Национальная опасность

Глава Комитета ВР по вопросам нацбезопасности и обороны Анатолий Кинах очень встревожен эскалацией конфликта между ветвями власти. Но вместо радикальных шагов, вроде отмены конституционной реформы, он предлагает искать площадку для поиска консенсуса. Как это можно сделать, Анатолий Кириллович рассказал в интервью "КТ".

Анатолий Кириллович, какова позиция комитета ВР по вопросам национальной безопасности и обороны в отношении возможной отставки главы военного ведомства Анатолия Гриценко?

— Моя личная позиция и позиция парламентского комитета заключается в следующем: вопросы внешней политики, обороны страны, национальной безопасности, включая кадровую политику в этих сферах, не должны становиться предметом противостояния, зависеть от текущей политической или должностной конкуренции. Здесь необходимо четко выполнять все требования Конституции, законодательных процедур, чтобы работать исключительно в рамках полномочий, существующих в треугольнике Президент—парламент—правительство. И одновременно с помощью диалога искать путь к консолидированной позиции.

Но пока мы наблюдаем совсем другую ситуацию…

— К сожалению, сегодня в Украине вопросы общенационального значения становятся разменной политической монетой. И мы подаем негативный сигнал миру о том, что Украина — это страна, в которой нет четкой внешней и внутренней стратегии, она ненадежный партнер. То есть речь уже идет не о конкретных фамилиях или должностях, а об авторитете Украины и о доверии к ней. О способности украинского государства продвигать и защищать национальные экономические и политические интересы в рамках партнерства с другими странами или международными организациями. Вот это меня тревожит больше всего…

И что вы предлагаете?

— Я выступаю за усиление консолидации действий Президента, ВРУ и КМУ, особенно в вопросах защиты и продвижения национальных экономических и политических интересов, которые должны быть высшим приоритетом по сравнению с программой любой партии. Необходимо также усилить парламентский контроль, особенно за действиями правоохранительных органов, судебной власти, в сферах нацбезопасности и обороны. Для меня отчет министра обороны на трибуне ВР — абсолютно нормальное явление. Однако подобные отчеты не должны превращаться в недоброкачественные политические технологии, которые используют для достижения конъюнктурных целей. Например, для снятия с должности или переподчинения финансовых потоков. Задача парламентских отчетов — дать максимально объективную, профессиональную оценку состоянию дел в той или иной сфере, в данном случае в Вооруженных Силах. И уже на этой основе принимать решения, в том числе и кадровые. Чтобы Вооруженные Силы более эффективно выполняли свою главную функцию — защиту неприкосновенности и территориальной целостности нашего государства. А то, что происходит сегодня, очень далеко от таких требований.

Комитет ВР планирует рассмотреть ситуацию, сложившуюся с министром обороны, 8 декабря 2006 года. В основе нашего подхода — не персональное дело Анатолия Гриценко, а глубокий анализ, призванный дать максимально объективную оценку процессам, происходящим в ВС. И, безусловно, мы должны оценить степень эффективности руководства войсками со стороны министра и его подчиненных. В этом контексте уже можно констатировать следующее: украинская армия находится в очень серьезном, системном кризисе. В первую очередь кризис вызван тем, что длительное время финансирование и ресурсное обеспечение Вооруженных Сил велось по остаточному принципу. Свыше 80% средств оборонного бюджета направлялись на текущее потребление — продовольствие, зарплату, ГСМ. Развитию ВС практически не уделялось внимания. Как следствие — высочайший уровень морального и физического износа спецтехники и вооружения. И если не будут предприняты кардинальные шаги, направленные на переоснащение армии, то через три-четыре года резко снизится обороноспособность страны. Безусловно, необходимо существенно усилить работу по решению социальных проблем военнослужащих, особенно жилищной, повышению оплаты и престижности военной службы.

Так кто же во всем виноват?

