Астенический синдром МИДа

Недавно у меня появился экзотический зверек – тупайя. Зверек отличный, но вот порода режет слух. Но зато теперь я знаю, как называть министра иностранных дел и некоторых государственных деятелей. Тупайи. Из-за их тупайства и амбиций дошло почти до гуманитарной катастрофы на польско-украинской границе. Там выстроилась 20-километровая очередь из едущих домой на праздники "заробитчан". Поляки, мстя за мясо, нарочито долго оформляют выезд. Люди голодают и замерзают в авто. Но ни МИД, ни хозяин Банковой ничего не делают, чтобы путем двусторонних переговоров решить вполне решаемую проблему…

Сразу отмечу – с украинской стороны никаких заторов нет. Но с польской – стоят 20 км автомашин с украинскими, польскими, итальянскими, португальскими и многими другими европейскими номерами, демонстрирующими географию стран, где трудятся наши соотечественники. Знакомый журналист, который позавчера проезжал через КПП Медыка–Шегини (Мостицкий район Львовской области), утверждает, что подобное увиденному он наблюдал лишь в пунктах пропуска беженцев в горячих точках военных конфликтов. С той лишь разницей, что, в отличие, например, от албанцев, украинские граждане были хорошо одеты и на собственных авто.

Проблема массовой миграции "заробитчан" на новогодние праздники домой существовала всегда. Каждый год колонны автомашин (нередко прикупленных на Западе) устремлялись в Украину в разгар католического Рождества. Но ни разу такого бешеного скопления транспорта и людей на границе не было, потому что, во-первых, этим занимались МИД и президент, и, во-вторых, у нас были нормальные отношения с поляками.

Но отношения существенно ухудшились весной нынешнего года, когда 26 марта Украина ввела запрет на экспорт мяса и мясной продукции из Польши, Белоруссии и Молдовы. Не будем докапываться до истины, чего в запрете было больше – "лоббизма" интересов отечественных производителей мяса и молока, которым надо было расчистить внутренний рынок, поскольку экспорт в Россию был перекрыт, или реальных санитарных проблем польских комбинатов. Некоторые эксперты вообще считают, что причина заключалась в отрицательном сальдо польско-украинской торговли: $1,5 млрд. их импорта против $1 млрд. нашего экспорта. Но факт остается фактом. По данным Министерства сельского хозяйства и развития села Польши, в 2005 году экспорт польского мяса в Украину составил 38 тыс. тонн на сумму 4 млн. евро. Следовательно, примерно такую же сумму Польша потеряла и за 2006 год.

Выход из кризиса отношений намечался на конец ноября. Но 1 декабря украинские инспекторы попросили продлить им "мандат", в связи с тем, что поляки увеличили перечень ревизируемых объектов и наши не успевают всех проверить. Группа украинских инспекторов вернулась из Польши 7 декабря, осмотрев только половину из 20 запланированных предприятий и заявив о недовольстве результатами проверки. В частности, им не понравилось, что при въездах на территорию отдельных предприятий, где выращивается скот, нет дезинфекционных барьеров, на мясокомбинатах не проводят исследования на цистоциркоз (личинки червяков, которыми может заразиться человек при недостаточной обработке мяса).

Короче говоря, ожидавшейся поляками отмены ограничений не произошло. Безусловно, это их раздразнило. Но как наши соседи могут нанести ответный удар? Ограничение экспорта украинского меда, о чем сообщала польская пресса, и со ссылкой на нее недавно писали "Версии", ощутимым ударом по украинской экономике назвать нельзя. Сорвать достройку нефтепровода Одесса–Броды до Плоцка – трудно, поскольку он еще просто не строится. Россию, которая также запретила ввозить на свою территорию польское мясо, закрыв рынок объемом 400 млн. евро в год, Варшава "достала" политическими методами: поляки заблокировали переговоры Евросоюза с Москвой по поводу нового Соглашения о партнерстве и сотрудничестве до тех пор, пока экспорт не будет возобновлен.

И тут подвернулась ситуация с рождественским наплывом "заробитчан". Очевидцы утверждают, что ситуация с очередями существует не только в Медыке, но и в других пунктах пропуска на польской границе (в районе Рава-Русской и Краковца). В тоже время в Мукачевском погранотряде говорят, что на Закарпатье (граница с Венгрией) никаких очередей нет. Людям, которые едут через Словакию и Венгрию, повезло, что эти страны не экспортируют в Украину мясо (горькая шутка).

Справедливости ради надо отметить, что никаких проявлений коррупции со стороны поляков нет. Они просто медленно, очень медленно, тщательно и дотошно проверяют каждую машину, каждый паспорт выезжающего. В среднем один паспорт рассматривают 20-25 минут, хотя ранее эта процедура занимала не более 5 минут.

Сказанное касается легковых авто, поскольку водители грузовых автомобилей вообще не в счет – они застряли еще до католического Рождества и, похоже, смирились со своей участью, "переквалифицировавшись" в сторожей очереди. Чтобы никто не проскочил, не постояв.

По всему видно, что поляки сознательно тормозят, ожидая реакции украинской стороны. В такой ситуации МИД по консульской и дипломатической линии должен просить ускорить продвижение. А если не получится договориться, президенту следует обратиться к варшавскому коллеге с аналогичной просьбой. Судя по всему, польская сторона ожидала проявления заботы украинской дипломатии о своих гражданах, и под это дело намеревалась "разрулить" мясной конфликт. Но они не учли, что МИД может "заболеть" астеническим синдромом. Борис Тарасюк озабочен тем, как ему попасть на заседание Кабмина, а не тем, сколько дней в машинах, без еды и элементарных гигиенических условий мерзнут и голодают соотечественники.

По неофициальной информации, никаких поползновений договориться с поляками ни со стороны МИДа, ни со стороны Банковой нет. Журналисты не видели там ни представителей посольства или консульства Украины в Польше, ни дипломатов. На Банковой, местные "тупайи", хихикая, анонимно намекнули, что ничего не делают, ибо это не их зона ответственности. И нехай народный гнев обрушится на правительство. Нехай! С политической точки зрения весьма кстати. Хотя, надо отметить, что реальных рычагов влияния на ситуацию у правительства нет. Ни одно наше министерство не может повлиять на польских пограничников. А премьер Польши Ярослав Качинський во всем слушается брата, президента Леха Качинського. И ничего не делает без его указания.

P.S. Когда наши коллеги, наконец, почти "прорвались" через границу, к их машине подбежала женщина с трехлетним ребенком на руках. По ее словам, у малыша второй день температура 40, он тает на глазах, а стоять им еще несколько дней. Женщина на коленях умоляла перевезти ее ребенка через границу, где ждут родственники со скорой помощью. И это не единственная кризисная ситуация, которая разворачивается на границе. Так что в новогоднюю ночь, уважаемый Борис Иванович, пока вы будете сытно ужинать за богато накрытым столом, на польской границе может случиться несчастье, и кто-то из украинцев не доедет домой живым. Если это соответствует вашим политическим целям, продолжайте делать вид, что ничего не происходит…