Французско-козачьи игрища

Если бы эту фразу известного российского кинорежиссера украинского, даже киевского происхождения Владимира Бортко произнес кто-либо из "оранжевых" культурных "диячив", я бы все равно им не поверил. Но что-то нормальное в душе по отношению к ним все же шевельнулось бы. Может быть, даже зародилось бы подозрение, что и среди них есть умные люди, знающие толк в своем деле. Но, увы и ах, они и не могли ее произнести. По определению. Вскормленные в палатках Майдана на западные гранты-подачки, изошедшие на "нет" в псевдопатриотической болтовне, но жадно припадающие на коленки перед любой "рукой дающей", они уже перешли грань, за которой такие слова не произносятся.

Как место сидения определяет точку зрения, так и принадлежность кошелька – мировоззрение. Это, увы, закон, стопудово подтвержденный доморощенными "оранжами"…

А Бортко сказал очень просто: " Если есть Ступка – зачем Депардье". Да-да, те самые всемирно известные – Богдан Ступка, народный артист Украины, художественный руководитель Национального академического драматического театра им. Франко, и Жерар Депардье, звезда французского и мирового кино.

Любая страна, в которой живут и работают хотя бы по одному такому актеру, спокойно может говорить, что у нее есть кино и театр. Любая картина, даже про "правду на Майдане", где сыграли бы вместе эти два человека, рискнула бы потянуть на шедевр. Но Украина – потому и "родина слонов", тянущих груз черепков виртуальной трипольской культуры куда-нибудь на пасеку или на дачки, что в ней этих актеров противопоставляют. Даже не так – сталкивают лбами не на съемочной площадке, а в концептуально разных подходах к шедевру мировой литературы, тоже, кстати, не просто имеющему украинские корни, а выросшему из украинской культуры всем своим естеством.

Речь идет, конечно же, об экранизации известнейшей повести Николая Гоголя "Тарас Бульба", разговорами о которой "оранжевые" хотели покорить киномир, сойдя с Майдана в уютные кабинеты. Хотели, хотели, да так и не собрались. Может, сладостный дерибан страны помешал, а, может, деньги разворовали по привычке, если они (деньги), паче чаяния, были на это славное дело выделены. А вот Владимир Бортко уже в начале февраля этого года приступает к экранизации. Более того, уже 1 февраля съемочная группа прибудет в Запорожье, надеясь на снег, чтобы успеть снять казнь Андрея, которого, по Гоголю, наказали зимой. А потом съемки продолжатся в Польше и Санкт-Петербурге. Ступка, как ему и положено, сыграет Тараса Бульбу, пополнив свою "коллекцию" славных деятелей украинского козачества. Партнерами его будут также не менее известные актеры Ада Роговцева (жена Тараса), Михаил Боярский, Алексей Петренко, Владимир Вдовиченков. Согласитесь, господа ценители кино, уже хочется посмотреть.

Место съемок – Польша – хоть как-то понятно: все-таки Тарас гонял поляков. Удивляет город на Неве: что там делал славный атаман? Но ничего удивительно тут нет – просто, похоже, в Украине нет места для съемок. Не в прямом, конечно, смысле, а тоже в концептуальном. Место это уже занято. И никем иным, как Депардье. Не зря же сей не утративший к старости известную галльскую ловкость француз несколько дней назад потратил "штуку зелени" на гуцульском базаре и трескал всякие местные вкусности за столом у президента Виктора Ющенко вкупе с евойной женой. Он знал, что делал.

Все дело в том, что, если кто еще помнит, "оранжевые", придя к власти, первым делом хотели сделать… все. Ну буквально все – так их распирало от негаданной удачи после грубо инспирированного переворота, сдуру поддержанного частью отчаявшегося населения. Они планировали бандитов в тюрьмы посажать. Должностные кресла от бизнеса отделить. Коррупцию везде, где только можно, победить. Культуру, язык и традиции украинские повсеместно возродить, в том числе и "Тараса Бульбу" экранизировать.

Что из этого вышло, мы знаем. Люстрировали и выбросили с рабочих мест несколько тысяч ни в чем не повинных сошек, обвиненных в "фальсификации выборов", чтобы расчистить места для "своих", а бандиты как оставались на местах, так и остаются. А некоторые даже помогают олигархам бабло на всевозможные культурные "забаганки" президента собирать, чтобы тут же его и разворовать. Бизнесюков никто от власти отделять и не собирался: это все была "замануха для пипла", а сами "оранж-бизнесмены", вложившие копейки в "рэволюцию", возжелали отбить миллионы. И, записавшись в кумовья и "люби друзи", отбивали, зарабатывая грыжу при растаскивании госимущества. Коррупция, напуганная слухами о борьбе с ней, расцвела еще большим цветом: ведь теперь те, кто забоялся наказания, но от кого зависели любые дела, брали уже неизмеримо большие "подношения", чем при прежнем "антинародном режиме". Ну а как возрождали "все украинское", и говорить не стоит. Для начала, к примеру, перепутали "роковини" с "річницею". Символично, надо сказать, перепутали – "річниця", слава Богу, и стала "роковинами" по "оранжам"…

