Автокоммерсанты против военторга

У производителя самых популярных на территории СНГ народных автомобилей поменялось руководство. Гендиректор "АвтоВАЗа" Игорь Есиповский ушел в отставку из-за конфликта со своим заместителем Александром Прониным. Ротация означает поражение в борьбе за предприятие торгово-оружейного лобби (Есиповский был выходцем из "Рособоронэкспорта") и победу группировки, занимавшейся сбытом продукции завода. Произошедшее также означает, что шансы Renault разжиться пакетом "автовазовских" акций резко повышаются, а цены на автомобили будут и дальше повышаться…

Игорь Есиповский родился в 1960 году в Днепродзержинске, окончил Московский авиационный институт, работал на Московском авиационно-производственном объединении им. Дементьева… председателем комитета комсомола, потом пошел по комсомольской линии дальше – в райком. И возможно, стал бы партийным боссом, если бы не закат перестройки. Вовремя сориентировавшись, Есиповский перебрался в кооператив, из которого вырос знаменитый "Менатеп". А потом как-то вдруг стал гендиректором Российского авиафонда, созданного по указу президента для развития оборонной промышленности. В 2000 году его назначили главой департамента товаров и технологий двойного применения ФГУП "Рособоронэкспорт". А с декабря 2005 г. он президент и генеральный директор "АвтоВАЗа".

Александр Пронин полная противоположность отставному гендиректору. Он старше на два года, окончил Московский инженерно-физический институт (МИФИ) и до перехода в автобизнес (до 2000 года) тихо работал в МИФИ заведующим научно-исследовательским отделом на кафедре электрофизических установок. Кандидат технических наук, автор 17 изобретений. Преподавательская деятельность тихони Пронина резко оборвалась 6 лет назад, и он превратился в соучредителя компании-дилера автомобилей ВАЗ.

Александр Пронин был назначен по протекции неведомых высоких чинов в правительственных кругах. Через месяц после его назначения появилась информация о том, что завод выделяет фирме Пронина "Элекс-Полюсу" рекордную для рынка месячную квоту в 5 тыс. машин – 10% поставок "АвтоВАЗа" на внутренний рынок, что вызвало открытое возмущение дилеров. Кроме того, "Элекс-Полюсу" была доверена доставка автомобилей Lada на два ключевых рынка "АвтоВАЗа" – Москву и Санкт-Петербург. Еще через месяц советником господина Пронина был назначен Игорь Лисютин – его компаньон по бизнесу, а вскоре с "АвтоВАЗа" был уволен вице-президент по маркетингу, сбыту и техобслуживанию Владимир Кучай, который имел непосредственное отношение к распределению квот.

Именно квоты и сбыт стали яблоком раздора двух топ-менеджеров. Есиповский, как человек, глубоко преданный военно-торговому лобби, пытался контролировать сбыт автомобилей и поставить дело так, чтобы в схеме участвовали оборонщики. В результате между ним и генеральным директором "Рособоронэкспорта" Сергеем Чемезовыв было подписано генеральное соглашение о сотрудничестве, смысл которого – передать "Рособоронэкспорту" функции по продвижению на внешние рынки автомобильной техники и оборудования. Пронин напротив пытался коммерциализировать сбыт и подчинить его независимой структуре, которую хотел сам и возглавить. Это так называемый "Торговый дом "АвтоВАЗа", который должен заниматься сбытом автомобилей ВАЗ и поставкой на завод комплектующих. Реализация схемы с торговым домом означала, что бывшему комсомольскому активисту Есиповскому достались бы лишь производственные полномочия, а все "доходные" вопросы отходили его заму.

Кроме этого, конфликт развернулся вокруг стратегии развития "АвтоВАЗа", точнее – двух вопросов: продавать ли акции французам и строить ли новый завод. Есиповский добивался передачи работы над стратегией менеджерам из "Рособоронэкспорта", Пронин вырабатывал альтернативный вариант вместе со своими друзьями коммерсантами. Гендиректор лоббировал вопросы ограничения импорта автомобилей в Россию, первым делом пытался пересмотреть отношения ВАЗа с концерном General Motors (производство "ВАЗ-Шевролет") и сосредоточился на идее строительства нового завода мощностью 450 000 машин в год. Его критиковали за консервативный подход и попытку все делать своими силами. Он не любил иностранных консультантов и вскоре после назначения забраковал программу, подготовленную компанией A. T. Keаrnеy. Однако все попытки Есиповского с помощью товарищей из "Рособоронэкспорта" резко изменить положение дел на заводе, страдающем прежде всего от бракованной продукции и масштабного воровства, он не смог.

Александр Пронин в это время стал своеобразным "агентом" Renault и, получив от них поддержку, начал лоббировать проект продажи акций французам с передачей им оперативного управления заводом. По всей видимости, вопрос был решен политически во время последнего саммита "Большой восьмерки" в Санкт-Петербурге. Именно после этого Пронин получил окончательную поддержку своим идеям, и Есиповский, отказавшись от идей выдавить вице-президента, сам начал готовиться к отставке. Судя по всему, с его уходом позиции "Рособоронэкспорта" в Тольятти ослабеют. С приходом французов следует ожидать перепрофилирования завода на выпуск их моделей (может, даже франко-румынских "Дачия"), отказ от модификации "Лад" по проектам завода ("Калина" и "Приора" быстро "умрут") и резкое изменение сбытовой политики. Для украинского потребителя это означает повышение цены на продукцию ВАЗа уже с нового года. И, не исключено, некоторое повышение качества и комфорта российских автомашин в обозримом будущем…