Николай Азаров: мы будем нормальной европейской страной

Сейчас Украина замерла в напряжении, ожидая новых решений правительства в области как жилищно-коммунальных услуг, так и в социальной политике в целом. Будет ли повышение зарплаты? Чем закончится конфликт между правительством и президентом? Сможет ли Кабмин удержать инфляцию? Об этом в прямом эфире "Радио-Эра" FM рассказал первый вице-премьер-министр Украины, министр финансов, Николай Азаров.

Сейчас правительство обвиняют в том, что у него нет программы. Почему все стратегии не закреплены в соответствующем документе?

Программа, конечно, есть. Мы ее начали разрабатывать сразу, когда пришли. К сожалению, ситуация в стране тогда была критическая, и нам приходится до сих пор решать проблемы, оставленные предыдущим правительством. Например, представьте себе, 1 января 2006 года изменилась цена на газ, однако все потребители газа продолжали получать его по старым ценам до 8 июля. Правительство не принимало необходимых решений, которые бы позволяли пересмотреть цены на газ для частных предприятий. В результате компания "Нефтегаз" понесла громадные убытки и накопила громадные долги перед Россией. С этой проблемой мы столкнулись, и нам пришлось ее решать. Сейчас нас упрекают в повышении стоимости тарифов на коммунальные услуги. Но я напомню: правительство Януковича не принимало подобных решений. Все решения были приняты до нас. И мы были вынуждены расхлебывать то, что заварили правительства наших предшественников. Тимошенко, которая сорвала соглашение с Россией, и Еханурова, который не взял на себя решительность принять необходимые меры. То есть, фактически, ситуация была кризисной. И за все те осенние месяцы нам удалось ее стабилизировать. Мы приняли пустой бюджет – в 1 млрд. гривен, а сейчас он составляет 11 млрд. гривен. Это позволяет сказать, что все решения правительства базируются на твердой финансовой основе. Поэтому мы, разрабатывая программу, прежде всего нацеливались на выход из кризиса.

То есть вы говорите, что тогда программа принималась бы преждевременно? Вы боялись, что она не пройдет в Верховной Раде?

Нет, мы абсолютно никого и ничего не боялись, как и сейчас не боимся. Речь шла о другом. Вот, скажем, закладываем ориентиры инфляции на этот год в 7,5%. Возможно ли это реализовать? Президент, например, сказал, что невозможно. Вот как я, будучи обывателем, который не следит за экономикой, оценил бы это высказывание президента? Если инфляция будет большой, так мне, наверное, надо создавать запасы каких-то товаров, продуктов и так далее. То есть, по сути дела, такое заявление президента – это сигнал к дестабилизации государства. А мы говорили: "Нет! Мы удержим инфляцию на уровне 7,5%, максимум 8%". Это требует от правительства колоссальных усилий и колоссальной работы. Я привел только один пример, связанный с прогнозируемостью наших экономических показателей, а мог бы говорить и о других примерах.

Когда можно будет увидеть Программу деятельности правительства в Верховной Раде? И планируете ли вы вообще ее представлять?

Я думаю, программа будет представлена в течение марта в Верховной Раде, как мы, собственно говоря, и планировали. И никакие напоминания не нужны, потому что у нас есть результаты января, это стартовый месяц года. Нам ясно, как мы стартовали. Сейчас у нас будут результаты февраля. То есть мы уже выработали траекторию экономического и социального развития Украины на все последующие годы. Нам сейчас абсолютно ясно, какие параметры экономическо-социального развития закладывать в эту программу.

А что делать – мы презентовали еще в феврале 2006 года. Сейчас нужно было только опереться на реальные показатели рынка. Мы не говорим, что мы вот сейчас примем такие вот решения, и всем станет хорошо. Слишком много натворили эти "оранжевые деятели". Но мы обязательно это поправим.

Президент Виктор Ющенко подал в Раду законопроект о повышении зарплат и пенсий. После этого правительство сделало соответствующее заявление о повышении зарплат и пенсий. Разве это не парадокс, когда правительство защищает свои функции и обязанности?

Вы знаете, это самый настоящий пиар. И это не дело президента с точки зрения Конституции и законодательства. И ему не нужно было этого делать, потому что это было установлено 22 декабря 2006 года ВРУ, то есть, Антикризисной коалицией. Именно она приняла решение и обязала правительство пересмотреть параметры минимальной зарплаты и прожиточного минимума по итогам первого квартала. Поэтому президенту не надо было подавать этот законопроект. Более того, президент не руководит экономикой и не занимается экономикой. В его Секретариате отсутствует структура, которая реально знает о ситуации на местах.

Вы считаете, что нынешнее понижение тарифов в регионах необоснованно?

Я считаю, что прежде всего нужно не заниматься популизмом, а подходить обоснованно. Если у нас стоимость газа выросла в три раза, а процент стоимости газа в стоимости жилищно-коммунальных услуг – 60%, не надо быть большим математиком, чтобы 0,6 умножить на три и получить 1,8. Значит, если тарифы увеличить в 1,9 раза, это компенсирует ту стоимость увеличения газа. Вот и все. А у нас за это время выросла заработная плата, за это время выросла электроэнергия, и другие составляющие тарифов. Поэтому я выступаю за то, и по Киеву правительство, в частности, выступает за то, что там, где необоснованно повышено, надо снижать.

