Страна угроз

Благодаря нашему президенту народ Украины наконец-то узнал, чем должен заниматься Совет национальной безопасности и обороны: реформировать жилищно-коммунальное хозяйство. По мнению Виктора Ющенко, ЖКХ является «ключевой инфраструктурой нации, от режима работы которой зависит политическая стабильность и безопасность». И несет в себе эта инфраструктура угрозы нацбезопасности в экономической, социальной и экологической сферах.

Надо сказать, что с точки зрения приоритета прав и свобод человека и гражданина, верховенства закона, президент абсолютно прав. С ним солидарен и секретарь СНБО Виталий Гайдук, заявивший уже проведший соответствующее совещание, и признавший, что состояние жилищно-коммунального хозяйства является критическим, реформирование не проводится и так дальше жить нельзя. А жить дальше можно лишь внедряя рыночные механизмы хозяйствования, привлекая инвестиции, совершенствуя систему управления. Например, приняв Жилищный кодекс. Теперь, надо полагать, спасать ЖКХ, как того требует закон об основах нацбезопасности, президент с секретарем будут «путем проведения взвешенной политики в соответствии с принятыми в установленном порядке доктрин, концепций, стратегий и программ». Например, внесут под номером 68 соответствующий пункт в статью о наличных угрозах. Пока там такого нет, хотя приблизительно соответствует предмету строчка «поддержание в нормальном техническом состоянии систем жизнеобеспечения».

Но раз президент сказал, что это важно, следует предположить, что такие угрозы, как посягательство на территориальную целостность страны, попытки вмешательства в ее внутренние дела, нелегальная миграция, распространение коррупции, сращивание бизнеса и политики и даже вопросы поддержания в соответствующем состоянии ядерных объектов уходят на второй план. Главное – починить трубы и котлы. Понимание этого пришло на шестнадцатом году независимости и в завершение второго года президентства Ющенко.

Уже не так важны взрывоопасное наследие Советской армии, критическое состояние основных производственных фондов в базовых для экономики отраслях, моральная и культурная деградация общества, распространение наркомании, алкоголизма, социальных болезней, демографический кризис и кризис в медицине. Реформирование ЖКХ под руководством СНБО - вот первоочередная задача.

Правда, отопительный сезон уже начался, и реформировать что-либо поздновато. А проблема эта касается, прежде всего, граждан, которым давно пора бы научиться самоуправляться на уровне многоквартирного дома. Собирать деньги на собственные нужды, поддерживать дом в чистоте, а коммуникации в исправности, для чего нанимаются частные исполнители.

Правда, граждане плевать хотели на собственное жилье, их устраивает дворник дядя Вася с сизым носом и ЖЭК, в котором можно орать «Доколе?!» и требовать невозможного. И потом мерзнуть. В этих условиях желание не допустить, как выражается политолог Вадим Карасев, «алчевскизации страны», это по-государственному мудро. Но только что мешало новому и перспективному премьер-министру Виктору Ющенко организовать хотя бы выполнение Указа президента Украины «Об ускорении реформирования жилищно-коммунального хозяйства», изданного в октябре 1999?

Вместо этого была инициирована ликвидация с 2000 года дотирования ЖКХ, а когда Бюджетный кодекс отнес программы жилищно-коммунального хозяйства к расходам, не учитываемым в расчетах межбюджетных трансфертов, кризис углубился. Без упреждающего введения рыночных механизмов, без окончательного создания системы собственности эти шаги привели к провалу программ обновления основных фондов жилкоммунхоза, хроническому «недоремонту» и прочим «приятным» моментам.

Принятый в 2004 году закон об общегосударственной программе реформирования развития ЖКХ до 2010 года должным образом не выполнен, а в прошлом году Ющенко реорганизовал Госжилкоммунхоз в состав Министерство строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства.

Но кто старое помянет – тому глаз вон. Теперь уже президент одумался, но ЖКХ перерос в степень угроз для жизнедеятельности государства. А потому давайте структурируем проблему. Определимся в понятиях.

