Последний президент – II

Дискуссия о том, кто проиграл, а кто выиграл 12 января (последний день работы зимней сессии Верховной Рады), является изначально бесплодной. Случившееся – логическое и абсолютно закономерное следствие конституционной реформы. Ну не бывает сильного президента при парламентской форме правления. Другое дело, что партия была разыграна, как всегда, с подставами, интригами и традиционными “кидками”. Так ведь это, дорогие товарищи, реальная украинская политика. Лучше она не будет, уж поверьте.

Виктор Ющенко, как всегда, своими собственными руками приблизил собственный политический конец. Увлекается человек экстремальным видом спорта: хождение по граблям без страховки. Расклад элементарный: кроме него есть еще три ведущих игрока – спикер, премьер и Юлия Тимошенко. Неужели нельзя было предположить, что трое всегда “кидают” четвертого? А к чему эта предновогодняя демонстрация своей значимости? Понакладывал вето и подумал, что поспособстовал установлению баланса ветвей власти. О новом Универсале помечтал. Ага, ну да, конечно.

Ситуативное антипрезидентское большинство – это уже реальность. Автор данного большинства – Виктор Андреевич Ющенко. Он пока не превратился в английскую королеву, но чертовски близок к поставленной цели. 12 января Ющенко окончательно потерял лицо. У китайцев это трагедия. Окружение президента делает вид, что ничего страшного не произошло. И именно в этом заключается трагедия последнего украинского президента. Он игнорирует реальность и живет в комфортном мире своих иллюзий. Поэтому никакие кризисные менеджеры ему не помогут. Он попробовал реализовать агрессивную политику нападения путем перераспределения своих полномочий между Секретариатом президента и СНБО. Оказалось, что есть вещи, которые необходимо делать самому. Даже при наличии здорового эсдековского коллектива. Например, договариваться.

Проще всего назвать произошедшее проигрышем Ющенко. Это упрощенная модель случившегося. На самом деле, мы наблюдаем закат президентской системы правления. Рейтинг Виктора Андреевича падает. Фракция “Наша Украина” после принятия закона об оппозиции представляет собой неизвестно что. Оппозиция теперь – это БЮТ. Если они примут в свои ряды “нашеукраинцев” (что вряд ли), то тогда они могут заявлять о своей оппозиционности. Таков закон. Премьер узаконил право контрассигновать акты президента. Даже министр иностранных дел Борис Тарасюк больше не может жаловаться в суды на незаконность своего увольнения, поскольку на членов правительства не распространяется действие закона о государственной службе. Они теперь политические деятели.

Стало очевидным, что с президентом нельзя договариваться. Да и незачем. Упования на справедливый и гуманный Конституционный суд уже просто бессмысленны. Не может орган, который формируется на паритетной основе главой государства, съездом судей и парламентом, решать вопросы, связанные со столь масштабными политическими процессами. Это, вообще, интересный феномен. Даже жаль судей КС. Они поставлены в дурацкое положение. Как в том анекдоте про прапорщика, который вышел на рельсы и скомандовал поезду: “Стой! Раз-два”.

Еще говорят, что власть теперь поделили между собой БЮТ и Партия регионов. Дескать, тимошенковцы получили в свое распоряжение такой инструмент, как императивный мандат для местных советов. Это позволит им повысить лояльность своих группировок в региональных представительских структурах. Чушь! Наглядный пример – это Верховная Рада. Если депутат собственноручно не напишет заявление о сложении своих полномочий, то его нельзя уволить. Даже если выгнать (исключить) из фракции. Тоже, кстати, конституционная коллизия на больную голову КС.

СНБО теперь усиливать бесполезно, поскольку законом о Кабмине данному институту просто-напросто запрещено совать свой нос в правительственные дела. Ликвидировать Совбез, как предлагают депутаты из фракции Партии регионов, вряд ли получится. Все-таки конституционный орган. Но обрезать функции можно. Да и не зря Владимир Радченко стал вице-премьером по вопросам координации деятельности правоохранительных органов. Если человек такого калибра пришел в Кабмин, то это, согласитесь, говорит о многом.

Конечно, президент еще имеет возможность доставлять правительству и коалиции массу неприятностей. Но резко снизился уровень противостояния из-за окончательной потери статуса бывшего первого лица государства. Комбинация “вето – ситуативный союз с БЮТ – преодоление” девальвировала ценность главного инструмента влияния Ющенко. Если каждый раз законы будет подписывать спикер, то зачем тогда президент? Понятное дело, что часто использовать упомянутую комбинацию невозможно. Зная запросы Юлии Владимировны, так недолго и без штанов остаться. Однако создан показательный прецедент. И это самое важное.