Пропрезидентская оппозиция

Как оказалось, грань между коалицией демократических сил (КДС) и оппозицией весьма условна. Достаточно одного легкого движения, и можно поменяться местами. Юлия Тимошенко это чувствует. Или понимает. Именно поэтому сегодня идет настоящая война между БЮТ и Партией регионов. Остальные два члена КДС предпочитают не вмешиваться, поскольку результатом боевых действий может стать смена ролей: Блок Юлии Тимошенко превратится в оппозицию, а "регионалы"… войдут в широкую коалицию. Такова диалектика современно парламентского процесса, изрядно доставшего всех.

Точкой перехода из одного "агрегатного политического состояния" в другое являются выборы спикера. Уже все согласны с тем, что они должны проходить в строгом соответствии с Регламентом деятельности Верховной Рады – тайное голосование бюллетенями. Никакого "пакета". Даже предусмотренного регламентными нормами – имеются в виду одновременные выборы председателя ВР и двух его заместителей. Как говорится, "мухи отдельно – котлеты тоже". Сначала коалиция избирает спикера, тем самым как бы подтверждая факт своего существования. Затем дело доходит до двух его замов (первого и "простого"). Дальше – выборы глав парламентских комитетов. Этот алгоритм невыгоден Юлии Владимировне. Вот она и нервничает, поскольку ее вытесняют в пограничное политическое поле – между оппозицией и коалицией. Если Тимошенко не будет утверждена в должности премьера, то абсолютно понятно, какой выбор она сделает. Особенно учитывая уровень доверия, существующий между Юлией Владимировной и Петром Порошенко – вероятной кандидатурой на роль спикера. БЮТ не может заблокировать выдвижение Петра Алексеевича на позицию председателя Рады. В договоре о создании КДС недвусмысленно записано, что субъекты коалиции не имеют права вето в кадровой сфере. Если отменить это положение, то под угрозой окажется кандидатура самой Тимошенко. Сложная ситуация, но Юлия Владимировна рассчитывает с ней справиться. Даже несмотря на спикерство Петра Алексеевича. Но вот перераспределение парламентских комитетов в пользу Партии регионов – это гораздо более серьезный удар. Не случайно БЮТ так плотно схлестнулась с "регионалами" по данному вопросу.

Во-первых, надо думать о будущем. Премьерство может закончиться относительно быстро, а утрата позиций в парламенте равноценна почти гарантированному вытеснению в оппозицию с последующей маргинализацией. Одно дело, когда у тебя остаются рычаги влияния, и совсем другое – работать на одной харизме.

Во-вторых, комитетское перераспределение произойдет в основном за счет квоты БЮТ. А там есть целая группа товарищей, которые рассчитывают "отбить" средства, затраченные на покупку билета в электоральный поезд.

В-третьих, появляется дополнительный элемент системы сдержек и противовесов, не предусмотренный соглашением о создании КДС. Одно дело, когда правительство взаимодействует с комитетом, возглавляемым партнером по коалиции. Всегда можно найти убедительный аргумент. В крайнем случае, обвинить партнера в срыве коалиционных соглашений. Иной расклад получается, когда комитет возглавляет кто-нибудь из "регионалов". В-четвертых, закладывается бомба замедленного действия под КДС. Десять комитетов в руках Партии регионов – серьезная угроза заявленному чисто "оранжевому" формату правящей коалиции. Если бы у партнеров было все так просто, то перераспределение власти в ВР по пропорциональному принципу не имело бы принципиального значения. Да, оппозиция будет контролировать чуть ли не половину комитетов. Ну и что? Все равно контрольный пакет голосов в этих структурах принадлежит КДС, поскольку именно коалиция составляет большинство в Верховной Раде. Так да не так… Оппозиция ведь у нас сегодня не простая, а, скажем так, пропрезидентская. Уникальное сочетание. Со всеми вытекающими последствиями. В недалеком будущем постепенно сотрется различие между полномочиями власти и правами оппозиции.

И, наконец, в-пятых: пропорциональное распределение комитетов между пятью фракциями усилит позиции будущего спикера Верховной Рады. По форме председатель парламента должен стать чуть ли не техническим исполнителем воли правящей коалиции. Как решит Совет КДС, так и будет. А де-факто может превратиться в спикера всего парламента, повторив тем самым "подвиг" Владимира Литвина. Владимир Михайлович, как известно, при наличии пропрезидентского большинства со специальным координатором сумел стать самостоятельной политической фигурой. Правда, это ему не помогло на выборах, но, тем не менее, факт остается фактом. Развиваем мысль дальше: если спикер превращается в самостоятельную фигуру, этакого консолидатора большинства и оппозиции, то коалиция, скажем так, подвергается эрозии. С перспективой превращения в широкое объединение. Под понятием "широкое" мы имеем в виду, естественно, Партию регионов. Куда уж шире.

Президент, судя по его последним заявлениям, поддерживает пропорциональное разделение комитетов между лидерами парламентских выборов. Виктор Ющенко призвал разграничить вопрос организации деятельности парламента и формирования исполнительной власти. Звучит, конечно, не совсем понятно. Если попроще, то смысл такой: "регионалы" могут получить столько власти в Верховной Раде, сколько они заработали на выборах. Юлия Тимошенко, как всегда гениально, постаралась выкрутиться из наметившегося "пропорционального тупика". Она предложила ПР некие виртуальные контрольные комиссии, которые должны следить за действиями власти. Нечто абстрактное, красивое и "пушистое". Дескать, зачем вам комитеты? "Мы вам предлагаем "Феррари" последней марки, а вы хотите по-прежнему ездить на велосипеде". Выяснилось, что "регионалы" предпочитают велосипед. Так надежнее и привычнее.

А идеологическое оформление развернувшейся дискуссии относительно прав оппозиции в сегодняшнем событийном контексте не имеет особого значения. Дело ведь не в правах, а в почти неизбежном переформатировании КДС. И пропорциональное распределение комитетов является основой для данного процесса. Вот именно в этом и зарыта собака. В современной политической истории уже был прецедент сосуществования большинства и оппозиции, контролирующей "комитетское большинство". Иногда полезно освежить память. 7 июня 2002 года Верховная Рада приняла постановление о распределении постов руководителей парламентских структур. "Нашей Украине" досталось 10 комитетов, КПУ – 6, пропрезидентскому блоку "Единая Украина" – 4, БЮТ – 2, СПУ – 2, эсдекам – 1. Напомним, что "нашеукраинцы", коммунисты, социалисты и БЮТовцы как бы являлись оппозицией и получили, соответственно, 112, 66, 24 и 21 мандат. Под их контроль попали, в частности, комитеты по вопросам бюджета (Петр Порошенко), борьбы с коррупцией и организованной преступностью (Владимир Стретович), национальной безопасности (Георгий Крючков), регламента (Валентин Матвеев), свободы слова и средств массовой информации (Николай Томенко). "Диктаторский режим" отдал оппозиции 20 парламентских структур фактически в обмен на должность спикера! А сегодня "регионалы" просят ровно столько, сколько получила в свое время одна "Наша Украина".

Да, согласен, правила игры поменялись. Конституционная реформа, парламентская форма правления и все дела… Опять-таки коалиция создана. Причем без участия политической силы, победившей на выборах со значительным отрывом от ближайших соперников. Если есть устойчивое большинство, то зачем так переживать по поводу комитетов?