Огрызки президентских дум

Президенту Украины Виктору Ющенко не позавидуешь. Еще полтора-два года назад был таким крутым «интер-перцем» – все его встречали, привечали, медальки на грудь вешали, слушали пространные речи внимательно, «демократом» искренне обзывали. А теперь? Тоже встречают: куда же денешься – президент все-таки. Но вот медальки на нем, герое «помаранчевой» революции (!!!), уже экономят, слушают невнимательно, а если и слушают, то, скорее, из вежливости. Потому что сказать-то ему и нечего. Все, сик транзит глория мунди. Но есть и другая правда: сказанное президентом Украины можно и – это главное – нужно делить на сто…

Всю эту печальную картину можно было наблюдать на международной встрече по вопросам безопасности в Мюнхене, куда Ющенко тоже отправился, перед этим, наконец, встретившись с федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель. Согласилась-таки. А то ведь в прошлый раз, когда ломанулся в Германию без предупреждения, за очередной медалькой, даже не глянула в его сторону – пошла в кино любоваться своими футболистами вместо того, чтобы ему уделить минуточку – было бы что в Безрадичах мужикам рассказать, то да се…

Короче, тяжкая дума лежала на челе украинского президента. Он вообще-то всегда у нас задумчив, когда на него телекамеры направлены или когда не понимает, о чем речь ведут вокруг умные люди на "вражеских" языках. Но в Мюнхене тяжесть дум была усилена еще и безысходностью…

Впрочем, реконструировать ход президентских мыслей хоть и чрезвычайно трудно (по причине их расплывчатой возвышенности на грани заумности), но можно. Первая – о природе европейцев. "Странные они вообще, эти европейцы. За власть, как вошь за кожух, не держатся, полномочий им всем хватает, не борются за них – говорят: в конституции так обозначено. Да кто ж из приличных людей эти конституции читает!? Они же не для того писаны – для простых лохов из народа, а не для президентов. Или у них, в Европе, все-таки читают? И следуют им!? Это вообще капец – как же так можно править? Это же работать надо по правилам! И вообще – работать. А тут приезжаешь где-то к полудню в секретариат, спрашиваешь – чем бы сегодня заняться, а в ответ – тишина: не ждали сволочи так рано…"

Вторая – о собственной власти. "Нет, оно, конечно, и можно было бы поработать – приходят такие мысли, что греха таить, приходят. Ведь полтора года после революции и морозов на Майдане ничего не делал, почивал на лаврах. Но оказалось, что одно дело – быть премьером, когда за тобой стоит президент, который понимает, что ему надо, и может всех построить. И другое – когда тебе самому надо стать за чьей-то спиной и помогать. И рад бы помочь, если бы понимал – в чем! А так парадокс получается: не руководишь страной – она развивается нормально. Благо дело – народ научился выживать самостоятельно. Начинаешь руководить – палки в колеса ставят, говорят: не в свое вторгаешься. А как не в свое, когда у царя все – его. Так, говорят, не царь ты, а всего лишь президент. И зачем тогда корячился на Майдане?.."

Третья – о друзьях и соратниках. "Это такие, как оказалось, жадные скоты! Дал же им страну на откуп – грабьте, дерибаньте, но делитесь! И что-то, конечно, подкидывали, но ведь себе-то гребли немеряно. И хотели еще больше. Как сказал этот сириец Харес Юсеф, который помогал в Австрии лечиться и на которого по полной накатили "любі друзі": "Причиной наката против меня была не только ревность. Заказчики хотели закрыть Ющенко от внешнего мира, добившись лоббирования своих интересов в бизнесе. А мое появление рядом было невыгодно, потому что я не принадлежу ни к одной бизнес-группе, которые чего-то хотят от Ющенко. У них были цели: "Этот бизнес надо разделить, этот – разрушить…" У них были определенные планы, и Ющенко даже не догадывался, что происходило в его администрации, какие обсуждались схемы передела собственности. Они Ющенко видели не как лидера, а только как инструмент. Как жадные собаки, "давайте все жрать, все забирать, всех разорвать!". И где они сейчас? Ющенко не должен был ни одного из "любих друзів" допускать в кабинеты. Он должен был прийти один и набрать команду". Прав он, конечно, не надо было никого допускать. Но ведь не отставали же, все талдычили: мы в тебя вложились – давай расплачивайся. Ну не свое же им отдавать?! Пришлось закрыть на все глаза. А люди все видели. И теперь нате – и рейтинг ниже городской канализации, и "любі друзі" разбежались кто куда. А меня, как правильно заметил сириец, выбросили, как инструмент. Использованный, за ненадобностью…"

Четвертая – о Тимошенко. "А эта, эта!!! Прет, как танк, ничем ее не остановишь. Попер я ее с премьеров, чтобы не зарывалась, попытался опустить ниже плинтуса по всем заграницам, рассказывая, что если бы она не стояла рядом с ним на Майдане, то не было бы ее вообще. И ведь сначала верили. А сейчас! Приходится подписывать с ней всякие документы о сотрудничестве – не так страшно. А то ведь совсем к Януковичу уйдет. Тогда совсем плохо будет – до конца срока не дадут досидеть. Но вместо того, чтобы снова – хоть для публики – демонстрировать единство, так еще и дразнится. Говорит: Огрызко как министр иностранных дел – это хорошо, фамилия хорошая, точная – очень точно показывает, сколько полномочий у президента осталось. Еще и извиняется потом, мол, не надо обыгрывать фамилию. Но ведь сказала, сказала-то. И так удачно получилось: правду сказала – обгрызли полномочия по самое никуда…"