Однако "Тарасу Бульбе", как казалось первоначально, повезло вроде бы больше. Где-то в марте 2005 года Министерство культуры Украины, возглавленное суперпевучей кумой президента Оксаной Билозир, объявило открытый конкурс на лучший киносценарий по повести Гоголя. Как сообщила тогда же советник министра культуры и искусств Оксана Мельничук, сценарии должен был принимать Совет Минкультуры по вопросам кинематографии, а если будет создан отдельный орган по вопросам кинематографии, то эта функция перейдет ему. Экранизация планировалась с подлинным "оранжевым" размахом – французско-украинско-польская. Видимо, решили немножко прихапнуть и иностранных денег. Старт приемке киносценариев был дан 30 марта 2005-го, финиш намечался на 25 декабря того же года.

Но жадность, как стало потом понятно, наказуема не только при разворовывании страны, но и при необоснованном прожектерском планировании. Уже через несколько месяцев после "оранжевого владычества" любитель выпускников Оксфорда, Кембриджа и покоритель космоса, по странной случайности обретающийся в госсекретарях, Александр Зинченко рассказал общественности, как на самом деле и за что борются его майданные соратники. И такая веселуха началась. "Биг-оранж" страны Ющенко сначала уволил говоруна, а потом и разогнал правительство женщины, которую он боялся и боится больше, чем жену и тещу вместе взятых. А потом начал гонять по углам «любых друзив» и кумовьев, чтобы под шумок «об очищении» избавиться от излишнего их давления на себя, любимого. Процесс этот продолжается и до сих пор не очень культурно. Мало того, что деньги никто не возвращает и к корыту не подпускают, так опустились до того, что начали выгонять из кабинетов на Банковой. А тамошние стражи-прапорщики осмелели настолько, что запросто чистят рожи столпам «оранжевой» революции и не краснеют при этом.

Короче, по запаре поперли и певучую куму. Вместе, похоже, с планами гоголевской трехсторонней экранизации. А затем к власти вообще пришли ребята, знание Гоголя которых (по меньшей мере, видимого большинства) сводится к известному перифразу «ЧЕМ я тебя породил, ТЕМ я тебя и убью». Причем упор делается не на физиологизмы, а на последнее слово… Этим не до Гоголя. Они пока забивают. Но не обычную стрелку, а привычно – на культуру, с ужасом узнавая, что в футляре от скрипки можно носить по улицам не укороченный автомат…

Но вот в то славное время в который раз и всплыло имя Депардье. Он якобы согласился принять участие в экранизации и даже намылился сыграть украинского усатого любителя люльки и казней сыновей-предателей. Приехав в Украину в 2005 году, француз удивил тем, что выразил желание встретиться и с Ющенко, и с Билозир. Более того, спеть с президентской кумой дуэтом. А потом, когда его уважили, на встрече с президентом Украины Ющенко Депардье выразил желание принять участие в съемках фильма об украинском козачестве, отметив, что, по его мнению, раскрыть эту тему на экране было бы лучше через образ гоголевского героя Тараса Бульбы.

Я, конечно же, ничего не имею против Депардье. А как актера так и вообще уважаю страшно. Без него мировой кинематограф многое потерял бы. И Тараса Бульбу он сыграл бы, не исключено, вполне пристойно. Меня поражает в нем другое – некая, на мой взгляд, неразборчивая, даже мазохистская любовь к украинским президентам. То, что его впечатлила наша Влада Литовченко, с которой они в рекламном телеролике осваивали мобильную связь «Киевстара», мне понятно: там женщина – еще ничего, Киев весной – город потрясный, плюс бабла, скорее всего, отвалили немеряно. Кто же откажется от такой шары в «дикой стране»? Но президенты…

Причем сейчас я не только о Ющенко говорю. Французский актер рассыпал комплименты еще Леониду Кучме. В 2004 году он тоже побывал в Киеве по приглашению супруги экс-президента Людмилы и встретился с ее супругом. Встреча произвела на Депардье, судя по всему, неизгладимое впечатление. После нее актер сказал следующее: "Большое положительное впечатление от Украины, земли, на которой работают люди. Оно подтвердилось после встречи с украинским президентом. Я уверен, что ваш президент – абсолютно ответственный человек, из тех, которые очень очаровывают".

