической реализации стабилизационного фонда нефтепродуктов Кабмину удалось минимизировать ставший привычным рост цен на топливо в период проведения посевных и уборочных кампаний. В то же время цены на бензин в рознице уже вплотную приблизились к границам ценового коридора, высчитываемого по формуле Минтопэнрего. Как оказалось, предпринятых мер для сглаживания сезонных пиков не достаточно. Планируя сформировать стабилизационный фонд нефтепродуктов, украинские чиновники говорили о целом комплексе необходимых мероприятий, среди которых закупка «Укртранснефтью» нефти или нефтепродуктов и передача украинскому нефтетранспортному монополисту госпредприятия «Укртранснефтепродукт», на мощностях которого и планировалось хранить топливо. Из всего комплекса сделан только первый шаг – «Укртранснефть» начала переработку нефти на Лисичанском НПЗ, закупила нефтепродукты и заявила об их хранении на коммерческих нефтебазах. Что же касается передачи «Укртранснефти» госпредприятия «Укртранснефтепродукт», то тут ситуация более чем анекдотическая. Еще в 2006 году украинские эксперты первыми заговорили об экономической целесообразности восстановления резервуарного парка и реабилитации нефтепродуктопроводов ГП «Укртранснефтепродукт» с последующей его передачей в управление «Укртранснефти». С тех пор прошло более чем пол года, а объединение так и не состоялось.

Оперативный менеджмент

Пока украинские власти медлят, россияне решили воспользоваться «украинской идеей» в своих целях. Как стало известно, несколько дней назад президент России Владимир Путин подписал указ "Об ОАО "Транснефть", согласно которому 100% акций АК "Транснефтепродукт" (аналог украинского госпредприятия «Укртранснефтопродукт») будут приватизированы путем внесения их в качестве вклада России в уставный капитал АК "Транснефть" (аналог украинского ОАО «Укртранснефть»). Таким образом, то, что украинское правительство только планировало сделать, россияне уже воплотили в жизнь.
Целесообразность объединения компаний со схожим видом деятельности для российских экспертов очевидна – прогнозируемое повышение эффективности работы трубопроводного транспорта страны. Именно поэтому, подготовив и согласовав все свои предложения по объединению, ведомства направили их в правительство, а то, в свою очередь, в администрацию президента, на что ушло всего лишь три месяца.
Приблизительно то же самое было сделано, но не доведено до конца и в Украине. Еще в декабре 2006 года «Укртранснефть» разработала детальное обоснование экономической целесообразности присоединения госпредприятия "Укртранснефтепродукт" и передала его в Министерство топлива и энергетики, откуда документ должен был быть направлен в профильные министерства и ведомства для изучения и подготовки решения на уровне Кабинета министров. Однако документ затерялся в пыльных кабинетах, и, похоже, что решение этого вопроса отложено на неопределенное время. Причин такому ходу событий можно назвать много, но остановимся лишь на нескольких из них.

Политический кризис

Первая причина, от которой зависит решение большинства существующих в украинской экономике проблем, – это политический кризис и подготовка к внеочередным выборам в Верховную Раду. После 2 апреля, когда президент Украины подписал указ о прекращении полномочий Верховной Рады и назначении внеочередных парламентских выборов на 27 мая, многие экономические процессы, зависимые от политической конъюнктуры, оказались замороженными из-за нестабильности государственной системы и политической неопределенности. В вопросе присоединения «Укртранснефтепродукта» к «Укртранснефти» политический кризис накладывает свой отпечаток, поскольку речь идет о необходимости проведения процедуры утверждения этого вопроса на уровне исполнительной и законодательной ветвей власти, что в сегодняшних условиях крайне проблематично. Однако «некомфортные» условия процедурного характера появились не так давно, а до апреля было достаточно времени, чтобы провести утверждение всех необходимых вопросов как через Кабмин, так и Верховную Раду. Поэтому остается загадкой, почему в течение всего этого времени руководство страны так и не предприняло необходимых мер для слияния двух госкомпаний.

