Николай КАТЕРИНЧУК: "Мы сорвали переворот"

Николаю Катеринчуку представилась уникальная возможность почувствовать себя Литвином. В том смысле, что у него тоже рвали микрофон, блокировали стол президиума недружественными телами… Николай Дмитриевич оказался на месте председательствующего на сессии ВР (просто была его очередь) в тот день, когда парламентарии-неофиты второй раз после выборов пришли поработать. Это был самый короткий сессионный день — всего семь минут. И этой "короткометражкой" законодатели обязаны лично Катеринчуку, успевшему перехватить (в буквальном смысле) инициативу из рук представителей донецкой партии. Наивные "регионалы" поверили в честность человека из президиума, а он взял… и пресек попытку государственного переворота. И вообще, закрыл сессию еще на неделю, лишив представителей ПР права парламентского голоса и дополнительных политических очков. Естественно, что донецкие бойцы попытались помешать "беспределу": с одной стороны, на представителя "Нашей Украины" "давила" своим политическим весом Раиса Богатырева, с другой — рвал микрофон депутат Игорь Шкиря. Но Николай Дмитриевич оказался проворней. Именно он спас коалицию, дав переговорщикам дополнительное время для консультаций, и "увеличил" пропасть между Партией регионов и властью. Однако это временная передышка. Необходимо принимать решения, иначе может произойти "парламентский взрыв". Причем в самый неожиданный для сторон момент. Что думает об этом Николай Катеринчук, удалось узнать журналистам "КТ" по горячим следам, через несколько минут после завершения заседания.

Николай Дмитриевич, говорят, что была договоренность между вами и представителями Партии регионов о том, что вы дадите возможность всем выступить, а вы ее нарушили. Так ли это?

— На заседании временного президиума вместе с руководителями фракций было высказано предложение относительно предоставления представителям разных фракций возможности выступить с политическими заявлениями. Это предложение поступило к председательствующему уже после того, как было подано предложение от трех политических фракций относительно объявления перерыва. В связи с этим я поставил на голосование вопрос, который попал ко мне первым.

А какое у вас было настроение, когда "Регионы" стали дергать у вас микрофон? Вы ожидали такой реакции?

— Абсолютно рабочее настроение с пониманием того, что большинство народных депутатов не читают Регламент и не знают о том, что процедурные вопросы относительно перерыва могут ставиться на голосование без обсуждения.

Вам не кажется, что 227 голосов за предложение трех фракций были последним предупреждением как для "оранжевых", так и для всех остальных, кто хочет, например, развала "оранжевой" коалиции до ее создания?

— Я убежден, что сложный процесс по созданию коалиции, который сейчас осуществляют демократические силы, отражается именно на том количестве голосов, которые консолидированно проявились во время голосования 7 июня. Думаю, что ситуация будет выравниваться в зависимости от того, как будет проходить переговорный процесс.

За счет чего выравниваться? Сегодня ходят слухи, что большое количество депутатов уже группируются в свои отдельные подфракции по интересам, которые в самом деле могут создать объявленное сегодня межфракционное парламентское большинство…

— Согласно статусу народного депутата, парламентарий по Конституции и закону о нардепах может входить в любые объединения, в том числе межфракционные. И запретить этого никто не сможет. Все зависит от того, насколько демократично будет создано это коалиционное большинство. Если есть демократические правила игры, тогда никакой шантаж, никакие подкупы, ничто другое не смогут снизить уровень поддержки коалиционного правительства в парламенте. Если в ход пойдут другие приемы, тогда вполне вероятно, что количество тех, кто составит такое большинство, будет критическим. Но оно все равно будет.

Что оно — "оранжевое" большинство?

— Да, "оранжевое".

Сегодня было собрание народных депутатов — коммунистов с "регионалами". Будет ли официальная реакция на это собрание? Не опасаетесь ли вы, что без присутствия трех фракций будут какие-то движения, направленные на создание альтернативной Верховной Рады? Снова же с привлечением тех "оранжевых", которые недовольны ходом переговоров об "оранжевой" же коалиции…

— Я могу только сказать, что 7 июня без нарушений Конституции и Регламента Верховной Рады Украины был сорван сценарий дестабилизации политической ситуации в Украине накануне формирования демократического коалиционного большинства в парламенте. Этот сценарий должен был быть отработан синхронно с депутатами Госдумы России, которые в то же самое время, когда мы проводили утреннее заседание, приняли соответствующие решения, напрямую связанные с ситуацией (в том числе политической), которая сложилась сегодня в Украине. Я убежден, что та антиукраинская платформа, которую заняла Партия регионов, не даст возможности назвать ее конструктивной оппозицией. Те же сценарии, которые запущены сейчас Российской Федерацией для реализации своих геостратегических целей, к сожалению, поддерживаются определенными политическими силами в Украине. Очень жаль, что за узкополитическими интересами народные депутаты не увидели той угрозы, которая на сегодняшний день уже существует для страны.

Как скоординировали свои усилия Госдума России и Партия регионов? Вокруг чего — НАТО, русского языка, отделения Крыма?

— Посмотрите: это абсолютно надуманная проблема — НАТО. Никто же не ставит вопрос, что уже сегодня или завтра, или даже через год мы должны стать членом Альянса. Нас еще даже никто туда не приглашал. Но уже сегодня разыгрывается карта, что якобы НАТО уже в Украине и что НАТО — это враждебный блок для Российской Федерации, а значит, и для Украины. Я думаю, что сейчас главная позиция, которая вытекает из содержания того заявления, которое было сделано в Госдуме, — не допустить вступления Украины в НАТО любой ценой. Включая и полную дестабилизацию ситуации в стране, и даже поддержку разных сепаратистских настроений.

