Реванш вне правил, или Девять лет спустя

Удивительные дела происходят нынче в Украине. Сначала Верховный суд, а затем его младший Печерский "брат" внезапно отменили результаты приватизации… почти десятилетней давности. И отдали право собственности на акции "Одессаоблэнерго" компании, претендовавшей на них в конце 90-х годов. Нынешние владельцы, а также Фонд госимущества, иностранные компании в Украине и просто участники рынка пребывают в недоумении.

Опасный прецедент может породить цепную реакцию подобных пересмотров за всю историю приватизации: ведь ни один крупный конкурс не обходился без судебного разбирательства между участниками, и всегда оставались неудовлетворенные, жаждущие реванша…

Объективные реалии

В 1998 году "Одессаоблэнерго", поставляющее электроэнергию потребителям с 1910 года, было приватизировано. В конкурсе, на котором государство реализовывало 35-процентный пакет акций ОАО "Одессаоблэнерго", победила кипрская компания Overcon Enterprises Ltd, аффилированная с VS Energy International N.V. российского бизнесмена и политика Александра Бабакова. Однако результаты конкурса были оспорены другим участником — компанией FS Trading Ltd, близкой к группе "Финансы и кредит" Константина Жеваго. Впрочем, судебные тяжбы длились почти три года и завершились лишь в 2001 году победой кипрской компании. Как тогда казалось — окончательной.

В промежутке между 1998-м и 2001-м годами приватизированный пакет акций побывал и в управлении FS Trading Ltd. Однако результаты хозяйственной деятельности за то время никак нельзя назвать успешными. Жителям области этот период запомнился перманентным отключением электроэнергии. Для самой компании — балансированием на грани банкротства, растущими как на дрожжах долгами перед рынком и собственными сотрудниками, получавшими зарплату лишь изредка. В 1998 году "Одессаоблэнерго" рассчиталось с "Энергорынком" за купленную электроэнергию только на 50%. А задолженность перед "Энергорынком" спустя три года после прихода управленцев из FS Trading Ltd. превышала 1 млрд. грн. До 2001 года структуры, управлявшие компанией, практически не уделяли внимания вопросам развития и реконструкции электросетей, убытки исчислялись десятками миллионов гривен. Понадобились несколько лет и значительные инвестиции, чтобы выйти на положительный баланс.

Нынешние владельцы "Одессаоблэнерго" только в прошлом году вложили в развитие предприятия 84,8 млн. грн., из них 92% пошли на городские сети Одессы. Всего же с 2002 года в ОАО были инвестированы сотни миллионов гривен, зарплата работников выросла в пять раз. В 2007 году в "Одессаоблэнерго" планируется направить еще 144 млн. грн., в том числе 84 млн. — на сети Одессы и 50 млн. — на сооружение линий Арцыз-Болград в русле политики правительства по сокращению зависимости от импортируемой электроэнергии. Эти инвестиции не включают средства, которые предполагается направить на строительство двух парогазовых станций, на что понадобится около $500 млн.

Проекты строительства парогазовых станций в городах Одесса и Измаил, мощностью 360 и 240 МВт соответственно, "Одессаоблэнерго" и ее собственники презентовали 17 ноября 2006 года. Их важность в том, что, как сказано выше, техническое состояние существующих энергогенерирующих мощностей тяжелое. На Одесской ТЭЦ износ оборудования составляет более 90% (наивысший показатель в Украине). Строительство предполагается начать в IV квартале 2007 года и завершить через два года после его начала. Срок эксплуатации оборудования обеих станций должен составить 25 лет. Сейчас вопрос о том, будет ли в Украине станция, построенная с учетом последних европейских разработок, остается открытым, поскольку финансирование строительства частично зависело от судьбы допэмиссии на "Одессаоблэнерго", инициированной нынешними владельцами компании.

По нашим данным, сейчас собственники 55,36% (именно столько на сегодняшний день принадлежит VS Energy International N.V. и аффилированным с ней структурам) ведут переговоры с госорганами о том, чтобы в результате допэмиссии у государства остался блокирующий пакет акций. Замораживание же проекта создания парогазовых станций в свою очередь означает, что Одесская область, которая по территории даже больше, чем Молдова, так и останется, по сути, без собственной генерации.

