Импорт трудоголиков

На днях российский Кабинет министров рассмотрел вопрос о мерах по упорядочиванию миграции. Основным пунктом будет введение квотирования для трудовых мигрантов из стран ближнего зарубежья. В том числе – и Украины. Это важно с учетом новых законов, которые вступают в силу с 15 января 2007 года и позволят трудовым мигрантам из стран, не имеющих визового режима с Россией, получать регистрацию по месту работы. Украинские чиновники говорят, что до вступления в силу нового закона необходимо подписание двустороннего соглашения, которое позволяло бы решать типичный набор проблем рядового "заробитчанина"…

Закон касается выходцев из всех государств СНГ (кроме Грузии и Туркмении) и позволяет получать регистрацию непосредственно на рабочем месте. Предполагается, что приезжим будут выдаваться специальные пластиковые карточки – своеобразный аналог американской "грин карты". При этом лицензирование "импорта" рабочей силы в России не вводится (хотя об этом много говорилось в прессе и на политическом уровне).

Идея выдавать зарегистрированным по месту жительства мигрантам лицензии на право работать многими экспертами признается нежизнеспособной, поскольку это невыгодно в первую очередь работодателям. По данным российских миграционных служб, в Москве практически невозможно получить лицензию. Но вместе с тем, около четверти украинцев, которые выехали на заработки в Россию, осели именно в Москве и Подмосковье.

В украинских рабочих руках Москва заинтересована кровно, поскольку москвичи отказываются торговать на рынках под "патронатом" выходцев с Кавказа и Азии, не хотят идти в малопрестижные сферы – водителями московских троллейбусов, трамваев, автобусов, трудиться в дорожном и жилищном строительстве.

Не секрет, что в крупных городах, Москве и Санкт-Петербурге многие инфраструктурные подразделения не в состоянии обойтись без иностранной рабочей силы. Считается, что почти 80% компаний, занимающихся ремонтом и строительством, используют труд нелегальных рабочих, в том числе и украинских. Если предположить, что все они одномоментно покинут рабочие места, стройки в крупных городах России придется заморозить.

Поэтому о запрете трудовой миграции, в первую очередь из соседних стран (Украины, Беларуси), речь уже давно не идет. Российские власти пытаются лишь упорядочить этот процесс, вводя квоты на определенные профессии.

Перед вступлением в силу нового миграционного законодательства решено также усовершенствовать и систему квотирования. На сегодняшний момент, чтобы стать квотированным работником, необходимо пройти довольно сложную процедуру оформления документов в соответствующих ведомствах. Согласно же новой системе, "заказывать" себе приезжих работников сможет предприятие. Это будет напоминать советскую систему лимитов в крупных городах СССР. Как и тогдашней "лимите", современным мигрантам из ближнего зарубежья также обязаны предоставлять жилье или создавать условия, благодаря которым они смогут обеспечить себе крышу над головой.

Эксперты говорят, что квотирование – более жизнеспособная идея, чем лицензирование, но реализовать ее в российских реалиях так же трудно. Рынок дешевой рабочей силы сплошь находится в тени, и реально контролировать его нет ни средств, ни возможностей. В некоторых дальних регионах местные власти напротив пытаются максимально упростить процедуру регистрации рабочих из ближнего зарубежья. Но поскольку украинцы туда не добираются, берут на работу китайцев и вьетнамцев.

Предполагается, что квотирование в сочетании с новым миграционным законодательством (после Нового года) позволит предприятиям, нуждающимся в рабочей силе, давать рекламу, приглашая к себе заграничных рабочих. И это частично очистит рынок от посредников-"работорговцев".

Правда, те же заводы с массой вакансий, хотят пополнить свои ряды не официальными работниками, а именно нелегалами, которым можно давать меньшую зарплату и не платить за них социальные взносы. Они также не собираются брать на себя груз жилищных проблем приезжих. В этом смысле введение лимитов или квот ничего не изменит. Другое дело – квалифицированная рабочая сила. Мнение о том, что Украина поставляет России только строителей, водителей и лоточных торговцев – ошибочно. По приблизительным оценкам исследовательских центров в Москве, 2/3 трудовых мигрантов сейчас находятся в среднем классе по уровню жизни. Это представители творческих и технических профессий: программисты, инженеры, архитекторы, коммерсанты. Именно для таких категорий квотирование было бы интересно, поскольку они смогли бы через Интернет и СМИ узнавать информацию об имеющихся вакансиях и принимать участие в конкурсе на их замещение. Для этих людей важен не столько заработок (они могут неплохо обеспечить себя и на родине), сколько положение, карьерный рост, профессиональные перспективы. Они заинтересованы заключить официальный контракт и пребывать, так сказать, в правовом поле. Специалисты говорят, что именно высокопрофессиональная трудовая миграция заинтересована в подписании нового соглашения между Украиной и Россией, где бы оговаривались все моменты – от правовой защиты в случае невыполнения условий контракта до обязательности предоставления медицинской страховки и т.д.

Впрочем, как показало последнее заседание правительства РФ с участием Владимира Путина, процесс урегулирования миграции только начался, и принцип двусторонних соглашений будет ясен, когда российские чиновники, наконец, придут к единому знаменателю в вопросе, как им обустроить импорт рабочей силы. Многое будет зависеть и от политического климата: ведь главным камнем преткновения в "миграционном сотрудничестве" является дилемма, давать ли отдельным странам-соседям (например, Украине) "трудовые льготы" или сделать правила одинаковыми для всех стран-поставщиков рабсилы.