Закон под грудой тел

У законопроекта о Кабинете министров нелегкая судьба. Десять лет он пытается появиться на свет, но всегда ему что-то мешает. Чаще это было президентское вето. Теперь на пути одного из основополагающих в новой политической системе законов встала борьба интересов. Презентованный в минувший вторник проект, в подготовке которого принимал участие даже министр юстиции Роман Зварыч, "зарубил" Секретариат президента.

Как еще, если не борьбой интересов, можно обозвать желание главы государства (точнее его аппарата, не определенного Конституцией никак) вынести на рассмотрение Верховной Рады свое собственное видение того, каким должно быть правительство? Теперь логично ожидать, что КМУ в отместку подготовит законопроект "О президенте Украины".

Еще более логичным в системе власти, где доминирующее место занимает парламент и прошедшие в него партии, является одновременное формирование пакета из документов, определяющих место президента и правительства. Но украинская политика – не место для логичных решений. Поэтому и драчка получилась на ровном месте.

Вкратце о развитии событий. Во вторник вице-премьер по гуманитарным вопросам Дмитрий Табачник, замминистра Кабмина Александр Лавринович и министр юстиции Роман Зварыч презентовали законопроект "О Кабинете министров Украины". О документе было сказано, что он согласован с Секретариатом президента и лично с советником главы государства Игорем Колиушко, и должен быть внесен как неотложный.

Лавринович предрек законопроекту нелегкую судьбу. И был прав: на следующий день Игорь Колиушко созвал прессу на брифинг и сообщил, что Кабмин не учел вообще никаких пожеланий Секретариата и кое-где проект не соответствует Конституции. А посему последним будет доработан старый законопроект и президент Ющенко внесет на рассмотрение Рады именно его.

На сайте Секретариата президента полностью изложены все претензии. Перечисляем. Неконституционные положения, по словам советника президента, касаются внесения президентом кандидатур министра обороны и иностранных дел по предложению парламентской коалиции, возможности отмены Кабмином актов глав местных госадминистраций, экспертизы правительством законопроектов, внесенных президентом или народными депутатами.

Среди других принципиальных недостатков законопроекта, Колиушко назвал: - исключение положения о посте госсекретарей министерств;
- отсутствие нормы о праве президента приостанавливать действие актов Кабмина;
- отсутствие четко выписанной процедуры контрассигнации актов президента;
- запрет для членов правительства и других руководителей органов исполнительной власти входить в состав консультативных, совещательных и других органов, созданных президентом;
- полномочия правительства в отношении назначений на посты заместителей глав райгосадминистраций;
- создание "Аппарата премьер-министра Украины";
- полномочия Кабмина по утверждению типовых штатов и структуры местных исполнительных властей;
- чрезмерно широкие льготы в пенсионном обеспечении министров, в том числе, бывших.

Как такой перечень пунктов мог остаться несогласованным остается загадкой. Если министры врали, то на что они надеялись? Если все было согласовано на самом деле, почему остался недовольным Секретариат? Нам удалось добыть Кабминовский законопроект о себе самом, чтобы сравнить претензии с действительностью. Наша, если позволите, юридическая экспертиза.

Итак, в том же порядке, что говорил советник Колиушко. "Министр обороны Украины и министр иностранных дел Украины назначаются на должность Верховной Радой Украины по представлению президента Украины", - говорит законопроект, и Конституция (пункт 10 статьи 106) говорит то же самое.

В проекте действительно есть статья о полномочиях Кабмина в части отмены целиком или полностью актов местных госадминистраций, однако Конституция прямо указывает, что главы местных администраций ответственны как перед президентом, так и перед Кабмином, которому они еще и подточетны и подконтрольны. Их неправильные решения могут быть отменены как президентом Украины, так и вышестоящим начальством по исполнительной ветви, что вполне логично.

И последняя антиконституционность: экспертиза. В тексте кабминовского проекта действительно говорится, что Кабмин обеспечивает проведение экспертизы законопроектов, составленных "другими субъектами законодательной инициативы", но только тех, которые присылаются Верховной Радой. Если прислали, будут сделаны выводы, и они должны быть учтены в обязательном порядке. По поводу остальных пунктов можно сказать, что наиболее существенными являются первые два – про приостановку актов Кабмина и контрассигнацию, - но по этому поводу (что было официально заявлено) правительство обратилось за разъяснениями в Конституционный суд и ни на чем не настаивало.

Институт госсекретарей с точки зрения своей полезности вызывал огромные сомнения еще в те времена, когда только был введен и ничем ее доказать не старался, а остальное, пардон, несущественно. Нужен премьер-министру свой Аппарат – пусть создает, хочет на пенсию – пусть идет, дает рекомендательный (!) перечень структуры, ограничивает предельную численность чиновников-исполнителей на местах – широкая дорога, ему с ними работать. По поводу заместителей глав администраций на местах, так их кандидатуры Кабмин "погоджує", а главы (непосредственные начальники заместителей) вообще назначаются только с согласия президента. А детали выплат единоразовых выходных пособий вообще не есть предмет первоочередной важности и публичных дебатов.

В общем, ничего военного, как выясняется, в проекте Закона о Кабмине и не было. Ну, может быть, кроме пункта о том, что должностные лица аппарата СНБО, Секретариата президента, консультативных, совещательных и других вспомогательных (курсив наш – Версии) органов и служб, создаваемых президентом, не имеют права давать поручения Кабинету министров, его членам, и вмешиваться в их деятельность. Все эти отношения законопроект предлагает урегулировать соответствующими законами! А пока запрещает представителям исполнительной власти в эти органы входить.

В общем, все могло бы закончиться быстро и красиво. Но поскольку вечером того же дня, как советник президента Колиушко озвучил свои замечания, было объявлено, что переговоры по широкой коалиции срываются, можно делать вывод: торг за полномочия не закончен, а потому процесс законотворчества будет продолжаться. Грустно только, что законодательные акты, определяющие взаимоотношения институтов, вновь оказываются завалены грудой тел, эти институты временно персонифицирующих.