Юность в стиле "ню"

Порнография – как черная дыра в человеческом макрокосме. Все знают, что это, но никто не может четко определить рамки этого явления. Ее сомнительные исторические корни уходят в далекое прошлое, а ветви порноиндустрии цепко оплели настоящее. На сегодня известно, что прошлогодняя прибыль этой сферы деятельности составила 7 миллиардов долларов США, а порнографическая актриса среднего пошиба зарабатывает около 1000 долларов за съемочный день... Самое страшное, однако, не это, а то, что псевдомузами "порноискусства" зачастую становятся дети.

Отношение к порнографии в Украине не укладывается в рамки однозначного "да" (как, например, в Дании и Японии) или непререкаемого "нет" (как в мусульманских странах). В СССР "Указ о запрете пропаганды культа насилия и порнографии" был подписан только Горбачевым (естественно, ведь у нас долгое время даже секса не было), в Украине же порно официально запретили лишь в 2003 году законом "О защите общественной морали от продукции, пропагандирующей порнографию". До этого времени, получается, наказывать было некого и не за что. Однако даже сегодня в законодательстве нашей страны (как, кстати, и в России) нет четкой формулировки того, что представляет собой порнографическая продукция, от которой нужно защищать общественную мораль. И поэтому борьба с "порномафией" у нас немного схожа с работой неквалифицированного врача, который лечит симптомы, не зная названия болезни. Болезнь же в это время усиленно прогрессирует, поражая как взрослых, так и детей.

Ежегодно в Украине от сексуальных домогательств страдают около 8 тысяч детей, каждый седьмой украинский подросток в возрасте от 13 до 16 лет ощущает на себе сексуальное внимание. Более того, социологами доказано, что "участниками сексуального бизнеса" являются 11% детей до 15 лет и 20% шестнадцатилетних подростков. Это слишком много не только для Украины в частности, но и на фоне общих данных: больше половины детской порнографии производится в США, а вот второе непочетное место совместными усилиями заняли Россия, Украина и Белоруссия, по-братски обмениваясь между собой живым "порнотоваром". На фоне этих цифр и не забытого еще прошлогоднего скандала с деятельностью модельного "порноагентства" (в октябре 2005 года на Украине была закрыта крупнейшая в Европе порнографическая студия, где под видом моделей побывало более тысячи девочек от 8 до 16 лет) заседание "Ловушка для детей – порнография" должно было стать особенно актуальным.

Заседание проводилось под эгидой Национального пресс-клуба реформ и положило начало подготовке к ежегодной социальной акции "Не продавайся!", которая пройдет в Киеве осенью. Организаторами и участниками заседания и будущей акции стали Международная школа равных возможностей, ЭКПАТ (Международная организация "Покончим с детской проституцией, порнографией и торговлей детьми"), Министерство Украины по делам семьи и молодежи; многие госструктуры и общественные организации выразили желание поддержать такое важное и нужное мероприятие. Таким образом, помимо изъявления горячей заинтересованности в проблеме, следовало ожидать предложения каких-то конкретных или хотя бы абстрактных путей ее разрешения. Тем не менее, на повестку дня были вынесены совсем уж общие вопросы: насколько активно развивается в Украине порнобизнес, как организаторы привлекают детей к участию в съемках, каковы причины расцвета порнографии в Украине. Что, откровенно говоря, больше напоминало комплексный доклад на тему "Перспективы развития порноиндустрии в Украине с использованием детского труда". Без сомнения, прежде, чем решать проблему, ее необходимо поставить, а перед тем, как поставить – тщательно изучить. Однако этап изучения пора дополнять действиями: за последние 5 лет мировые объемы детской порнопродукции увеличились в 400 раз, а значит, есть спрос, и есть предложение.

"В законодательствах всех стран есть конкретные статьи уголовной ответственности за порнографическую деятельность в целом, однако не прописано наказание конкретно за использование детей, – высказала свой взгляд Ольга Швед, представитель ЕКПАТ. – Хотя в этом случае наказание должно быть гораздо строже. Не предусмотрено наказание родителей, которые "по незнанию", добровольно отправляют детей на "фотосессии" за 100-200 гривен. Нет кары за хранение порнографических снимков, какой бы жестокостью от них ни веяло. Интернет – это вообще глобальная катастрофа: на запрос "детская порнография" Google запросто выдает 1 млн. 620 тыс. ссылок на сайты самого разного наполнения. ЕКПАТ активно проводит большую просветительскую работу в учебных заведениях, мы объясняем детям особенности гендерного развития, расширяем их половое самосознание, объясняем опасности порнобизнеса. Но охватить все вопросы лишь просветительской работой невозможно. Детская порнография – это снежный ком проблем, в решении которых должны быть задействованы все: правоохранительные органы, психологи, родители, общественность".

