Дмитрий Выдрин: Оппозиция по-взрослому

Оппозиция ищет комфортную среду обитания и хочет быть "в законе", а власть готова ей это дать. И потому сейчас уже существуют два законопроекта об оппозиции, подготовленные оппонентами — в недрах фракций Блока Юлии Тимошенко и Партии регионов — и, следовательно, имеющие разные формулировки. О том, что из этого может получиться, в интервью "КТ" рассказал Дмитрий Выдрин (БЮТ)…

Дмитрий Игнатьевич, фракция БЮТ очень эффектно завершила парламентскую сессию — накрыла свои места в сессионном зале украинским флагом. А почему не произошло такого же эффектного снятия "покрывала"?

— Хотя меня изредка называют политическим стилистом, однако я больше предпочитаю работать в виртуально-интеллектуальной, а не в оформительской сфере. Поэтому не был причастен к такому ноу-хау — накрытию знаменем. Как, впрочем, и к решению, в соответствии с которым мы заканчивали сессию с одним большим флагом, а начинали с маленькими флажками. Если вы обратили внимание, то на каждом рабочем месте депутатов БЮТ есть два маленьких флажка: один — фракционный, а второй — государственный. Решили применить именно такой дизайн.

Идея насчет досрочного роспуска парламента уже окончательно похоронена?

— Нет. Просто она перешла из доминирующей темы в сопутствующую. Другими словами, при рассмотрении любых проблем во фракции учитывается такая вероятность развития событий. Если раньше акцент делался на то, чтобы любой ценой добиться проведения досрочных парламентских выборов, то сегодня просто принимаются во внимание сценарии любых досрочных кампаний — не только в Верховную Раду и местные советы. Не исключен вариант проведения досрочных президентских выборов. Мало ли как будет развиваться ситуация. В жизни все бывает. Политик должен учитывать не только 100-процентную, но и 10-процентную вероятность.

Проект закона об оппозиции разрабатывался при вашем участии?

— Вначале было дело. Мы предложили свою интеллектуальную помощь коллегам из Партии регионов. Наверное, я был не очень удачным переговорщиком, поскольку они не пришли на встречу по поводу формирования круглого стола с оппозицией. Мы тогда представляли будущую власть, а они — будущую оппозицию. Я разрабатывал большой блок вопросов, которые должны были помочь нашим братьям по разуму, но не по политике, сформулировать цели, задачи, проблемы, которые будут стоять перед украинской оппозицией. Насколько мои наработки вошли в наш закон об оппозиции — трудно сказать.

Создалась парадоксальная ситуация: закон об оппозиции фактически должна принимать действующая власть. Сможет ли оппозиция получить у власти столько прав, сколько она захочет?

— Оппозиция не сможет. А общество сможет. Поэтому любая оппозиция пытается сделать своим главным союзником общество. Многие сравнивают политику в Украине с карточной игрой, поскольку многие украинские политики — профессиональные картежники. По крайней мере, в прошлом. В тех странах, где более популярно казино, политику сравнивают с рулеткой. Главный принцип карт и рулетки: ты не можешь ничего выиграть, если ничего не ставишь на кон. У нас, пожалуй, было только одно исключение — Майдан. Тогда политики выиграли, практически ничего не поставив на кон. За них ставку сделал народ. Но сегодня уже все понимают, что надо делать ставки. Некоторые ставят деньги и выигрывают. Сегодня в Украине деньги — это универсальная фишка. Если денег нет в достаточном количестве, тогда используются электоральные симпатии. У оппозиции, как правило, нет больших финансовых ресурсов, поэтому она всегда борется за то, чтобы поставить на кон максимальное "количество" симпатий. Оппозиция без поддержки общества так же смешна, как человек, который пришел играть в казино без денег.

Какова будет структура оппозиции: межфракционное объединение, только фракция БЮТ или же индивидуальное членство?

— Не помню случая, чтобы в Украине сначала была построена теоретическая модель, а потом на ее основе формировалась практика. У нас сначала появляется практика, под которую задним числом оформляется теоретическая модель. Да, нам нужно проигрывать разные варианты развития событий. Но жизнь внесет свои коррективы. Полагаю, механизм работы оппозиции будет создан с помощью главного украинского метода — проб и ошибок. Естественно, соответствующие предложения будут сделаны, однако затем в них придется вносить поправки. Так что поживем — увидим.

В проекте закона об оппозиции (редакция Юлии Тимошенко) большое внимание уделяется теневому Кабинету министров. Это станет главной фишкой БЮТ?

— Мы осознанно избегали понятия "теневой Кабмин". Слишком много неприятных ассоциаций связано со словом "тень". Поэтому правительство будет называться оппозиционным. И это, безусловно, станет главным направлением работы оппозиции. Мне кажется, что Юлия Владимировна 60 или 70% своего времени будет уделять отработке механизмов функционирования оппозиционного правительства, подбору кадров для него. Оппозиционный Кабмин впервые создается по-взрослому. Всем, кто привлекается к подобной работе, даются гарантии, что их потом не выбросят с игрового поля. Если ты сейчас министр иностранных дел в оппозиционном правительстве — значит, ты будешь настоящим министром в будущей политической реальности.

