Парламентский президент

2007 год. Президентом Украины избрана Юлия Тимошенко. За это решение проголосовали 335 депутатов, ровно столько же, сколько за избрание Юлии Владимировны премьер-министром два года назад. Или еще вариант: через три года после президентских выборов 2004-го справедливость наконец восторжествовала: главой государства по праву стал лидер Партии регионов (ПР) Виктор Янукович. Скажете, фантазия? Да нет, это всего лишь возможные версии развития конституционной реформы, которые предлагает спикер ПР Евгений Кушнарев: "Думаю, что с участием Партии регионов будет формироваться конституционное большинство для внесения изменения в Конституцию как минимум по выборам президента в 2009 году парламентом…"

Собственно говоря, термин "парламентский президент" возникает в том случае, когда не хочется произносить слово "импичмент". Тем более что процедура эта законодательно четко не оформлена, а вот внести в Основной Закон норму об избрании президента в ВР депутатам вполне под силу — недаром же Кушнарев предупредил о возможности "донецких" собрать под эту идею конституционное большинство. Повод? Отсутствие политической воли у Виктора Ющенко и сильное влияние окружения на главу государства делают его тормозом политической реформы. К плану уже готовы подключиться коммунисты: фракция КПУ будет предлагать парламенту в первоочередном порядке рассмотреть новый проект Конституции Украины, предусматривающий ликвидацию института президентства. Очередь за социалистами. Они вполне могут поучаствовать в этой разработке для "устрашения" Виктора Ющенко. И главное, причин искать не надо. Во-первых, подпись Александра Мороза стояла под первым проектом конституционных изменений, в котором была норма о парламентском президенте. Во-вторых, такой шаг со стороны СПУ выглядит вполне логичным, если Президент будет настаивать на денонсации политической реформы через КС. Как говорится, за что боролись?

В принципе, аргументы в пользу такого шага убедительные. Первый: если парламент избран народом, то он реализует его волю, избирая главу государства. Второй: при прямых выборах президента не избежать масштабных фальсификаций. Наглядной иллюстрацией данного тезиса могут служить выборы-2004 (список нарушений следует одолжить у "Нашей Украины") и проведение третьего тура. Третий: при непрямом выборе президента тот просто обречен на конструктивное сотрудничество с парламентом. Ах, не находит общего языка? Не нравятся физиономии отдельных олигархов? Есть простой выход: парламент дал, парламент взял. В итоге ситуация, при которой парламент становится "козлом отпущения", практикуемая как предыдущим, так и нынешним Президентом, становится невозможной.

...И заметьте, как все прелестно складывается: не Кушнарев первым начал "подкоп" под реформу. Просто Евгений Петрович благодаря политическому опыту сразу "догнал" все прелести открывающейся ситуации, связанной с затягиванием процесса формирования коалиции в ВР и желанием Президента вернуть себе контроль над происходящим в стране. Что предлагает спикер фракции "донов"? Двигаться в направлении европейской демократии и для этого убрать с пути тормоз в виде "любих друзів" Президента. Лучший способ сделать это — установить парламентский контроль за процессом избрания главы государства, то есть контроль того органа власти, куда пропрезидентская партия вошла лишь третьей: после "регионалов" и БЮТ. А вообще, парламентский президент для ПР — превентивная мера от масштабного передела собственности, идеальный способ выстроить глобальную систему политического равновесия, поскольку все уже поняли, что договоры с Ющенко являются не гарантией, а лишь временной отсрочкой "расправы".

Неудивительно, что "Наша Украина" заволновалась. "Мы не допустим, чтобы президента избирала Верховная Рада — ведь это право принадлежит украинскому народу", — пафосно заявил Юрий Ключковский, по ходу назвав заявление оппонентов провокационным. Конечно, все так хорошо устроилось, Виктор Андреевич — при окружении, окружение — при делах, и вот эта конструкция грозит рухнуть и похоронить под собой всех, даже пчел.

Но "донецким" все эти шутки юмора насчет того, что "вся ПР перешла на основы коммунистической идеологии", что называется, по барабану. Они гнут свою линию. Линия заключается в открытой демонстрации возможностей: в случае неучета мнения самой большой фракции при формировании коалиции и наполнении правительства.

Учитывая степень противостояния внутри "оранжевой тройки", "регионалы" быстро сообразили, как надо действовать. Чем выше уровень конфликтности в "помаранчевой" среде и чем сильнее давление Президента на переговорщиков, тем больше шансов появляется у "донецких" для того, чтобы выгодно конвертировать свою победу на парламентских выборах и взять реванш за проигрыш двухгодичной давности. Сейчас ПР контролирует фактически 207 "штыков". Но если добавить сюда сторонников Тимошенко и Мороза, то вполне можно набрать необходимое количество голосов для внесения конституционных изменений. Этот вариант рассчитан как на Ющенко, опасающегося президентских амбиций Юлии Владимировны, так и на лидера БЮТ, для которой в этом случае открываются новые горизонты. Не стала премьером? Не хочешь в оппозицию? Формируй большинство с "регионалами" и меняй Конституцию: "Отомсти своему врагу — сделай его парламентским президентом". Или — стань сама главой государства, назло Виктору Ющенко.

Выходит, потенциальные участники президентской кампании—2009 (их пока трое) вынуждены считаться с интересами ПР. Неслабо, да? И заметьте, это партия, которой еще недавно пророчили грустное оппозиционное будущее.

А теперь ситуация складывается так интересно, что постепенно и "оранжевая" коалиция, и сам Президент оказываются "заложниками" партии Януковича.