— Конечно же, нельзя не упомянуть о проблемах коррупции и злоупотреблений. У парламентского комитета есть все материалы из КРУ, Генпрокуратуры, Министерства обороны. Да, однозначно надо бороться с коррупцией в органах власти. Но этого нельзя делать избирательно. А когда мы изучаем материалы "по Гриценко", то первое, что бросается в глаза, — это даты. 2005-й и 2006 годы. Хотя, поверьте, в предыдущий период уровень злоупотреблений в Минобороны был не меньшим. Наш комитет настаивает на том, что — независимо от фамилии министра, его политической "окраски" — все должны быть равны перед законом. Следующий момент: существует серьезная проблема, связанная с реализацией военного имущества, земельных участков. Вопросы "накапливались" годами. Мы исходим из того, что задача парламента — не просто фиксировать нарушения, но и принимать меры по недопущению углубления кризиса в Вооруженных Силах. Что касается самого Анатолия Гриценко, то он, как и любой гражданин Украины, обладает презумпцией невиновности. Если выявлены злоупотребления, то свое слово должны сказать правоохранительные органы.

К сожалению, после внесения изменений в Конституцию процедура отставки министров, назначенных по представлению Президента, четко не выписана. Поэтому в таких непростых условиях главе государства, парламенту и правительству важно сохранить высокий уровень политической культуры и ответственности, чтобы не допустить перетягивания каната полномочий, от которого страдает авторитет страны. Надеюсь, что данная точка зрения возьмет верх. Неприкасаемых нет. Но решать подобные вопросы необходимо цивилизованно, на основе закона.

Возможен ли цивилизованный диалог между Президентом и коалицией после того, как депутаты одним махом уволили и Бориса Тарасюка, и Юрия Луценко, а глава государства в ответ издал указ о согласовании с ним кандидатур первых замов в силовых и внешнеполитических структурах?

— На мой взгляд, шанс еще есть. Но главное, чтобы это была не имитация компромисса и не "междусобойчик". Сложившаяся сегодня в Украине ситуация отличается от стандартов, принятых в государствах с устоявшимися демократическими традициями, высоким уровнем политической культуры и ответственности. Там если на выборах побеждает оппозиция, которая затем формирует правительство, то от этого содержание национальной идеи, внешний курс страны не меняется. Не возникает противостояния на грани нарушения Конституции. А мы пока не дошли до этого уровня, и основные политические силы по-прежнему не понимают, что необходимо создавать баланс полномочий и ответственности власти, наполнять конституционную реформу реальным содержанием (принятие законов о Кабинете министров, президенте, местном самоуправлении). При этом баланс формируется не с помощью субъективных методов (включая и фаворитизм), а путем работы институтов власти. Основа для компромисса — понимание того, что существуют национальные интересы, и они должны превалировать над партийными, корпоративными, персональными. Закон должен быть превыше всего.

Например, есть закон об основах национальной безопасности, принятый еще в 2003 году конституционным большинством голосов. За него тогда голосовала и Партия регионов. Там сказано, что стратегия Украины — это европейская и евроатлантическая интеграция, а конечная цель — вступление в НАТО. В законе особо подчеркивается, что все это делается на основе взаимовыгодного политического сотрудничества с нашим стратегическим партнером — Россией. Так надо же его выполнять! Я на днях встречался с послами ряда стран и у всех в глазах читал один и тот же вопрос: да что же у вас происходит?! Они ничего не понимают. Из Украины в Москву, Вашингтон и Брюссель поступают противоречивые сигналы. Поэтому, чтобы найти компромисс, необходимо восполнить дефицит ответственности украинских политиков перед народом. Другой вариант — это эскалация противостояния, что недопустимо.

У Владимира Горбулина была идея превратить СНБО в площадку, где премьер, президент, спикер могут обменяться мнениями и выйти на согласованные позиции. На ваш взгляд, Совбез сегодня — это инструмент конфронтации или поле для поиска конструктива?

