Записки полевого бойца

В последнее время в лексиконе представителей информационной отрасли общества появилось новое слово. Оно пока еще неуверенно завоевывает свое место, однако имеет все шансы стать одним из самых модных в современном социуме. Это слово "Айвар". А также в связке с ним появился термин "стратегическая игра". Хотя этот термин можно заменить другим – "боевые учения" перед будущими информационными войнами. Так что, в сущности, все написанное ниже можно воспринимать как дневник участника войн нового поколения.

Все начиналось как в странной смеси шпионского боевика и сказки. "Пойди туда, не знаю куда, и сделай то, не знаю что". Сведений об игре "Триада: Украина. Искусство будущих информационных войн" было мало. Мало, потому что, в принципе, подобные игры, хотя и проводились раньше, но в более-менее закрытых кругах. Полигоном проведения игры стала база отдыха под Киевом. Но обо всем по порядку.

День первый

В девять утра будущих участников игры собрали на одной из киевских станций метро. Растерянных, слегка недоумевающих и сонных. Перед автобусом, который должен был отвезти нас в некое Зазимье, начались первые неуверенные знакомства. Тогда я еще думал, что, скорее всего, это будет стандартный тренинг, где основным развлечением станет, как обычно бывает, веселая пьянка по вечерам. Погрузившись в автобус, мы отправились на "полигон". Распределились по номерам, выпили кофе. В общем, обычное заселение. Слегка нервничали и приставали к руководителю Игры с вопросами.

Приблизительно что-то прояснилось на установочном докладе руководителя Игры Александра Коротенко. Он объяснил новый термин – "айвар" и, собственно, его значение на современном информационном рынке.

Айвар (I-war) – это информационная война. Производным от этого есть слово "айварщик", то есть человек, который информационными войнами занимается. Само по себе занятие не новое. В Украине уже давно бывают информационные конфликты, и методы их, в принципе, известны. Однако есть и отличие. Оно состоит в том, что конфликты – это не войны. И проигрыш в конфликте иногда может способствовать выигрышу в войне. То есть, если современные "бойцы информпространств" в основном работают на тактические цели, то Айвар преследует победу в целях стратегических. По крайней мере, общий смысл я понял именно так.

После доклада всех разделили на айвар-школы – Киевскую, Харьковскую и Житомирскую. Разделяли, в принципе, по желанию, но с некоей стратегической целью. Так я попал в киевскую команду. А затем объявили задание – победить в тендере на предоставление айвар-обучения для персонала некой виртуальной компании под условным названием "ДО". И систему оценок – за каждый доклад школа получала некую сумму красных и черных шариков, которые затем подсчитывались и записывались в общую таблицу счета.

Пунктами программы первого дня игры стали аналитический (мониторинг и анализ рынка айвар-коммуникаций в Украине на основе Игры) и креативный (методика создания работоспособных айвар-групп в корпорации-заказчике) доклады.

День второй

Второй этап работы начался с того, что я чуть не проспал завтрак. Как выяснилось, пить на Игре запрещено, по крайней мере, до ее завершения, но этого и не потребовалось, потому что многие участники так втянулись, что по ночам продолжали "мозговой штурм". Задания ставились действительно интересные, поэтому в первую же ночь, когда школы начали работать над проектами создания айвар-групп в корпорации "ДО" и проведением первых информационных войн, отдельные энтузиасты продолжали работать и знакомиться между собой до рассвета. Некоторые вообще поставили интересы группы превыше всего и не спали всю ночь. Но, несмотря на то, что многих должен был сморить сон, я почему-то не видел на докладах людей, которые бы засыпали во время работы. Напряжение и интенсивность Игры поглощали внимание и странным образом мобилизовали скрытые резервы организма.

Проектные доклады групп уже позволили выделить основные линии поведения и работы соперников. Но самое интересное было впереди, когда теория закончилась и наконец-то началась практика.

После представления проектов Александр Коротенко дал своеобразную отмашку. "На нас напали", – поняли представители школ и приступили к отражению атаки, которой с неизвестной стороны подверглись все участники. Тогда же определилось и "игровое время" – 2010 год.