А по вашим оценкам, сколько таких "необоснованно повышенных регионов"?

Ну, мне трудно сказать, потому что сейчас работает госкомиссия, она проверяет абсолютно все районы. Госкомиссия, а не просто какая-то дама, которая приезжает, говорит, мол, надо снижать, и депутаты из ее фракции послушно голосуют за это решение. А потом органы власти просят у правительства дотации. А что это означает? Это означает, что мы вынуждены будем у других областей забирать эти деньги и отдавать, чтобы эти люди не остались без света, без газа, и так далее. Нельзя строить политику на популистских решениях.

Люди говорят, что они не могут платить по таким тарифам. Это означает, что у них не хватает средств?

Мы понимаем, что основной удар пришелся на среднеоплачиваемые семьи. Там, где доходы выше, но эти доходы еще недостаточны, чтобы оплатить возросшую стоимость коммунальных услуг. Что мы определили, как базовый критерий? Это же мы осенью еще сделали, и в бюджете заложили соответствующий ресурс. Для всех неработающих – не более 15% оплата стоимости коммунальных услуг составляет от общего дохода. Для всех остальных – не больше 20%. Если доход больше двух тысяч, стоимость услуг ЖКХ составляет около 400 гривен. Максимальная стоимость, которую наши люди должны платить. Разница, если человек платил раньше 150 гривен, а сейчас приходится платить 400 – это большой удар по среднеоплачиваемым семьям. Мы понимаем, что эти 200 гривен – это потеря для наших людей. Но мы задаем вопрос: что делать? Не платить? Или кто-то должен решать эту проблему? Мы говорим, что решим. В течение года наши среднеоплачиваемые категории граждан получат прибавку к зарплате, превышающую повышенную стоимость коммунальных услуг. То есть в течение года мы скомпенсируем это. Первого апреля будет первое повышение, первого июля – второе повышение, и первого октября – третье повышение. Все зависит от того, насколько экономика дает нам возможность финансировать эти затраты.

Говорят, что в стране отсутствует единая методика ценообразования на услуги ЖКХ. Это правда?

Это действительно так, потому что законом дано право местным администрациям устанавливать тарифы, и вот сейчас звучит предложение передать право регулирования тарифов НКРЭ. Абсурдное предложение. Потому что в одном городе у нас услуги по газу осуществляются на котлах 1918 года производства, в другом – современное оборудование. То есть настолько многообразие условий, оценить которые и установить одну цену невозможно. Мы можем устанавливать нормы рентабельности. Например, 5% прибыли. Не 0%, потому что нужно менять оборудование. Сейчас планируется реформирование ЖКХ.

Когда завершится дискуссия между правительством и президентом?

Мы многократно говорили Виктору Андреевичу, что президент должен регулярно встречаться с правительством. Не слушать своих советников, а регулярно заслушивать доклады правительства, отдельных министров по наиболее злободневным темам. То есть он должен жить теми темами, которые стоят перед правительством и страной. За все это время не было ни одной встречи президента с правительством.

Вы понимаете, обществу это неинтересно…

Конечно. Но вы спрашиваете, откуда эта проблема. Такая дискуссия велась и пять лет назад, только не публично. Но тогда велась нормальная работа. И ничего не выносилось на публику. А вот у нас сейчас – театральная сцена. Людей отвлекают от того, что им нужно. Подъем зарплаты, пенсий.

А инфляция и тарифы?

Никто не может нас упрекнуть в нестабильности. Цены на многие продукты стабилизировались, а инфляция, в которой нас упрекают – это и есть рост тарифов на ЖКХ. Мы держим цены, например, на продукты питания на абсолютно стабильном уровне. Вот, говорят, правительство не проконтролировало подъем цен на промышленные товары. Но никто не говорит, что цены повысились при выработке электроэнергии, при выработке горячей воды, то есть, там, где абсолютно прогнозировано сказалось повышение цен на газ. Я подчеркиваю: в 2007 году – уровень инфляции удерживается на уровне 8%, в 2008 году он снизится до 5%, и в 2009 году мы выйдем на 3%. Мы будем нормальной европейской страной.

Ющенко собирается применять вето. Ожидаются трудности?

Мы не боимся никаких трудностей, и мы надеемся, что у Виктора Андреевича эмоции сейчас отойдут, потому что мы понимаем, что это эмоции скорее всего. А на первый план выйдет понимание того, что тактика вставлять палки в колеса правительству – это, прежде всего, вставлять палки в колеса своей экономике и народу. Я не верю в то, что президент сознательно пойдет на ветирование всех законов от правительства. Я даже твердо уверен, что такого никогда не будет. Мы найдем общий язык с президентом. Нас объединяет больше, чем разъединяет.