Помнить о Мумбо-Юмбо

С началом всеобщей независимости в начале 90-х все высшие руководители в одночасье стали жутко набожными. До сих пор помню изумление старших, когда по телеку показывали вчерашних компартийных деятелей, крестившихся с напряженными лицами. Со временем показная религиозность как-то поутихла, но негласно очень популярными стали вспомоществования на строительство православных храмов, которые полезли как грибы.

Один прокурор не просто храм – целый православный телеканал открыл. А один премьер-министр – Лавру. Только придумать, как помирить Московский и Киевский патриархат Украинской православной церкви, так никто и не смог. И, наконец, за дело взялся Виктор Андреевич Ющенко…

На прошлой неделе глава нашего государства сделал еще один шаг к примирению нации: провел встречу с патриархом Филаретом и епископатом Украинской православной церкви Киевского патриархата. Говорили о консолидации. Чтобы о ней помышляла не только власть светская, но власть духовная. По мнению Ющенко, неприязнь и давний конфликт между двумя патриархатами должны быть разрешены через создание Украинской поместной православной церкви. Вообще для единства это очень полезно.

"Я не сомневаюсь, быть или не быть Украинской поместной православной церкви. Независимое государство нуждается в поместной церкви", – цитирует слова президента пресс-служба. Первые инициативы в этом вопросе, считает Ющенко, должны быть направлены на усиление уровня доверия между церквями, для чего им следует "предложить политику сосуществования в уважении друг к другу". Найти переговорный формат. Установить мораторий на плохие слова в адрес друг друга.

"Я готов обратиться к Синодам УПЦ и УПЦ КП с предложением создать совместную богословскую комиссию с участием, например, трех епископов и двух священников с каждой стороны для рассмотрения наболевших вопросов", – отметил глава государства. А поможет им в этом "группа специалистов" из Секретариата президента, которая как раз работает над проблемами формирования диалога в межцерковной среде. В этом месте замглавы Секретариата Иван Васюнык, присутствовавший на встрече, наверняка удовлетворенно улыбнулся.

И что самое главное, Виктор Ющенко убежден в необходимости создания новой культуры государственно-церковных отношений с тем, чтобы выйти "на высокий уровень настоящего взаимодополняющего партнерства". Он призвал епископат УПЦ КП приобщиться к законодательной деятельности. "На мой взгляд, в ближайшее время предстоит утверждение концепции государственно-церковных отношений, которая законодательно закрепит наши взаимоотношения и наше сотрудничество", – сказал он. По словам главы государства, некоторые наработки уже сделаны и состоялось обсуждение проекта концепции на уровне отдельных церквей и общественных институтов.

Еще участники встречи поговорили о земле и имуществе, но подробности этой очень интересной части беседы остались вне поля зрения общественности. Ну да ладно. Того, что есть, вполне хватает для размышлений. Справедливости ради отметим, что идея Украинской поместной церкви не нова. Но, по словам патриарха Филарета, то были сплошные декларации, и только Ющенко перешел от слов к делу. Создание церкви – это, пожалуй, можно назвать делом всей жизни. Хотя статья 35 Конституции Украины утверждает, что церковь и религиозные организации в Украине отделены от государства.

Но президент хочет сотрудничества. Причем, как и положено правильной политической элите из учебников политологии, сотрудничества на ниве унификации представлений, взглядов и ценностей, доминирующих в обществе. Ему нипочем Закон о свободе совести и религиозных организациях, который говорит, что не могут последние выполнять государственные функции. Главное – задаться целью. Но допустим, что мы не понимаем правовых тонкостей и зазря наговариваем на человека. Забудем о законах.

Обратимся к цитатам. Самое забавное, что Поместная церковь в Украине уже существует. По крайней мере, так считает предстоятель УПЦ митрополит Владимир, который на встрече с президентом отсутствовал. В обширном интервью на эту тему, данном более года назад, он довольно четко определил, что таковой является Украинская православная церковь, которая "восходит ко временам святого великого равноапостольного князя Владимира – Крестителя Киевской Руси. "Поместная" же в данном контексте есть территориальное обозначение.

Второе, что выделил митрополит, это слово "создание". "Обращаю ваше внимание на то, что это слово, которое регулярно повторяют политики и разные деятели "от религии", применительно к церкви употребляться вообще не может. Церковь создана один раз своим Главой – Господом нашим Иисусом Христом и является, по словам апостола Павла, Его Телом", – сказал он. Вот это, наверное, самое интересное применительно к желаниям президента.