— Я очень встревожен тем, что за последние два-три года сильно снизился уровень управления и ответственности в государственных органах власти, включая и качество проводимой кадровой политики. В этом плане особое беспокойство вызывает то, что вероятным становится крайне опасный вариант, когда структуры власти начинают использовать как фактор политического или межличностного противостояния. Мы это проходили в прошлом году, наблюдая за "состязанием" секретаря СНБО Петра Порошенко и Кабмина во главе с Юлией Тимошенко. Тогда этот гордиев узел удалось разрубить, но нужных выводов мы не сделали. Как не сделала их и другая сторона, которая сегодня занимает монопольное положение во власти. Это недопустимо, особенно, когда речь идет об СНБО, конституционном органе, главная задача которого — защита и продвижение экономических и политических интересов Украины, обеспечение высокого уровня нацбезопасности во всех сферах. И эта задача должна быть деполитизирована. Нельзя допустить, чтобы Совбез стал участником текущего политического конфликта. На мой взгляд, СНБО сегодня мог бы выполнять мощную консолидирующую миссию. Тем более что в его состав входят Президент, премьер, спикер, руководители основных министерств, правоохранительных органов. Исходя из цели консолидации политической воли, ресурсов для укрепления национальной безопасности и обороны, я согласился войти в состав СНБО. Необходимо усилить и обратную связь между Совбезом и парламентом, а также найти методы, позволяющие превратить СНБО в площадку для консолидации усилий политиков в вопросах национальной, энергетической, продовольственной безопасности. Это шанс изменить вектор движения страны от конфронтационного к компромиссному на основе общегосударственных интересов.

Вы признаете, что нынешнюю ситуацию хаоса во многом спровоцировала конституционная реформа. Так что же нужно делать: отменять реформу или, наоборот, углублять и совершенствовать?

— Я свою позицию не меняю. Конституционная реформа принималась в кризисных условиях, она не была консолидирующим фактором. Это, скорее, попытка отвести страну от той опасной черты, у которой мы стояли в 2004-м. В таком контексте, безусловно, свою положительную роль она сыграла. Но остается фактом и то, что политреформа принималась не с целью создания баланса между институтами власти. Более того, мы ничего не сделали за два минувших года для подготовки к вступлению в силу новых положений Основного Закона. Поэтому реформа была проведена хаотично, без соответствующей законодательно-нормативной базы. А я хочу напомнить, что демократия — это выполнение всеми законов и процедур. И поэтому политреформа обусловила появление тех кризисных проблем и рисков, которые существуют в Украине. Но останавливать конституционную реформу нельзя. Я категорически против отмены реформы как таковой, поскольку это приведет к глубочайшему противостоянию, высокому уровню нестабильности, а также к досрочным парламентским выборам. Этот шаг существенно снизит и динамику внутреннего развития Украины.

И отменять опасно, и продвигать сложно… Какой же выход?

— Выход один: консолидация ума, воли, отвественности, чтобы наполнять политреформу необходимыми законами и процедурами. Более того, мы не можем рассматривать конституционную реформу в отрыве от реформы местного самоуправления, судебной, правоохранительной и административной систем. Эффективно они могут работать только в комплексе. Поверьте, ничего не делая в этом плане, мы как страна, народ теряем время и возможности. У нас еще есть политическая возможность наверстать упущенное, поскольку до парламентских и президентских выборов еще есть время. И его надо посвятить не выяснению отношений, не перетягиванию властного "одеяла", а реформированию политической инфраструктуры демократической страны. Если мы подойдем к следующим выборам в состоянии конфликта, эмоционального напряжения, то потеряем шанс выйти на более высокий, качественный уровень.

Мы заговорили о выборах, а выборы — это, прежде всего, партии. В настоящее время пропрезидентская сила мучительно пытается выбрать себе лидера. Как, на ваш взгляд, должен проходить этот процесс: сверху, то есть главу НСНУ "назначает" Президент, или снизу, когда учитывается мнение региональных организаций?

— Партия промышленников не вмешивается в ситуацию, которая сложилась в НСНУ. Но поскольку речь идет о политическом объединении, то процессы, происходящие в "Нашей Украине", нас, безусловно, затрагивают. Особенно, если учитывать вес "НУ" в блоке. Мы работаем в корректном режиме с нашими соратниками, и я надеюсь, что у них хватит мудрости, выдержки и ответственности, чтобы пройти свой путь до конца.