Как мы убедились на примере закона, понятие национальной безопасности довольно широкое. В него в конечном итоге можно включить вообще все, что находится вокруг нас. И вряд ли с этим можно было бы спорить: инфраструктура, экономическая и бытовая, изношена до чрезвычайности. Кроме того, в последние годы явлениями, несущими угрозу нацбезопасности, общественные и политические деятели называли:
- развертывание новых баз НАТО близ украинских границ;
- Лакшми Миттала и его политику по закупке кокса;
- контрабанду;
- некачественные продукты питания;
- Виктора Ющенко, как представителя «марионеточных политических сил, зависимых и действующих по указке извне»;
- решения о приватизации стратегических предприятий;
- иностранные банки;
- организованную преступность в соединении с коррупцией; - трамадол;
- конституционную реформу;
- неурегулированность приднестровского конфликта;
- нереформированные правоохранительные органы и спецслужбы;
- Петра Порошенко, который это сказал;
- торговлю прессой в метрополитене (спросите у Кармазина, он расскажет);
- бюджет, разработанный правительством Януковича и др.

Таким образом, проблемой национальной безопасности можно объявить вообще все, что мешает тебе жить, чем общественные и политические деятели успешно и занимаются. Если рассмотреть президентские инициативы через эту призму, все видится в ином свете. Тема «борьбы за ЖКХ» всего лишь переведена в плоскость «языковых игр», приватизируется конкретным институтом власти в его попытках иметь влияние на другой институт власти. Не верится, что уважаемый Виталий Гайдук сам пойдет уговаривать граждан закрывать двери в подъездах. Но он может попробовать заставить Кабмин.

Это легко можно доказать на примере двух законопроектов о Кабинете министров – правительственном (принятом на прошлой неделе в первом чтении) и президентском. Их концептуальное отличие, как заметил комментировавший их с парламентской трибуны министр юстиции Александр Лавринович, в определении статуса Кабмина.

В первом случае это высший орган в системе исполнительной власти. Во втором - орган, который лишь «содействует осуществлению главой государства его полномочий». Правительство старается освободить себя от участия в консультативных, совещательных и вспомогательных органах, создаваемых президентом, президент же туда его настойчиво запихивает.

В частности, статья 30 проекта, альтернативного кабминовскому, предполагает подконтрольность правительства Совету нацбезопасности и обороны. «Это понятно, поскольку это квази-коллегиальный орган, который формируется единолично главой государства и используется для утверждения тех решений, которые глава государства считает необходимым вынести для рассмотрения этого органа», - подчеркнул Лавринович.

Сторона президента протестует, говорит, что все эти инициативы необходимы для «конструктивного сотрудничества» между президентом и правительством, но стиль этого сотрудничества как раз и виден на рассматриваемом нами примере. Кстати, как и перспектива подписания президентом Закона о Кабмине в нынешней редакции. Стиль сей заключается в формуле «мы определяем, вы выполняете», причем в случае с ЖКХ налицо попытка «привязать» Кабмин к явно провальной теме, где все запущено настолько, что любое неосторожно движение вызывает обвал породы. А значит, когда тела неудачников извлекут из-под обломков, их можно будет прилюдно выпороть. Под залпы башенных орудий.

Это привет из 2004 года. Во вторую годовщину Майдана в тревожном голосе президента, говорящего о жилкоммунхозе, как ни странно, слышны отзвуки былой иерархии. Тогда Администрация президента еще была стратегическим штабом, а Кабмин – органом, несущим ответственность за решения, рождающиеся, как говорят в армии, в глубинах наших глубин. Кстати, Янукович это хорошо понял, и, как говорят очевидцы, демонстративно ушел с заседания СНБО, где обсуждались актуальные проблемы реформирования ЖКХ. Такая вот получается угроза национальной безопасности. Гражданам Украины в сложившейся ситуации настоятельно рекомендуется закрывать дверь в подъезд самостоятельно.