Конфликты–2007

Две главные политические интриги нового года уже определены. Можно ставить бутылку шампанского, что первыми спорными моментами после того, как политикум протрезвеет, станут Закон о Кабинете министров и усиление Совбеза. И совсем не зря, Ющенко за три дня до вступления в права "свинского года" своим указом реформировал СНБО. Теперь этот орган все больше становится похож на параллельный КМ.

Судите сами, в нем после нововведений появился:
– режимно-секретный отдел (СБУ)
– финансово-экономическое управление (Минфин и Минэкономики)
– департамент стратегических разработок (МинЧС)
– департамент по вопросам энергетической и ядерной безопасности ("Энергоатом")
– департамент информационной безопасности (Госкомитет по вопросам СМИ)
– департамент по вопросам деятельности правоохранительных органов (МВД).

Несложно заметить, что в Совбезе ключевыми становятся именно те позиции, которые команда Виктора Ющенко утратила в правительстве, после того как из него были "изъяты" практически все президентские креатуры. Упор сделан на совершенствование силовой и информационной политики, и это означает, что повышенное внимание Секретариат и Совбез уделят пиару свой деятельности. Неслучайно же Виталий Гайдук потратился на покупку телеканала: именно структуры, стоящие за секретарем СНБО, стали владельцами акций одного из самый рейтинговых каналов – "Интера". Просто Гайдук, как человек, не первый день работающий в украинской политике, понимает роль и значение СМИ, особенно когда предвидятся позиционные бои с Кабмином. По всей видимости, именно он стал инициатором формирования пропрезидентского медиа-пула, куда сегодня входят "Интер", УТ-1, несколько серьезных печатных изданий, вроде "Комментариев", а также газеты помельче – "Без Цензуры", "Украина Молодая".

Таким образом, первое, что сделал Гайдук в Совбезе, – это укрепил кадровую и информационную площадки, чего до него не делал ни один секретарь Совета нацбезопасности. Порошенко и Кинах больше интересовались собственностью и объемом полномочий. Ну а теперь, имея в руках подобные рычаги влияния на ситуацию, Виталий Гайдук делает следующий шаг – превращает СНБО в аналог правительства и будет пробовать себя в роли основного "противовеса" Виктора Януковича. Вполне вероятно, что ему суждено еще побыть и реальным премьером – в случае досрочных выборов и формирования нового правительства. Но это пока дальняя перспектива, в ближайших планах Виталия Гайдука, можно не сомневаться, будет "обкатка" Совбеза как структуры, легализующей все инициативы и разработки президентского Секретариата. Другими словами, товарищи Балога и Васюнык – это "мозговой центр", а СНБО – правовое оформление их креативных идей. Этому способствует конституционный статус Совета национальной безопасности: принятые им решения будут носить легитимный характер, тогда как Секретариат – это не более чем канцелярия главы государства, и на исходящие от нее инициативы правительство, что называется, "чихать хотело". Это хорошо показала "указная война", которая в последнее время ведется между СП и Кабмином.

Новый статус Совбеза, видимо, должен помочь изменить эту ситуацию: недаром же к новым полномочиям СНБО относится и контроль за деятельностью правительства. Виталий Гайдук уже обозначил приоритеты своей деятельности – реформа ЖКХ, газовые вопросы и возмещение НДС. Вряд ли "регионалы" будут в восторге от того, что Гайдук намерен "копать" именно на этих участках. Кроме того, создание в Совбезе финансово-экономического управления говорит о том, что Совет намерен осуществлять наблюдение и за финансовыми расчетами правительства. Недаром же в бюджетном процессе существовало, по сути, две версии главного финансового документа: один писал Николай Азаров, второй – Арсений Яценюк. Подобная параллельная деятельность наверняка будет отличительной особенностью взаимоотношений Кабмина и Совбеза в 2007-м году. Представьте себе ситуацию: Кабмин одобряет повышение тарифов, а молодое экономическое дарование из Совбеза сразу выдает другие цифры, согласно которым у государства есть резервы для сохранения статус-кво в жилищно-коммунальной сфере.

При мощной медиа-поддержке растиражировать данную информацию труда не составит. Вот и судите, насколько после этого народ будет "доверять" правительству и коалиции, какова будет степень поддержки премьерской силы. Фактически СНБО будет работать в режиме оппозиции, вытесняя из этой ниши Юлию Тимошенко. О чем будет говорить лидер БЮТ, если основная критика правительственной деятельности будет исходить с Банковой? Как ни парадоксально это звучит, но оппозиционная деятельность Совета нацбезопасности будет подталкивать Юлию Владимировну к сближению с ПР. Самый убедительный пример их возможной совместной деятельности – закон о Кабмине. Как известно, Юлии Владимировне не удалось реализовать план по обмену бюджетного вето на закон об оппозиции имени Тимошенко. Виктор Ющенко все-таки подписал главный финансовый план, ликвидировав предмет торгов. Но лидера БЮТ вряд ли так легко можно выбить из седла: ей позарез необходим документ (настоящая бумажка, броня!), позволяющий БЮТ стать монополистом на оппозиционном рынке. А Виктору Федоровичу не менее интересен закон о Кабмине, тем более что премьер дал твердое слово в 2007-м году совершенствовать конституционную реформу. Напомним, что парламент уже принял правительственную версию данного закона (за – 247 голосов), которая кардинально отличается от президентского видения роли и места КМ в новой системе властных координат. Главные "раздражающие" моменты закона – особенности назначения премьер-министра и запрет на вмешательство в работу правительства любых органов и должностных лиц.

В первом случае, если президент в течение положенных 15 дней не вносит в парламент кандидатуру премьера, это может сделать коалиция депутатских фракций в ВР. Согласно документу, неправомерное вмешательство любых органов, должностных лиц, предприятий, учреждений, организаций, объединений граждан в решение вопросов, которые принадлежат к компетенции правительства, не допускается. Проще говоря, глава государства полностью лишается и имеющегося минимального влияния на Кабмин. Единственная структура, которая под предлогом защиты интересов национальной безопасности может это сделать – СНБО. Вот вам и запрограммированный конфликт по линии Совбез–КМ. Но мы не об этом. А о президентском вето, которое неминуемо последует. Почему? Объясняет Арсений Яценюк: "Есть ключевое отличие в идеологии между тем законом, который предложил президент, и тем, который предложил Кабмин. Позиция главы государства заключается в том, что этот закон должен нести стабильность и развитие государственной власти и системы государственной службы в целом. Примитивное урезание или добавление полномочий, которые не присущи исполнительному органу власти, не является адекватным подходом к этому закону".

В общем, как всегда есть два пути выхода из ситуации. Первый: создается рабочая группа и совместными усилиями пытается создать "правительственный коктейль". Так, чтобы и президентские овцы остались целыми, и правительственные волки – сытыми. Задачка из разряда непосильных… Второй: Виктор Ющенко ветирует кабминовский закон, и тем самым "тормозит" конституционную реформу. Появляются нехорошие разговоры из серии, а не отменить ли нам эту реформу на фиг? Во время этих рассуждений, сильно нервирующих премьера, появляется Юлия Тимошенко со своим оппозиционным законом и сотней депутатских голосов. 186 "регионалов" плюс бойцы лидера БЮТ – это конституционное большинство, способное ликвидировать президентские барьеры. Да, остаются репутационные риски для каждой из сторон, участвующих в подобном договоре, но ведь все имеет свою цену…