Складывается впечатление, что многие положения в законопроекте Тимошенко несколько наивны. Например, право вето оппозиции на решения Кабинета министров. Кроме того, некоторые статьи выписаны под конкретных людей (главу Счетной палаты, членов Наблюдательного совета НБУ).

— Жизнь поправит. Думаю, оппозиция имеет интеллектуальное право накладывать любое вето. На закат солнца, например. А жизнь потом покажет, насколько реальны были наши права. Но есть такой закон: чем больше просишь или требуешь, тем больше получишь. Что же касается второй части вашего вопроса, то создание институтов под конкретных людей — это абсолютно нормальный процесс. Проблема, на мой взгляд, заключается в другом: людей не хватает под институты, а не институтов под людей.

В Украине нет ни экономического, ни финансового кризиса. Есть только кадровый. Если присмотреться, то он повсюду. В жэк заходишь — сидят работники, которые абсолютно не понимают, чем им заниматься, заходишь в администрацию города — люди тоже не понимают. Более того, мне по секрету сказали страшную вещь: даже Президент не всегда знает, чем ему заниматься. Когда начинается рабочий день, он спрашивает у своих работников: а что мы сегодня будем делать? Подобная модель, кстати, характерна для всей Украины. Ни один начальник — жэка, УВД, внешнеполитического ведомства — не знает, чем ему заняться.

Многие говорят, что закон об оппозиции не нужен, поскольку возникнет политическое гетто. Как предотвратить такой вариант развития событий?

— Даже в самой законопослушной стране закон — это гибкая структура. Например, все американские президенты уже двести лет работают практически в одном и том же законодательном поле. Но если в Белый дом заходит сильный президент, то он так его "разжимает", что работать становится комфортно и легко. Это все равно что надеть перчатку на большую, массивную руку. Она растянется. После сильного американского лидера еще примерно пять президентов могут работать комфортно, поскольку у них громадные права. Но если в Белом доме появляется маленький, хилый президент, то эта перчатка ссыхается, и нужно пять президентов, чтобы разжать сузившееся законодательное поле. Поэтому проблема не в законе об оппозиции, а в мощи самой оппозиции. Если будет сильная оппозиция, то она разожмет собственный закон, если он будет ей жать. Или чужой закон. Будет хилая оппозиция, то какие законы ей ни выдумывай, они все равно ссохнутся, как шагреневая кожа, и делать ей будет совершенно нечего.

БЮТ — это сильная или слабая оппозиция? Судя по лидеру — сильная, а вот если проанализировать персональный состав…

— Пока не знаю. Вы сами назвали проблему: со слабой командой лидер не может быть сильным. Как и не может быть сильной команда со слабым лидером. Поэтому сегодня чувствуется дисбаланс. Если положить на одну чашу весов Юлию Владимировну, а на другую — всю нашу громадную фракцию, то, конечно, Тимошенко перевешивает сразу. Очень приятно быть сильным лидером не по отношению к оппонентам, а по отношению к своим. Но на каком-то этапе этот комфорт, мне кажется, начинает мешать. Десятиклассник, наверное, очень комфортно чувствует себя в седьмом или шестом классе, но через некоторое время он деградирует до уровня седьмого класса, если будет находиться в таком окружении. Поэтому проблема Юлии Владимировны — нарушить свой комфорт и начать либо подтягивать людей, либо давать больше функций тем, кто может в какой-то степени составить ей внутрипартийную конкуренцию.

Верите ли вы в эффективность оппозиции?

— Есть несколько проблем, которые необходимо преодолеть для того, чтобы появилась вера. Первая проблема — это умение лидера оппозиции не оглядываться на реакцию своих ближайших друзей, партнеров и соратников. Лидер должен помнить, что у него главный потенциал — это количество простых людей, которые его поддерживают. По данному поводу есть очень хорошая цитата: оппозиция похожа на маленького ребенка. Когда она шумит, это всех раздражает, когда молчит, это всех пугает. Так вот, лидер оппозиции не должен бояться шуметь. И ему не надо бояться молчать, особенно если это молчание связано с продумыванием каких-то концептуальных задач.

Вторая проблема связана с окружением лидера. Ему ни в коем случае нельзя наступать на естественные права членов своей оппозиции. В любой стране у оппозиционного лидера возникает соблазн выстраивать авторитарные монолиты, партии, блоки, исходя из того, что, мол, все мы находимся во вражеском окружении, поэтому давайте временно отступим от внутрипартийной, коалиционной, внутрифракционной демократии. И под этим предлогом иногда ущемляются права людей, их достоинство и личные свободы. Думаю, рядовой член оппозиции не должен терпеть ущемления прав как со стороны власти, так и со стороны своего лидера. У нас, к сожалению, многие внутри оппозиции не понимают этого. Один из героев в гениальном фильме Кустурицы говорит, что главная миссия вратаря заключается в том, что он не должен пропускать в свои ворота мяч не только от противников, но и от друзей своей команды. Поскольку в любом случае — это гол. Так вот, принцип вратаря должен стать главным для любого рядового члена оппозиции: не давать помыкать собой не только власти, но и собственному оппозиционному начальству.

Беседовали Ирина Гаврилова, Владимир Скачко, Александр Юрчук