Грузинский акцент

Несмотря на благополучное возвращение на родину обвиненных в шпионаже и терроризме офицеров, Россия продолжает "прессовать" Грузию. Милиция "зачищает" Москву, закрывая развлекательные центры, принадлежащие грузинским криминальным авторитетам. МВД рапортует об аресте 16 членов грузинской преступной группировки, на счету которой семь убийств москвичей, вымогательства и мошенничества с недвижимостью. Федеральная миграционная служба ужесточает визовый режим с Грузией. Доходит, как водится, и до "перегибов на местах" — три школы минобороны России в Грузии запретили грузинским детям посещать занятия.

К счастью, вскоре выяснилось, что это просто недоразумение, и дети граждан Грузии продолжат учиться. 4 октября Госдума России приняла специальное заявление о Грузии. Речь в нем идет об "имевших явно антидемократический характер арестах представителей оппозиционных организаций". И, конечно, о "ничем не обоснованном аресте российских военнослужащих". Далее депутаты констатировали, что "в сложившейся ситуации Россия имеет право на осуществление комплекса мер по обеспечению своей безопасности, защите жизни и здоровья граждан Российской Федерации, включая введение санкций в отношении Грузии, прежде всего финансово-экономических". Впрочем, речь в заявлении идет и о возможности применения более жестких мер, правда, без конкретики. Ведет борьбу Россия и на дипломатическом фронте — в Совет Безопасности ООН внесены два проекта резолюции по Грузии: жесткий российский и более сдержанный европейский. Однако Россия не намерена соглашаться на смягчение формулировок и, несмотря на противодействие США, будет отстаивать свой проект. Любопытно, что суровый российский ответ на действия грузинских властей может дать своего рода обратный эффект, обеспечив сторонникам Михаила Саакашвили победу на выборах в органы местного самоуправления. Что, в свою очередь, отнюдь не приведет к нормализации российско-грузинских отношений. Совершенно очевидно: конфликт между Москвой и Тбилиси переходит в затяжную, но не менее напряженную фазу.

Если раньше затяжное противостояние Москвы и Тбилиси напоминало шахматную партию, то последние события превратили более-менее цивилизованный процесс выяснения отношений в игру "в Чапаева". Грузия и Россия изо всех сил лупят по "шашкам", пытаясь выбить их с доски, а если повезет — то и угодить этой самой шашкой в глаз противнику. Собственно говоря, "шпионская история" — лишь частное проявление серьезного, трехстороннего и, не побоюсь этого слова, геополитического конфликта.

После того как Грузия депортировала российских военных, обвиненных в шпионаже и терроризме, отношения между "бывшими сестрами" переходят в стадию "прохладной войны". Россия не торопится отменять введенные санкции, грузинская сторона отвечает в духе "нам не страшен серый волк". Однако об этом далее, а для начала вкратце напомним читателям, как развивался "шпионский скандал".

Итак, в среду, 27 сентября, в Грузии были задержаны четверо российских военнослужащих: подполковники Александр Савва, Дмитрий Казанцев, Александр Завгородцев и майор Александр Баранов. В четверг вечером глава МВД Грузии Вано Мерабишвили заявил о раскрытии крупной шпионской сети и предоставил журналистам первые доказательства ее существования. Министр передал журналистам видео- и аудиоматериалы, являющиеся, как он выразился, "доказательством агентурной деятельности группы российских офицеров, задержанных в Грузии в течение последних суток по обвинению в шпионаже и подрывной деятельности".

На переданных журналистам материалах зафиксированы встречи российских офицеров с их агентами на проспекте Церетели в Тбилиси, на рынке Исани, в ресторане "Не горюй". По словам Мерабишвили, съемки подтверждают факты передачи крупных денежных сумм. Журналистам предоставили и записи телефонных разговоров, где российские офицеры поручают агентам найти материалы под грифом "секретно", записи разговоров с агентами, где те сообщают, как они выходят к местам дислокации подразделений Вооруженных сил Грузии и передают материал о военных учениях Минобороны Грузии на полигоне в Орфоло.

Россия отреагировала сразу же. Вице-премьер и министр обороны Сергей Иванов выражений особо не выбирал. Он назвал происходящее в Тбилиси "полным беспределом" и заранее пожалел грузинский народ. "Обвинения в адрес российских офицеров — надуманные и маразматические, — сказал министр. — Реакция России будет адекватной и вменяемой. "Климат" в Грузии напоминает 37-й год. Что касается грузинского народа, мне его просто искренне жаль".

В пятницу, 29 сентября, всем четверым российским офицерам тбилисский суд избрал меру пресечения в виде содержания под стражей на два месяца. Грузинские власти обвинили россиян, кроме шпионажа, в причастности к двум взрывам ЛЭП, железной дороги в Каспи 9 октября 2004 года и нефтепровода в Хашури 17 ноября 2004 года.