И просто интересно, что сказал Депардье о Кучме самому Ющенко, который, когда нужно было, называл Леонида Даниловича «отцом» и, что называется, кушал с ложечки, а когда решил его свалить, то поливал всеми ему известными непотребными словами? И вообще, нет ли в этом некоего полунаучного культурологически-извращенческого интереса Депардье к особенностям отношений между украинскими сыновьями и отцами? Ведь Тарас своего отпрыска-предателя завалил лично, а вот Кучма «сынка» помиловал – пропустил во власть. Хотя мог одним движением смести с Майдана всех этих «оранжевых» проплаченных крикунов-трибунов. Или, может быть, Депардье таким вот удивительным образом уже вживается в роль Тараса?

Есть, правда, и другое предположение – весьма далекое от любви к запорожскому козачеству вообще и к Тарасу Бульбе в частности. Депардье, как известно, на старости лет стал служить не только Мельпомене, но и Бахусу. И не в том смысле, что публично нажирается, как свинья или как стареющая звезда, которая свой имидж оживляет скандалами. Депардье у себя во Франции выращивает виноград и делает из него вино. А вину нужны не только глотки, но места, где эти глотки обретаются. Называются они по-научному «рынки сбыта». И вот Депардье, по его же собственным словам, хочет присмотреть место для своего ресторана в Киеве и, как известный винодел, думает о собственном винограднике в Крыму.

А чтобы никто ему в этом не помешал, нужна «крыша». Вот Депардье по старой привычке и уверен, что лучше, чем президентская, «крыши» нет. А посему и обхаживает наших «кэрманычив». То примет участие в акции Национального фонда социальной защиты матерей и детей "Украина – детям" в рамках начатого благотворительного движения "Художники Франции – детям Украины", коим «опикувалася» Людмила Кучма. То Новый год вместе с четой Ющенко в Украине отпразднует и попутно поднимет престиж последних среди гуцульских «аборигенов»: авось те подумают, раз «та-а-акой человек» не гнушается «нашеньким», то и «наш» чего-то стоит. А выгода обоюдная…

Подтверждением этой гипотезе может, конечно, служить только то, что Депардье вовремя сориентируется и начнет рассказывать о том, какие козаки – украинские молодцы, достойные экранизации, другим людям. Лучше всего – премьеру Виктору Януковичу. Убедит – базара нет: будет у него и белка, и свисток, и ресторан с виноградником. А, может, и роль обломится…

Ну а Владимир Бортко об участи Депардье в экранизации «Тараса Бульбы» сказал незамысловато, но верно: "Мне это кажется странным: причем здесь французы? Иностранцы могут экранизировать что угодно, но это же – наше, родное». И я только одного боюсь: чтобы его поняли правильно и не препятствовали. Кто? Да нынешние наследники тех, кто уже раз изгнал Бортко из Киева еще при «совке». Тем, прежним, показалось, что режиссер не вписывается в интернационализированную «национальную культуру», потому что не хочет видеть ее исключительно коммунистически-шароварной. А сегодняшние «шароварники», получающие звания и признание за инсценировки инаугурации президента с голубями, ленточками, национально раскрашенными веночками и пустозвонными речами, могут так же, как и их предшественники, испугаться творческой конкуренции и вставлять палки в колеса съемочной группе. Но и, конечно же, выслуживаться перед президентом: скажет он случаем, что Депардье – вылитый Тарас Бульба, отвечающий представлениям «моєї нації», и кто же ему возразит? Будут валить Бортко…

…Такое вот кино получается. Точнее, может получиться. Скорее всего, у Бортко, который сам сказал, что он хоть и хочет встретиться с президентом Ющенко, но помощь от Украины ему не нужна.

А концептуальная разность в подходах заключается в том, что "оранжевые" экранизаторы собирались сделать кино не для искусства, а для прославления себя. Дескать, мы возродим все украинское, но не просто так, а с привлечением иностранцев и даже их заставим поверить в древнее величие родной "нэньки". Но все профукали. Как и все остальные благие начинания, очень похожие на упомянутую экранизацию. Вспомните, как они хотели интегрироваться в Европу, чтобы там все признали Украину. Тоже говорили разные хорошие слова, приглашали на смотрины родной страны разных иностранцев, но при этом ничего путного в ней не делали, а только болтали да грабили. И вызвали интерес к себе разве что у авантюристов типа Бориса Березовского или западных бизнес-прощелыг, которые тоже славили "оранжевых" с одной целью – что-то урвать для себя. Кто-то урвал, кому-то обломилось, но страна от Европы стала даже дальше, чем была при Кучме.

А Владимир Бортко бережно и внимательно изучает замечания Александра Довженко, который тоже хотел экранизировать "Тараса Бульбу", но не успел. Не дали, довели до преждевременной кончины коммунистические по методам предтечи нынешних "оранжевых" и прочих шароварников. Вот Бортко и хочет посвятить свое творение великому киномастеру. Хочет поставить на российские деньги, но посвятить великому сыну Украины. Потому что и сам является таковым. А еще он очень хочет, чтобы, повторюсь еще раз, ему не мешали…