Оборонные доклады школ с разной долей успешности ответили на информационный удар по-разному. Житомир перевел все в шутку, Харьков столкнул двух других участников тендера, а Киев начал готовиться к отражению атаки на заказчика. Как выяснилось уже позже, прав оказался Житомир, потому что атака действительно исходила не от серьезных структур, а от "психов-одиночек" без опыта, но с наглостью.

Игра подошла к своей кульминации, собственно, первой атаке, которая должна была выбить соперников как из тендера, так и с рынка, однако до этого наступила фаза самоанализа, в которой каждый из участников Игры должен был проанализировать себя, свою команду и ситуацию в Игре. И это был первый конкурс, в котором безоговорочно победили киевляне. Мало того, после этого конкурса кардинально изменилась общая ситуация: бывшие аутсайдеры оказались на первом месте, сместив безоговорочных лидеров на третье. Рефлексивные доклады школ начались в 20:30 и закончились в районе двух часов ночи. Несмотря на усталость и приближающийся голод (кормить ночью нас никто не собирался), большая часть игроков все же оставалась в зале, не желая пропускать ни слова из докладов соперников и ремарок ведущего. И хотя следующий день был самым важным, уйти с рефлексии казалось глупым решением.

День третий

Задание было простым и лаконичным: разбить своего соперника (по жеребьевке) в пух и прах, чтобы не поднялся. И снова группы энтузиастов работали всю ночь. И снова никто не выспался. И снова это не помешало игрокам чувствовать себя свежими и бодрыми. Что же касается вашего покорного слуги, то я все-таки достиг цели первого "послештурмового утра" и завтрак уверенно проспал.

Атакующие доклады стали завершающим звеном Игры, финальным рывком перед оглашением результатов. В связи с тем, что они были проведены не столь профессионально, как хотелось руководителю Игры, он давал каждой команде еще два шанса для создания одного сообщения, которое полностью уничтожит соперника. Ну а уже после этого начался подсчет результатов и подведение итогов Игры.

Сформированные в первый день команды можно разделить по опытности в Игре. Житомир – это группа людей, которые играли в Игру и знают, чего от нее можно ожидать. Харьков, в котором соотношение новичков и "профи" приблизительно равное, и Киев – школа новичков. Выиграл Харьков, Киев занял второе место, а изначально опытный Житомир оказался на третьем, хотя отрыв от второго был минимальным.

Игра показала, как в самые крайние сроки можно организовать работающие схемы коллективного мышления у изначально разных по возрасту и социальному положению людей. Как можно победить некоторые стереотипы. И как можно выигрывать и проигрывать достойно.

Плюсы ее состоят в максимальном приближении к реальной ситуации. И, как и подобает каждой игре, она изначально организована так, чтобы зацепить и держать участников с самого начала и до конца, заставляя людей забывать о голоде, усталости.

После окончания, когда каждый из игроков мог высказать свое мнение об этих трех днях, многие признали, что с удовольствием сыграют еще раз. Потому что игра стала своеобразным наркотиком, который поддерживает в тонусе жизнь реальную. Дает право на риск там, где его может не быть. Дает возможность увидеть последствия решений в будущем. Дает возможность воспользоваться всеми знаниями и мобилизовать ресурсы логики и интуиции.

День завтрашний

И казалось, что уже все. Игра окончена, итоги подведены. Однако, как выяснилось, это было лишь начало. Начало новой эры информационного пространства Украины. На подведении итогов был создан новый орган – "Лига айвар-систем Украины", под проектом создания которой мог подписаться каждый из участников Игры. Поэтому традиционный для закрытия мероприятия праздничный ужин стал празднованием открытия новых горизонтов информационных войн в Украине.

Так закончился последний день Игры и первый день рождения в Украине нового слова и новой системы информационного пространства. На самом деле все вышеописанное лишь поверхностно передает то, что произошло за эти три дня. Ведь для того, чтобы полностью понять суть какого-нибудь явления, нужно хотя бы немного пожить в нем. И теперь остается лишь ждать, когда начинающие айварщики, пока еще полуфабрикаты, станут полноправными генералами Третьей мировой. Гуманной, бескровной, но от этого не менее жесткой информационной войны.