И понеслось. Россия отозвала из Грузии посла, привела армию в состояние боевой готовности, посольство прекратило выдачу российских виз грузинам, Москва начала эвакуацию своих дипломатов и семей военнослужащих из Тбилиси. Российские депутаты и чиновники хором заговорили о возможности введения против Грузии самых разных санкций, а спикер Совета федерации Сергей Миронов — о военном вторжении. Глава МИД России Сергей Лавров пообещал подключить к воздействию на Грузию Совет Безопасности, ОБСЕ и даже НАТО. Вице-спикер Думы Владимир Жириновский со свойственной ему непосредственностью предложил начать бомбардировки. Высказался на животрепещущую тему и Владимир Путин, рассказавший о брошенных в тюрьмы офицерах и политике Берия, которую продолжают грузинские власти.

Далее в ход пошли экономические санкции. Россия с полуночи 3 октября приостановила воздушное, железнодорожное, автомобильное и почтовое сообщение с Грузией, а депутаты вознамерились представить в Госдуму законопроект, который позволит правительству регулировать и ограничивать банковские операции и почтовые переводы в отдельные страны и регионы. О какой стране идет речь — догадаться несложно.

Однако 2 октября конфликт начал выходить из "горячей фазы". Грузинские власти объявили о намерении депортировать российских офицеров при посредничестве ОБСЕ, что затем и проделали. Естественно, прибывшие в Россию офицеры заявили журналистам, что расценивают все происшедшее с ними как провокацию и явное нарушение их прав.

И в этом месте снова имеет смысл напомнить хронику противостояния между Россией и Грузией, предшествовавшего "шпионскому скандалу".

Затяжной конфликт. Отношения Москвы и Тбилиси начали заметно портиться после "революции роз", в результате которой в январе 2004 года к власти пришел Михаил Саакашвили. На первой встрече с российским президентом Владимиром Путиным, которая прошла через месяц после избрания, Саакашвили выразил желание "подружиться" с Россией, говорил о необходимости улучшения двусторонних отношений и интеграции Грузии вместе с Россией в Европу. Путин в ответ также заверил грузинского гостя, что Россия готова идти навстречу "практически по любым вопросам". При этом во время выборов Кремль поддерживал соперников Саакашвили.

В сентябре 2004 года Грузия в одностороннем порядке ввела визовый режим, решение о котором было принято в 2000 году, но не действовало до того времени. Далее между странами установился двусторонний визовый режим.

Основная проблема во взаимоотношениях Москвы и Тбилиси — российские миротворцы в зоне "замороженных конфликтов": в Абхазии и Южной Осетии. О желании "объединить Грузию" Саакашвили говорил еще до выборов и через полгода после своего избрания даже попытался сместить главу Южной Осетии Эдуарда Кокойты. Однако ему это не удалось. Ввести войска в непризнанную республику президент также не мог из-за присутствия российских миротворцев.

Саакашвили почти два года требует вывода российских военных из грузинских автономий. На 61-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН президент Грузии убеждал собравшихся, что Россия занимается подрывной деятельностью на территории Южной Осетии и Абхазии. Саакашвили обвинил в Москву в аннексии грузинских территорий. В феврале этого года визы стали необходимы и для российских миротворцев, которые ранее могли находиться в Грузии без них.

Россия ответила экономическими санкциями. С 27 марта был запрещен ввоз вина и виноматериалов из Грузии, а также ее союзника по ГУАМ — Молдовы. В начале мая запрет коснулся и минеральных вод "Боржоми" и "Набеглави" — они неожиданно не прошли медицинский контроль.

В июле этого года Грузия в ответ приняла деятельное участие в отсрочке вступления России в ВТО. В качестве условия вступления Тбилиси потребовал вывода российских миротворцев и отмены запрета на экспорт вин и минеральной воды. Хотя переговоры о вступлении затормозили США, Грузия также поучаствовала в этом процессе.

Здесь имеет смысл поговорить об участии Соединенных Штатов в российско-грузинских делах подробнее.

"Американский след". После распада СССР США рассматривают Грузию как свой опорный пункт на Кавказе. Пункт, дающий возможность пытаться некоторым образом ограничить влияние России в этом регионе. Достаточно вспомнить американских инструкторов, обучающих грузинских военных, или визит Джорджа Буша в Тбилиси. Естественно, Москве это решительно не нравится. Что, в свою очередь, служит причиной уже российско-американских "недоразумений". Несомненно, масла в огонь подлили и недавние события в Нью-Йорке, где главы МИД стран НАТО одобрили решение о переходе Грузии на следующий этап сотрудничества с альянсом — "интенсивный диалог". Начало "интенсивного диалога" — это формальный процесс, который в конечном итоге ведет к членству в Северо-Атлантическом альянсе.