Пятая – о сопернике. "Янукович – тот еще гусь. Воспрянул из пепла после выборов, как этот, как его, Феникс. Кто такой Феникс, я, конечно, не совсем знаю – у нас, в Хоружевке и в Безрадичах, такие не водятся. Но, видимо, мерзость какая-то, раз в огне не горит и в воде не тонет. Это же надо – так у Януковича получилось выборы выиграть, Мороза сманить, коалицию сварганить, премьером стать и с Тимошенко договориться. И ведь будут с ним договариваться, будут – всем им, сволочам заграничным, стабильность нужна. Вот и приходится даже здесь, в Европе, рассказывать, что вектор внешней политики у нас с Януковичем один – консенсусный, евроатлантический. Слава Богу, хоть сказал об этом красиво: "В Украине достигнут политический консенсус относительно стратегических целей развития. Украина ставит цель стать полноправной частью всей общеевропейской системы безопасности. Мы последовательно продолжаем европейский и евроатлантический интеграционный курс. И наш выбор – необратим. Уверен, что мы достигнем успеха". Одно плохо – приходится евроинтеграционной славой с Януковичем делиться. Раньше сам был и символом, и олицетворением "европейского выбора Украины". Но то раньше было. А сейчас не упомянешь Януковича – себе же дороже, сам все возьмет и везде свое имя застолбит. Нет, в Европу он, конечно, не интегрируется. Ни со мной, ни без меня – кто там Украину ждет? Но ведь приятно, когда тебя хоть на словах за демократа прогрессивного держат…"

Шестая – о Путине. "И как так у него получается: американцев костерит и не боится? Тут слово корявое даже шепотом в их сторону сказать боязно – сразу напомнят, как президентом делали и Майдан содержали. А этот свободно говорит, что однополярный мир – это плохо, а американцы – дураки, мол, ибо думают, что это хорошо. Но что поделаешь, если мы от российских энергоносителей зависим. И хорошо же было: сделали эту "РосУкрЭнерго", дерибанили потихоньку, всем хватало. А потом все осмелели, гвалт подняли. Но русские те быстро вывели своих учредителей на свет – чего или кого им бояться? А мне ведь приходится крутиться: и американцы против, и Юля донимает, грозиться вывести на чистую воду, и Янукович своей доли требует. А Путин какой! Договорились с ним по тихому украинскую "трубу" пристроить, а он возьми да и брякни на пресс-конференции, что, дескать, украинцы вышли с революционным предложением – обменять трубу на доступ к добыче газа. Еще и издевается – говорит так с издевкой и ухмылочкой: "как всегда, революционными". А как же иначе? Хорошо хоть Тимошенко нужно было на Януковича наехать, и она вину за закулисные переговоры тактически с президента на премьера и правительство перевела. А то пришлось бы оправдываться, почему западным инвесторам не отдал, а русским – пожалуйста. Ну как им, европейцам этим, объяснить, что по теневым схемам с русскими работать проще. Раздерибанили наворованное – и все. А у них там, в Европах, прозрачность подавай. Слава Богу, хоть слово хорошее выучил – транспарентность: скажешь его – и порядок. А если к месту скажешь, то и вообще умным прослыть можно. Да и Путин вроде сейчас немножко смягчился: его мидовцы уже не травят Огрызко, которого я сунул на место этого Тарасюка. Вон советник-посланник посольства России в Украине Всеволод Лоскутов говорит, что ждут Огрызко в Москве 27 февраля для участия в заседании комиссии по вопросам Черноморского флота России. А ведь Огрызко – это такой же му.., извините, патриот, как и его предшественник Тарасюк! Того мордой по паркету таскали, как у нас в Хоружевке жена мужа-пьяницу, а он все кричал: дескать, не хочу в отставку, евроинтеграция – в опасности, президенту хочу служить до конца. Причем тут президент, если меня самого прижали в углу и продыхнуть не дают?.. А еще ведь не унимается, говорит, что надежда видеть Огрызко министром еще не умерла. Хоть бы помолчал, что ли, не дразнил донецких гусей. И как теперь этого Огрызко (вот Бог наградил человека фамилией, так наградил!) в министры протолкнуть? Может, согласие Москвы видеть у себя Огрызко и на Януковича повлияет, и скажет он своей коалиции, чтобы голосовала "за"? А если не скажет?.."

…Вот такие мысли можно было прочитать на лице украинского президента в Мюнхене. И надежды президента на то, что Россия лояльно отнесется к назначению нового министра иностранных дел Украины, могут так и остаться только надеждами. Объявление Петра Порошенко персоной нон-грата в России – это ведь может быть только первой ласточкой. И кому теперь вести переговоры в Москве о том, что Ющенко – это еще не окончательно списанная фигура украинского политикума? Ведь не Тарасюку же с Огрызко на самом-то деле – их самих могут попросить дальше Хутора Михайловского нос не совать. Вот глава МИД Украины получится, так получится, если в Россию невъездным будет!

Я, конечно, не уверен, что Виктор Андреевич именно так думал. Но ход его мыслей понятен. Ни Россия уже не видит в нем надежного и дееспособного партнера, ни Европа, ни даже США. Что тут еще думать остается? Ну а уж как изгаляется над бедным президентом лидер БЮТ Тимошенко внутри страны, так это просто любо-дорого глядеть: все припомнила обиженная женщина. И не выжала из него разве что согласие отказаться от власти в ее пользу.

И все это было бы смешно и даже забавно, если бы, как всегда, не вечное украинское "но". У страны по-прежнему нет ни внятной внутренней и внешней политики, ни партнеров, которые не то что доверяли бы украинским властям, а хотя бы понимали, что те хотят…