Если будут попытки навязать НСНУ какие-то установки сверху, то, на мой взгляд, это не приведет к более эффективной работе партии. Должен состояться прозрачный процесс осмысления пройденного пути, нынешней ситуации, своего места в обществе и во власти. Формирование дальнейшей стратегии партии, в том числе и выборы руководства НСНУ, должно быть максимально демократичным. Если они смогут это сделать, тогда будет перспектива. Будет шанс продолжать сотрудничество. А если они станут действовать методами акционерного общества или попытаются спустить сверху "парашютистов", то это бесперспективный вариант, который приведет к потере политической ликвидности партии. Надеюсь, что подобного все-таки не случится.

Идея широкой парламентской коалиции окончательно похоронена?

— Нет. Думаю, что когда мы говорим о широкой коалиции, нельзя замыкаться только на векторе "Наша Украина" — Партия регионов (ПР). Идут очень сложные процессы. Я вижу, что во всех фракциях есть достаточно много прагматичных, ответственных, думающих политиков. Мы находимся с ними в постоянном контакте. Я бы очень хотел, чтобы ни в ПР, ни в "Нашей Украине" не победили представители "партии войны". Должно быть понимание того, что на 16-м году независимости таскать друг друга за чубы — это большая роскошь. Весь мир уходит вперед, решая глобальные, а не местечковые проблемы. Так что я не стал бы хоронить идею формирования широкой коалиции. Но ее создание будет зависеть от решения целого комплекса вопросов.

Сегодня СБУ де-факто оказалась в подвешенном состоянии. Почему? И к чему может привести разбалансированное управление Службы безопасности Украины?

— Мы, выполняя функции парламентского контроля (а СБУ, согласно законодательству, контролируется именно Комитетом по вопросам национальной безопасности и обороны), тщательно изучаем сложившуюся ситуацию. По этому поводу было проведено расширенное заседание комитета Верховной Рады, на котором были заслушаны тогда еще глава СБУ Игорь Дрижчаный, специалисты, эксперты. Мы приняли довольно жесткое, но сбалансированное решение — предотвратить политизацию Службы безопасности. Мы считаем недопустимым перманентное реформирование Службы без определения общей стратегии национальной безопасности, без взаимосвязи деятельности СБУ с другими элементами правоохранительной системы. Нас тревожит хаотический подход к реформированию СБУ, поскольку он не только создает нездоровый морально-психологический климат, но и снижает эффективность работы Службы в целом, затрудняет выполнение ее главной функции — контрразведки. На вышеупомянутом заседании мы смогли убедить коллег из разных фракций в невозможности использования СБУ в качестве средства для внутриполитической конкуренции, персонификации межвластных проблем. Именно тогда было принято единогласное решение отозвать проект постановления по созданию очередной следственной комиссии Верховной Рады, которая занималась бы деятельностью СБУ. И депутаты поддержали эту позицию. Однако после ряда шагов, направленных на строительство стабильной площадки для дальнейшего развития Службы безопасности — создания совместной рабочей группы, реформирования законодательно-нормативной базы, оптимизации кадровой политики, утверждения перечня документов для обмена аналитической информацией, — последовало решение Президента об отставке Игоря Дрижчаного с поста руководителя СБУ и "переводе" его в СНБО. Наш профильный комитет рассмотрел и поддержал это предложение. Надеюсь, что такой подход поможет избежать повторения политических кадровых шоу: есть законодательная инициатива главы государства, есть постановление парламента… Все четко, все в рамках законодательных процедур. Но крайне важно, чтобы в этом контексте были сделаны соответствующие выводы на будущее. А именно — нельзя допустить, чтобы СБУ превратилась в инструмент исполнения политических заказов, независимо, с какой стороны. Комитет ВР в этом плане настроен жестко и принципиально: если мы увидим попытки "наклонить" СБУ, наша реакция будет адекватной. Мы не за это боролись.

Беседовали Ирина Гаврилова, Александр Юрчук