Мед за мясо!

«Мясной конфликт» Украины и Польши переходит в новое русло: Варшава нанесла ответный удар по самой важной для менталитета страны и нашего президента экспортной составляющей – меду. Со следующего года она прекратит закупки украинского меда. Существенного ущерба экономике Украины «медовое эмбарго» не нанесет, но сам его факт является весьма показательным – он означает, что наши соседи серьезно разозлились. В аналогичной ситуации с Россией польская сторона просто наложила вето на план стратегического сотрудничества с ЕС, и тем самым нанесла ущерб геополитическим интересам Москвы.

У нас также есть немало крупных проектов с Польшей в газовой и нефтяной сфере (Одесса–Броды, например). И будет весьма обидно, если они падут жертвами мороженых туш…

О возможном введении запрета на экспорт меда первым сообщило «Радио Варшавы». По данным польской стороны, соответствующее уведомление украинская ветслужба уже должна была получить, однако в Минагрополитики информацию об этом не подтвердили. Общий экспорт украинского меда составляет около 10 тыс. тонн. При этом внутреннее производство, по официальной статистике, достигает 100 тыс. тонн. Потеря рынка, на который уходит 10% производства, не такая уж безобидная штука. Но с другой стороны, рынок мяса намного более емкий, а отечественные переработчики крайне заинтересованы в том, чтобы недорогие и не весьма качественные поросячьи туши польского производства не составляли конкуренцию нашим свиньям.

Проблемы с поставками польского мяса на Украину начались еще весной нынешнего года. 26 марта Украина ввела запрет на экспорт мяса и мясной продукции из Польши, Белоруссии и Молдовы. Специалисты уверяют, что причина этого шага была «лоббистского происхождения». Дело в том, что наше мясо и молоко перестала покупать Россия. И та часть мясного производства, которая предназначалась на экспорт, ввиду вновь открывшихся обстоятельств переориентировалась на внутренний рынок. Естественно, при том объеме импорта в Украину мяса, который был, цены на него, несомненно, упали бы ввиду повышенного предложения товара. А это ударило бы по производителям.

Еще одна причина, считают эксперты, заключалась в отрицательном сальдо польско-украинской торговли. Нам никак не удается достичь паритета: в среднем экспорт из Украины в Польшу достигает миллиарда долларов. А экспорт польских товаров – 1,5 млрд. долларов. Недавно министр экономики Польши Петр Вожняк прямо заявил, что введенный Киевом запрет был связан с парламентской кампанией. "Я убежден, что выборы повлияли на запрет. Украина имеет проблемы с торговым балансом, и полагаю, что это, возможно, поможет улучшить ситуацию", – сказал министр. Более того, польская сторона также настаивала на том, что импорт мяса из Польши в Украину осуществляли контрабандным путем сами украинцы. Поэтому запрет на поставки был необоснованным.

Впрочем, отрицать, что качество польского мяса оставляет желает лучшего, нельзя. Эксперты также отмечают, что большое количество продукции, поступающей из Польши, заражено туберкулезом. Правда, в Украине тоже нет системного мониторинга за качеством и безопасностью продукции. А в постсоветских странах ситуация еще более острая, чем в странах Восточной Европы. Решить этот вопрос можно будет только за счет изменения системы качества и контроля.

Сами поляки утверждают, что нельзя говорить, будто польское мясо не соответствует каким-то ветеринарным стандартам. Речь идет, скорее, о ненадлежащем оформлении официальных ветеринарных документов и о качестве самих проверок.

Параллельно не теряет актуальности проблема контрабанды мясных продуктов. Поляки настаивают, что этим занимаются не столько они, сколько украинцы, которые скупают продукцию в Польше (у частников) и везут в Украину в поездах, машинах и автобусах. Польская сторона не раз просила украинские ветеринарные службы выяснить ситуацию. Однако ни одно наше ведомство не предоставило веских причин запрета, кроме факта контрабанды мяса. Кстати, по данным министерства сельского хозяйства и развития села Польши, в 2005 году экспорт польского мяса в Украину составил 38 тыс. тонн на сумму 4 млн. евро. Следовательно, примерно такую же сумму Польша потеряла и за 2006 год.

