"Бархатная революция" — II

План прост, как колумбово яйцо в профиль. Партии регионов и коммунистам не хватает 19 голосов для создания парламентского большинства. Теоретически их найти нельзя. У нас же императивный мандат: если депутат не входит в состав фракции, по списку которой он избран, то он вычеркивается из парламентских рядов. Но! Если есть желание, то правдоподобный правовой выход из положения всегда можно найти.

Благо ситуация, как говорится, "созрела" и "перезрела". В большой игре по разделу должностей, которая все больше напоминает закрытый государственный переворот, участвуют от силы 9 политиков. Если считать Президента и Веру Ульянченко. Остальные ждут и нервничают. Естественно, держать в подобном состоянии свыше 400 представителей элиты, снабженных мандатами, крайне затруднительно. Практически невозможно. До сих пор с парламента не "сорвало крышку" по одной простой причине: в ВР нет аналога Виктора Медведчука. "Экс-демон" украинской политики за прошедшее время успел бы организовать три "бархатные" и одну "цветную" революции. "Регионалы", скованные жесткой внутрипартийной дисциплиной, крайне неповоротливы. Не умеют еще пока. Однако учатся. После того как ВР в очередной раз "тормознулась", Партия регионов стала действовать по плану "Х". Суть его сводится к следующему: создается межфракционное депутатское объединение, в состав которого входят "регионалы" (186 "штыков"), коммунисты (21) и два десятка парламентариев, чьи имена, возможно, вскоре станут известны широкой общественности. Пока они стесняются. В сумме получается 227 человек.

Объявляется о формировании межфракционного большинства, которое в течение короткого промежутка времени избирает спикера, двух его замов, глав парламентских комитетов. А потом может и до Кабмина добраться. Рассмотрим данный план в режиме "аргумент-контраргумент".

В Конституции записано, что в Верховной Раде по результатам выборов формируется коалиция депутатских фракций, в состав которой входит большинство народных депутатов. Межфракционное объединение отвечает этому определению? А почему нет? Вот 227 депутатов. Вот две фракции (ПР и КПУ). Что еще надо? Более детализированно технология коалиционного строительства выписана в Регламенте деятельности ВР. Там, в частности, предусматривается, что каждый подписывается в индивидуальном порядке под текстом коалиционного соглашения. Так изменить этот документ не проблема. Есть процедура ad-hoc, в свое время успешно освоенная Медведчуком. Достаточно 226 голосов, и выясняется, что "межфракционное объединение" вполне может действовать на правах коалиции. Конечно, будут возражения. Ну неконституционно это все. Незаконно. Тогда идите, дорогие оппоненты, в Конституционный суд (КС). Только он вправе выносить окончательные решения по таким глобальным вопросам. Что, КС недееспособен? Девять судей так и не принесли присягу на верность Украине? Надо же, какое горе...

Двадцать "беженцев", присоединившихся к межфракционному большинству, должны быть исключены из фракций партий, по спискам которых они избирались. Следовательно, у новых "большевиков" элементарно не хватает голосов. А кто сказал, что их вправе выгонять из парламента? Конституционная норма об императивном мандате противоречит закону о статусе народного депутата. В нем (законе) приведен перечень случаев прекращения полномочий народного депутата. Всего шесть пунктов, среди которых нет упоминания о каре за выход из родной фракции. Согласен, Конституция — закон прямого действия. Но без Конституционного суда этот вопрос вряд ли можно решить. Нет КС? Да что вы говорите! Какая жалость…

Потом, в Регламенте прописана процедура увольнения строптивого народного избранника: "О вступлении или выходе из состава фракции народный депутат информирует председательствующего на пленарном заседании в письменной форме". Допустим, заявления нет. Трудно себе представить, что кто-то из потенциальных "беженцев" захочет написать подобную бумагу. Нет заявы — значит, нельзя уволить. Регламент противоречит Основному Закону? Попробуйте его изменить. Что, голосов не хватает? Тогда в Конституционный суд. Будем терпеливо ждать вердикта. Можете, конечно, обратиться и в Верховный суд, который, скорее всего, отправит дело коллегам из КС. Круг снова замкнется. Следующий момент: создание межфракционного большинства не связано с физическим выходом депутатов-"инородцев" из родных фракций. Они просто голосуют. Никто не вправе запретить им голосовать так, как они считают нужным. Формально они числятся "по месту избрания". Следовательно, конституционная норма о лишении полномочий в случае выхода из "материнской платы" не нарушается.

Как видим, при наличии желания политическое решение всегда можно красиво упаковать в правдоподобную псевдоюридическую оболочку. Желание есть: КОАЛы (потенциальные члены большинства) не могут, "регионалы" не хотят в оппозицию, а Президент гарантирует. Чем дольше пауза, тем выше вероятность "бархатной революции" — II. То, что существующий жесткий фракционный формат не удовлетворяет многих, — это факт. Например, "нашеукраинец" Анатолий Кинах объявил о создании межфракционного объединения "Стабильность в Украине", в состав которого вошли 37 депутатов, представляющие все фракции ВР, в том числе БЮТ и Партию регионов. Процесс пошел. Внутрифракционная дисциплина падает. Не случайно же возникла такая форма проведения квазизаседаний, как депутатские собрания. 7-го числа в сессионном зале заседали коммунисты и "регионалы". На следующий день планировали собраться "нашеукраинцы", бютовцы и социалисты. Но не сложилось.

Если лидеры "тройки", ведущие с 24 января 2006 года переговоры о создании коалиции, не станут учитывать объективную реальность, то могут попросту "выпасть" из процесса, утратив контроль. В политике не бывает вакуума. Если он вдруг появляется, то чем-то обязательно наполняется. Нет коалиции — возникает призрак межфракционного большинства. Достаточно "нарисоваться" первым "парламентским беглецам", как начнется "движуха". Думаю, энное количество кандидатов на роль "межфракционных переходников" уже есть. Они могут найти свою политическую смерть, но в любом случае обеспечат свою физиологическую старость. Поэтому вариант второй "бархатной революции" актуален. Возможно, даже до 14 июня. "Регионалы" уже собрали достаточное количество подписей, необходимых для проведения внеочередной сессии. Правда, в соответствии с Регламентом, внеочередную сессию собирает спикер. Его, понятное дело, нет. Однако если буквально следовать регламентным нормам, то и объявлять недельный перерыв представитель временного президиума ВР не имеет права, поскольку до формирования руководящих парламентских органов сессия должна работать в режиме "он-лайн".

Впрочем, сценарий создания "оранжевой коалиции" пока не похоронен окончательно. Это второй возможный путь эволюционного изменения формы правления. Но насколько он стабилен? Ответ очевиден: "союз трех" обречен на временное существование. Одни КОАЛы будут ориентироваться на спикера, другие — на премьера, третьи — на Президента. Сложная и громоздкая система сдержек и противовесов, заложенная в проекте договора о создании коалиции, не способна обеспечить устойчивость системе. Бюрократические ухищрения не заменят устоявшихся правил игры. А последние меняются по ходу действия. Распад потенциально нестабильного союза будет иметь еще более печальные последствия, чем несоздание коалиции. Во-первых, власть окончательно утратит доверие. Во-вторых, естественным образом возникнет антипрезидентское большинство, что в условиях парламентской формы правления приведет к беспрецедентной конфронтации ветвей власти. В-третьих, глава государства, обладающий правом роспуска парламента, просто не сможет его реализовать.