Ну, а что касается взаимоотношений двух патриархатов, то Московский патриархат по этому поводу давно имеет твердую позицию, которую тоже озвучивал митрополит Владимир. Кстати, в официальном названии слова "Московский патриархат" отсутствуют, и появились они исключительно для того, чтобы различать его с Киевским. Так вот что сказал Владимир: "В настоящее время с точки зрения канонического права, которое является своего рода церковной конституцией, эти организации (другие православные церкви – ред.) скорее не религиозные, а общественные, поскольку в их "иерархии" отсутствует апостольское преемство. Украинская Православная Церковь с терпением и материнской любовью ждет их возвращения, дабы в конце концов воцарился церковный мир. Только в этом случае мы сможем с чистой совестью сказать всему миру, что у нас единая Церковь".

Вообще-то, все исторические и прочие нюансы в расколе украинского православия можно пережевывать долго. И нудно. Потому, что это дела церковные, а церковь, как мы знаем, живет своей, отдельной жизнью. Тут логичнее было бы контролировать совсем другие процессы. Скажем, установить четкую юридическую систему существования структуры религиозных организаций – от "первичных" ячеек до уровня Священного Синода (в широком смысле).

Все-таки исключить возможности для появления "национальной Церкви", обеспечив равенство, как велит Конституция. Установить общие правила касаемо использования всяких исторических мест, территорий кладбищ, например. Чтобы люди не пробивали друг другу головы, выясняя, быть в Бахчисарае рынку или мусульманской святыне. Чтобы новые соборы не строили на человеческих костях. Если это так уж необходимо, зафиксировать, в каких случаях государство может заключать с церковью (необязательно православной) договоры о сотрудничестве на пользу обществу и вообще иметь с нею дела. Ведь, например, христианско-мусульманский диалог – тоже путь к единению нации. А как же диалог в иудаизме? Почему Ющенко упустил его?

Если это кажется слишком трудным, то для начала можно научиться контролировать политическую, лоббистскую деятельность религиозных организаций. Скажем, такую деятельность долгое время вели УПЦ КП и УПЦ МП, желая внести удобные им законодательные изменения. Первым надо бы провести идею "киевоцентризма" на основе идеи "Киевский Патриархат – олицетворение христианства Киевской традиции, важная составляющая украинской культурной идентичности и исторического достояния украинского народа".

Вторых интересует признание особой роли именно канонического православия в истории Украины, "в становлении и развитии духовности и культуры ее народа" и предоставления Церкви статуса юридического лица. То, что закон определяет юрлицами все религиозные общины, считают "вторые", существенно сужает общественный, религиозный и юридический статус УПЦ и, соответственно, ее полномочия. Нужно быть главными. Но при этом и тот, и другой патриархаты очень хотят упростить процедуры отведения земли и передачи имущества, причем не в пользование, а во владение.

Естественно, если в этот процесс включается "группа специалистов", представляющих какую-никакую, а власть, притом объединенных идеей "примирения нации", может родиться весьма стремительный карамболь. При желании можно легко найти способы передачи земли и имущества. Но, честно говоря, разум отказывается увидеть способ, с помощью которого Секретариат президента собирается убедить московского или константинопольского патриархов признать Киевский патриархат полноценным институтом. Или переключить тумблер в голове граждан Украины, которые искренне считают, что "москаликам" из УПЦ МП здесь не место.

Кстати, многие из них являются прихожанами Украинской греко-католической церкви, место которой президент Ющенко в своем проекте Поместной церкви не обозначил. А Константинопольский патриархат вообще считает Украину исторически своей территорией. Клубок, даже на наш неискушенный взгляд, запутаннейший. И если браться за его распутывание, нация, как всегда, останется непримиренной.

На сегодняшний день в Украине действует более тридцати тысяч религиозных организаций. Все они служат разным богам, но служат устами и душами украинцев. Почему бы им всем не быть в составе Поместной церкви? Право выбора какой-то конкретной церкви или церквей не может принадлежать одному человеку, пусть бы и с чистыми руками и добрым сердцем. Как говаривал один литературный персонаж, "придет Судный День, и мы можем обнаружить, что конголезский божок Мумбо-Юмбо и есть Большой Босс".

Понятно, что обделенному правами президенту все время хочется что-то делать. Он помнит, как еще год назад лихо направлял по итогам встречи с руководителями религиозных организаций поручение правительству: "разобраться с их проблемами и решить". Но мудрые даосы наверняка посоветовали бы ему проявить наконец волю и не пытаться сделать жизнь лучше одним махом. Жизнь такая штука, что всегда ухудшается, когда ее пытаются целенаправленно улучшить сверху. А вера в Бога и любовь к ближнему – это такие штуки, которые к политике вообще никакого отношения не имеют.