Законотворчество

Еще одной причиной существенного торможения вопроса присоединения «Укртранснефтепродукта» к «Укртранснефти» является необдуманный и недальновидный шаг парламентариев, которые инициировали принятие закона «О внесении изменений в Закон Украины «О трубопроводном транспорте». Согласно этому законодательному акту, любые слияния, реорганизации либо передача в оперативное управление в нефтяной отрасли запрещается. Как говорится, хотели как лучше, а получилось как всегда. Если до принятия данного закона, решение о передаче ГП можно было принять на уровне Кабинета министров, то сейчас только лишь путем внесения соответствующих изменений в законодательство, что опять-таки в условиях сегодняшней политической нестабильности и перспективы досрочных выборов, не вселяет уверенности в скорейшем достижении положительного результата. А на этот неопределенный период времени любая хозяйственная деятельность «Укртранснефтепродукта» остается замороженной, поскольку для «старта» предприятия необходима серьезная поддержка, в том числе и финансовая. Вот и получается, что пока украинские лидеры в очередной раз занимаются переделом портфелей и полномочий, россияне – действуют и накапливают благодаря этому капитал.

Стабфонд

Тем временем ситуация на отечественном нефтяном рынке меняется. «Укртранснефть» уже заявила о практической стадии формирования стабилизационного фонда нефтепродуктов. Договор, подписанный с ТНК-ВР в марте 2007 года, предусматривает переработку в апреле 100 тыс. тонн нефти на Лисичанском НПЗ с возможностью ежегодной переработки 1,2 млн. тонн нефти. Как сообщил на пресс-конференции по этому случаю председатель правления ОАО «Укртранснефть» Игорь Кирюшин, пополнение стабилизационного фонда будет происходить ежемесячно и уже в ближайшее время объем нефтепродуктов в нем будет доведен до обещанных ранее 200-250 тыс. тонн. Кроме того, по словам Кирюшина, уже закуплено 10 тыс. тонн дизтоплива и завершается сделка еще по 76 тыс. тонн «дизеля» и 11 тыс. тонн бензина марки А-76. Эти объемы будут храниться на коммерческих нефтебазах.
Говоря о вопросе развития ГП «Укртранснефтепродукт», Кирюшин выразил заинтересованность в передаче этой компании под опеку «Укртранснефти». «Соответствующее решение должно быть принято Кабмином и Верховной Радой. Мощности «Укртранснефтепродукта» сейчас не позволяют хранить запас стабфонда, но это не означает, что мы отказываемся от самой идеи восстановления и развития предприятия. «Укртранснефть» заинтересована в восстановлении этого предприятия в экономически целесообразных масштабах, поскольку это является элементом долгосрочной стратегии нашей компании», – сказал он. Несколько позже, во время инвестиционного форума в Киеве в начале апреля Председатель правления трубопроводного монополиста уже назвал конкретные проекты в рамках восстановления «Укртранснефтепродукта». По словам топ-менеджера, восстановление будет заключаться в реабилитации существующих нефтебаз (вероятнее всего Лубенской и Кремечугской – ред.), присоединении или строительстве новых резервуарных мощностей, а также восстановлении нефтепродуктопроводов в пять этапов. Временные рамки, а также «цена вопроса» пока неизвестны. Однако эксперты уже сходятся во мнении, что хотя рассматриваемый проект не из дешевых, он представляется достаточно перспективным и экономически выгодным. Остается ответить на риторический вопрос: кто и что мешает госпредприятию зарабатывать для государственной казны деньги? Ведь при правильном менеджменте, понимании рынка и видении конечного результата, данный проект может сыграть важную роль как в укреплении национальной энергетической безопасности в целом, так и стабилизации ситуации на внутреннем рынке в частности. Реализовав этот проект, государство получит дополнительные транзитные мощности, а также заложит серьезный фундамент для формирования стратегического резерва нефти и нефтепродуктов, рассчитанного на 90 дней, который планируется создать до 2017 года.

Вот и получается, что россияне, которых мы так любим критиковать и осуждать, не теряют времени и предпринимают быстрые шаги для защиты национальной экономики, все больше проявляя «национальный эгоизм». Тот факт, что в Украине постепенным восстановлением существовавшей в советское время системы нефтепродуктообеспечения, которая необходима для повышения транзитного потенциала страны и развития ее нефтеперерабатывающей отрасли занимается нефтепроводный оператор «Укртранснефть» показывает, что украинские нефтепроводчики все больше понимают важность решительных действий по консолидации таких активов. Когда популистские дискуссии останутся позади и экономика требует решительных и неотложных действий для повышения конкурентоспособности, именно консолидация стратегических активов и повышение эффективности их управления является залогом дальнейшего развития отрасли и экономики в целом. Поэтому нашим лидерам вместо «революционных» лозунгов следовало бы быть более прагматичными и профессионально подойти к решению таких важных вопросов как развитие нефтетранспортной инфраструктуры, которая составляет одну из основ национальной энергетической безопасности.