Но эти сепаратистские настроения, эти неконституционные полномочия, которые берут на себя местные советы, являются еще и свидетельством того, что сейчас в Украине чрезвычайно слабая власть. А эта слабость обусловлена в том числе и дезорганизованным парламентом, который не начал работу. Или вы так не считаете?

— Я считаю, что, к сожалению, каждый по-разному понимает, что такое демократия. Для меня демократия — верховенство Конституции и законов Украины. То есть четкое соблюдение существующего законодательства и госслужащими, и гражданами Украины. И в условиях несформированного Конституционного суда любые решения, которые принимаются должностными лицами или органами власти, априори являются конституционными — пока Конституционный суд не сказал другого. Поэтому мы сейчас переживаем определенный кризис. Он связан с отсутствием высшего судебного органа в Украине. И действительно, это отражается сейчас и на ходе переговорного процесса по созданию коалиции.

Хотя я убежден, что коалиция будет создана. И именно в формате трех политических сил. Но конструктивной позиции со стороны оппозиции, к сожалению, мы не увидим. Единственное, что сейчас уже становится актуальным, — это найти место Партии регионов и Компартии Украины, где бы они почувствовали себя не оторванными от процессов, происходящих в Украине. А это значит, что нам нужно создать необходимые комитеты, дать возможность оппозиции контролировать, критиковать власть и реализовывать каким-то образом отдельные положения своих программ.

Какова вообще роль Президента в переговорном процессе по созданию коалиции? Президент помогает или мешает? Говорят, что именно должность президента, которую относят к "Нашей Украине", не дает решить самые главные проблемы…

— Я не хочу комментировать этот вопрос. Потому что я не был на этих встречах. Я могу только сказать, что позиция Президента высказана им публично: политические силы, которые победили на парламентских выборах, должны сами создать формат коалиции и реализовать те программы, с которыми они шли к избирателям. Президент будет гарантом конституционных прав и интересов граждан Украины, будет требовать от членов коалиции четкого выполнения Основного закона. То есть общество должно знать, что будет делать коалиция, каковы последствия ее деятельности и каковы приоритеты. И именно такую позицию занял Президент Украины.

14 июня коалиция будет создана?

— Я думаю, что и 14 июня, и тот срок, который остался до создания коалиции, являются критическими днями для демократии в Украине. И тут нужно, чтобы все переговорщики осознавали ту ответственность за этот процесс, которая на них лежит.

А если не будет создана коалиция? "Регионы" считают, что Президент не пойдет на роспуск парламента, потому что тогда "оранжевые" окончательно проиграют на выборах. Возможен ли роспуск парламента?

— Это право Президента. Его конституционное право, а не обязанность. Я думаю, что Президент, реализуя это право или не реализуя его, будет исходить из государственных интересов.

Как долго Украина может, на ваш взгляд как политика, выдерживать эту сегодняшнюю ситуацию без работающей по Конституции Верховной Рады, без дееспособной власти?

— Дело в том, что изменена Конституция. И инициаторы этих изменений четко представляли себе, во что они втягивают общество подобными новациями. Очевидно, что изменения являются несовершенными. Они не слишком четко прописаны и оставляют коридор для маневров, который и используют политические силы для того, чтобы отстоять какие-то свои узкополитические позиции. Поэтому, в моем понимании, над Конституцией нужно работать, потому что, к сожалению, она не дает ответа, каким образом, какими темпами проводить демократические реформы. И действительно, каждый день задержки с внятным ответом, какой будет коалиция, ее формат, как будет представлен коалиционный документ, чтобы каждый гражданин Украины нашел для себя понятную политику власти на пять лет, обостряет ожидания у людей и может вызвать определенный негатив. Но это в какой-то мере естественно, поскольку у нас не было, к сожалению, опыта создания правящих коалиций. Через этот демократический опыт мы проходим впервые. Коалиция во времена Кучмы — это был другой формат — с иной мерой ответственности. Тогда если и брали на себя некие обязательства, то их не выполняли и не отвечали за это.

Потом была создана коалиция по результатам почти революции — "бархатной". Политические силы тоже не взяли на себя ответственность, а переложили все на президента. Сейчас более сложный этап. Но мы должны пройти его, для того чтобы появились демократические традиции, а политикум в Украине взял на себя ответственность за свои действия, восстановил определенный уровень доверия, которое было утрачено во времена Кучмы.

Почему сейчас идут осложнения? Потому что есть определенное недоверие между политиками и они пытаются создать какие-то "предохранители" для отстаивания своих позиций.

А есть ли информация, что уже идет процесс перекупки депутатов не только среди коммунистов, но и среди всех "оранжевых" или "рубиновых"?

— Я могу сказать, что такая практика была во времена Кучмы. Я не исключаю, что некоторые политические силы могут включить такой сценарий. Но все будет зависеть от того, по каким принципам формировались списки политических партий, именно тех народных депутатов, которых они провели в сессионный зал. Я не думаю, что такие случаи будут оглашены — просто кто-то откажется голосовать или займет какую-то определенную позицию. Так что выявить их будет сложно. И сказать, купили или не купили, будет практически невозможно. Но это покажет настоящее лицо той политической силы, которая представляла свою программу перед народом Украины и декларировала, что именно ее представители будут реализовывать эту программу в Верховной Раде.

Беседовали Ирина Гаврилова, Владимир Скачко, Александр Юрчук