Выход из кризиса отношений намечался на конец ноября. Но 1 декабря украинские инспекторы попросили продлить им «мандат», в связи с тем, что поляки увеличили перечень ревизируемых объектов. Группа украинских инспекторов вернулась из Польши 7 декабря, проверив только половину из 20 запланированных к проверке предприятий. При этом украинская ветслужба уже заранее сообщила, что недовольна результатами проверки. В частности, им не понравилось, что при въездах на территорию отдельных предприятий, где выращивается скот, нет дезинфекционных барьеров, на мясокомбинатах не проводят исследования на цистоциркоз (личинки червяков, которыми может заразиться человек при недостаточной обработке мяса).

Впрочем, Варшава уже не раз жаловалась в Евросоюз на «мясные притеснения» Украины и России. Поляки даже заблокировали переговоры Евросоюза с Россией по поводу нового Соглашения о партнерстве и сотрудничестве до тех пор, пока экспорт не будет возобновлен. Впрочем, сравнить украинский и российский рынки нельзя: если на нашем запрете они потеряли 4 млн. евро, то на российским теряют по миллиону евро в день или около 400 млн. евро в год. Об этом официально заявил вице-премьер и министр сельского хозяйства и развития села Польши Анджей Леппер. Но не только из-за мяса Польша наложила вето на евроинтеграцию России. Уже почти год как россияне удерживают «мораторий» на поставки свежей плодоовощной продукции из Польши. Правда, польское яблоко очень активно экспортируется (точнее, реэкспортируется) на российский рынок через литовские, латвийские и украинские компании. В последнее время Литва продала России столько яблок, что создается впечатление, будто там не страна, а сплошной сад. Помогла полякам и Украина, которая с 2005 года ввела очень низкую сезонную пошлину на импорт яблок и импортировала за год более 100 тыс. тонн этого товара (по сравнению с импортом в размере 10-20 тыс. тонн до снижения пошлин).

Несмотря на эти, почти комические моменты, ситуация у поляков довольно непростая. Дело в том, что реализовывать свой агропродукт в Европу им чрезвычайно сложно, из-за установленных сегодня квот. В последнее время они стали выше, чем прежние поставки польского продовольствия в Европейский Союз. Но и это не все. Существуют отличия в трактовке номенклатуры экспортируемых продуктов и проблемы в стандартизации. Например, морковка в Европе считается фруктом, а не овощем, и поляки до сих пор не могут договориться о ее экспорте. К тому же по стандартам ЕС огурец должен быть длиной столько-то сантиметров и не больше, помидор тоже. А поляки с трудом привыкают к этим стандартам. Не легче и «мясо-молочным» бизнесменам. По оценкам экспертов пищевой промышленности Польши, в стране только 3% мясокомбинатов и 15% молочных предприятий отвечают европейским стандартам. Это означает, что польская продукция пищевой промышленности в своем большинстве является неконкурентной на рынках ЕС. И рынки Украины с Россией остаются основным полигоном сбыта.

Теперь о самом пикантном: как Варшава может нам навредить, если урегулировать конфликт в ближайшее время не получится? Во-первых, сейчас на различных переговорах идет речь о достройке нефтепровода Одесса–Броды до Плоцка. По этому вопросу Украина уже много сделала. Мы построили более 600 км трубопровода и нефтяной порт недалеко от Одессы. Сейчас надо протягивать трубу до Плоцка и еще дальше, так, чтобы сырье могло поступать на европейские нефтеперерабатывающие предприятия. Поляки могут банально сорвать этот проект (без особого ущерба для себя) и тем самым сделать нам «экономически больно». Есть и другие приемы торговой войны. Поэтому лучше, чтобы конфликт ограничился медом и не перерастал в масштабное внешнеэкономическое противостояние двух стратегических партнеров.