"Жестокость русских законов послабляется необязательностью их выполнения", – заметил когда-то Бердяев. Перефразировав великого ученого, можно сказать, что строгость наших законов ослабляется их размытостью. И с этим можно жить. Если бы не сложности, возникающие в такой страшной сфере, как детская порнография. Борис Шилин, заместитель начальника Департамента криминальной милиции по делам несовершеннолетних, выступил на заседании коротко и по существу. Рассказал, какого возраста и каких социальных категорий дети в большинстве своем попадают в порнобизнес (беспризорники, сироты, наркоманы, алкоголики, социально незащищенные подростки); сообщил, что за первое полугодие за порнографическую деятельность возбуждено 319 уголовных дел; заверил, что милиция действует в двух направлениях: поиск обездоленных детей и гласные либо негласные "налеты" на различные модельные агентства, фотостудии и частные фотомастерские. Вот только найти – еще не значит обезвредить. Для того чтобы завести уголовное дело и наказать преступника, необходимо провести научную экспертизу, чтобы подтвердить в его деятельности порнографические моменты. "Уровень порнографичности" по своим критериям определяет уполномоченный орган Министерства культуры; делается это, конечно, бесплатно, но каждая экспертиза выливается милиции в 50 гривен. Нетрудно догадаться, что правоохранительные органы периферии Украины, скорее всего, не будут утруждаться доставкой снимков и пленок в Киев, а предпочтут конфискацию и штраф. Так и получается, что одно лечим, а другое калечим.

Пожалуй, точнее всего определила цель заседания "Ловушка для детей – порнография" Мария Бурмака, которая будет выступать осенью на фестивале в рамках акции "Не продавайся!": "Детская порнография – не только социально-культурная, но и личностная проблема каждого и, по моему мнению, ее вообще пора отнести к преступлениям против человечества. Проблема эта стоит вне политических баталий и борьбы в высших эшелонах власти, но касается всех людей без исключения. Даже горячо любимый ребенок может столкнуться с этим страшным явлением, зайдя "не туда" в Интернете, а что уже говорить про социально незащищенных подростков! Поэтому в нашу задачу входит привлечь повышенное внимание общественности и предоставить родителям и детям как можно больше предостерегающей информации. Каждый ребенок должен знать, куда обратиться за помощью, и понимать, что работа в порнобизнесе – это ненормальное, извращенное, подсудное явление".

Патопсихологи, изучающие различные отклонения, в том числе и сексуальные, пришли к выводу, что порнография по воздействию на внутренний мир человека схожа с наркоманией. Как вид духовного наркотика, она является одним из факторов деградации человека, а значит, потенциальной опасностью для общества. Одни из самых известных противниц такого наркотика, Андреа Дворкин и Катрин МакКинон, уверены, что "порнография – это теория, изнасилование – практика". Мы активно боремся с насильниками и наркоманами, опасаясь за будущее наших детей. Возможно, борьба с порнографией, особенно детской, станет такой же усиленной.
w
Информация. Этимология слова "порнография": негативное отношение общества к ней спрятано в самом термине, который, уходя корнями в Древнюю Грецию, буквально означает "писать про проституток" (от древнегреческих "порнейя" – проституция и "графо" – пишу), то есть изображение деятельности проституток. В XIX веке порнография стала преследоваться законом, и тогда впервые столкнулись с тем, что точного определения термина "порнография" не существует. Викторианцы, например, руководствовались формулировкой некоего судьи Кокбурна, данной в 1878 году: порнография – это то, что "способно растлить тех, чьи души открыты для растления". Судья к тому же уточнил, что ни научная, ни художественная ценность произведения не являются смягчающими обстоятельствами. В седьмом томе Малой советской энциклопедии практически то же самое: "Порнография (от греч. Порнос – развратник) – первоначально в Западной Европе (до XIX в.) название книг, посвященных борьбе с проституцией; в современном языке непристойные сочинения и изображения". В России, согласно законопроекту Александра Чуева от 2005 года, "порнографическими материалами или предметами признаются печатные издания, изображения, компьютерные программы, фильмы, видео- и звукозаписи, теле- и радиопередачи и иные материалы и предметы, основным содержанием которых является грубо натуралистическое детальное изображение анатомических и (или) физиологических подробностей сексуальных отношений. Законопроект принят не был. "Потому что эта тема из серии вопросов, по которым сколько людей – столько и мнений", – пояснил зампредседателя комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Петр Шелец. Он привел в пример английского художника конца XIX века Обри Бердсли, для которого возбужденный фаллос был одним из любимых предметов изображения и считался произведением искусства.