Эмоциональный момент

Небольшое отступление от темы. Один мой приятель, который побывал в Испании, рассказал, что там запрещена приватизация прибрежной полосы, и пока там не появились "новые украинцы", никто не решался нарушать это правило. Но наши люди умеют договариваться не только в отечественных судах, но и с мэрами испанских городков, и вскоре на побережье выросли виллы, захватившие и "запретную зону". После каждой такой новостройки очередного мэра снимали с должности, в прессе разгорался скандал, но построенные с нарушением виллы никто не сносит. "Как же их можно тронуть? Это же частная собственность", — говорят испанцы.

Эту историю я рассказал не случайно: ни в одной цивилизованной стране отъем собственности ни в пользу государства, ни в пользу другого участника рынка не считается нормальным явлением. И это дает гражданам государства уверенность в своем настоящем и будущем дне. В Украине, совершенно легально покупая любую собственность, вы не можете быть уверены в том, что ее когда-нибудь не отберут. Ситуацию с "Одессаоблэнерго" можно сравнить с квартирной аферой, когда человек приобретает жилье, вселяется туда, делает дорогостоящий ремонт, заводит семью, а спустя годы приходит неизвестный и говорит: "Мужик, я тут 25 лет назад судился за твою квартиру, и по вновь открывшимся обстоятельствам оказался прав, поэтому выселяйся". Я не случайно упомянул слово "афера". Поскольку такие внезапные пересмотры судебных решений (многие годы спустя) обычно связаны с попыткой продать отсуженную собственность.

Это логично и в отношении облэнерго. В деловой прессе уже появились сообщения, что сейчас пакет акций стоит гораздо больше, чем инвесторы заплатили 9 лет назад. Таким образом, коммерческая структура, "отыгравшая" пакет, имеет шанс заработать безумные деньги на банальной перепродаже акций, внезапным собственником которых она стала. При этом государство от такой сделки не получит ничего, а нынешний собственник вернет лишь незначительную часть вложенных инвестиций. Т. е. неординарное судебное решение может иметь очень непростую подоплеку и защищать интересы целого ряда скрытых от публики лиц. Поэтому, чтобы не превращать ситуацию вокруг такого стратегического объекта, как "Одессаоблэнерго", в приключенческий сериал, лучше сохранить статус-кво и больше не возвращаться к данной теме.

Анна Чередниченко
экономист Международного центра перспективных исследований:

— Понятно, что любая реприватизация плохо отражается на инвестиционном климате в Украине. Кроме того, за все эти годы в предприятие были вложены инвестиции. К тому же стоимость бизнеса как такового в Украине выросла за эти годы как минимум в несколько раз, потому что произошел существенный экономический подъем. Даже совершенно одинаковые предприятия имели бы совсем разные цены в стагнирующей украинской экономике 90-х и быстро растущей 2007 года. Поэтому, на мой взгляд, передача таких предприятий другим собственникам не совсем справедлива.

Николай Онищук
Первый заместитель председателя Комитета Верховной Рады по вопросам правосудия:

— Срок исковой давности по Гражданскому кодексу — 10 лет. Это означает, что если не будет принят специальный закон о сокращенных сроках исковой давности для отношений приватизации собственности, то такие рецидивы, когда суды по заявлениям заинтересованных сторон принимают решения о пересмотре итогов приватизации, могут продолжаться. Поэтому нужно, чтобы был установлен сокращенный срок исковой давности для споров о приватизации объектов государственной и коммунальной собственности. Например, до 3 лет.

К сожалению, нельзя исключать и того, что внезапно возникшее желание проигравшей стороны пересмотреть конкурс является проявлением рейдерства. Также не способствует развитию отношений собственности то, что инициатором пересмотра результатов приватизации часто выступает государство. Ведь именно государство, в лице уполномоченного органа, продавало эти объекты. На самом деле единственный случай, когда такое гипотетически возможно, это если государство преследует в уголовном порядке чиновника за злоупотребление служебным положением.

У нас же стала обычной практика, когда априори считается, что какой-то орган действовал вопреки интересам государства. Все это не соответствует либеральным ценностям, которые декларирует украинское государство, в частности, что собственность является священной.