Поэтому стоит ли удивляться, что сразу после ареста российских офицеров в прессе появилась информация об "американском следе". Версию о непосредственном участии американцев опубликовала, к примеру, грузинская газета "Алиа". По ее мнению, к аресту офицеров причастно ЦРУ. И российских офицеров могли обменять на задержанных в России весной этого года четырех британских дипломатов. О возможном "американском следе" говорили и западные аналитики. Как заявил главный редактор Бюллетеня стратегической информации TTU, (Париж) Арно Калика, "сложно представить, что операция по аресту российских офицеров в Грузии была проведена без Вашингтона, учитывая тесные связи в военной сфере между Грузией и США".

Как бы то ни было, Соединенные Штаты включились в процесс сразу после ареста российских военных. Скажем, США наверняка повлияли на решения Совета Безопасности ООН не принимать в ускоренном порядке заявление о происходящем в Грузии. Внеочередное заседание СБ было созвано Россией, и постоянный представитель Москвы при ООН Виталий Чуркин назвал задержание российских офицеров в Тбилиси "кульминационной точкой серьезных провокаций, в которых виновны грузинские власти". Россия предложила ООН свой текст заявления, в котором действия Тбилиси расценивались как "провокация". Кроме того, в проекте документа содержалось требование вывести грузинские войска и другие военные формирования из Кодорского ущелья и вернуться к исполнению плана мирного урегулирования, подписанного в Москве 14 мая 1994 года. Но российский вариант документа членов Совбеза не удовлетворил.

Кто победил? Итак, российско-грузинской войны не будет. Впрочем, мира тоже. И Москва, и Тбилиси, по-видимому, расценивают окончание "шпионского скандала" как свою победу. Россия, изо всех сил стремящаяся вернуть себе статус сверхдержавы, полагает, что указала бывшей младшей сестре ее "место". Тем не менее санкции она отменять не собирается — чтобы неповадно было. 4 октября, через день после депортации российских офицеров, Госдума приняла грозное постановление. В нем, как нетрудно догадаться, говорится о "провокациях", "шантаже" и "государственном терроризме". Ну и, естественно, депутаты заявляют, что Россия имеет полное право на осуществление комплекса мер, направленных на защиту законных интересов национальной безопасности, жизни и здоровья граждан своей страны. То есть различного рода санкций: "прежде всего — финансово-экономических", но указывается и на право России принять более жесткие меры.

По мнению многих российских экспертов, Грузия поняла, что зашла слишком далеко, испугалась санкций и международного давления и "дала задний ход". Но так ли это?

Скорее всего, арест российских офицеров был всего лишь попыткой спровоцировать иностранное вмешательство, которое положило бы конец влиянию Москвы в сепаратистских регионах Грузии. Ведь буквально за неделю до описанных выше событий Владимир Путин, как утверждает Тбилиси, беседовал с главами двух отколовшихся регионов. Интересно, что Кремль не стал ни подтверждать, ни опровергать заявления о встрече президента России с лидерами Абхазии и Южной Осетии. Вероятно, Грузия решила, что так дальше продолжаться не может и надо срочно что-то делать. А что привлечет внимание к проблеме лучше, чем громкий, с привлечением ЕС, НАТО, ОБСЕ и еще Бог знает кого, скандал?

И надо отметить, что в этом смысле Тбилиси преуспел. Уже после депортации арестованных российских офицеров Госдеп США заявил, что теперь самое время перейти к решению проблем, "лежащих в основе" спора. Имеются в виду "замороженные конфликты" в Абхазии и Южной Осетии, пояснил помощник госсекретаря США по делам Европы и Евразии Дэниел Фрид. И продолжил: "Все наши шаги направлены на поддержку территориальной целостности Грузии".

Что касается России, то, кроме морального удовлетворения, Москва получила в перспективе дальнейшее ухудшение отношений с Западом. Вот лишь несколько цитат из европейской и американской прессы.

Liberation. "Уязвленная постоянными уколами своего бывшего сателлита, Россия пошла на его удушение".

The Washington Post. "Сосредоточив власть в Москве за счет уничтожения нарождающейся демократии в стране, в последние годы Путин посвятил себя восстановлению кремлевского политического и экономического господства в бывших советских республиках, получивших независимость в 1991 году. Одной из его целей стала небольшая страна на Кавказе — Грузия, которая вызвала ярость Путина, ступив на путь либеральной демократии и обратившись лицом к Западу".

The Guardian. "Противостояние — это фрагмент более широкой конфронтации между бывшей советской республикой (демократической, независимой и стремящейся к формальному альянсу с Западом) и полуавторитарной Россией, которая сохраняет собственнические инстинкты по отношению к территориям, которые считает своими окраинами".

Что же проистекает из всего вышеизложенного? То, что конфликт между Россией и Грузией отнюдь не исчерпан. И исчерпан быть не может без радикальных перемен или в одной из стран, или же в обеих. Совершенно очевидно, что Грузия Саакашвили никогда не смирится с возможной потерей Абхазии и Южной Осетии, а Россия ни за что не прекратит поддержку сепаратистских течений и противодействие расширению влияния США на Кавказе. А значит, продолжение следует.