Крен

Да, были времена, и мы их помним – когда мандат депутата ВР считался самым большим достижением политической жизни, ее пиком. Это был пропуск в элитарный клуб, из которого потом выходили министры, секретари СНБО, премьеры и даже президенты. Первым эту стройную теорию поколебал экс-глава АП Дмитрий Табачник, в разговоре с одним из депутатов-неофитов изрекший фразу, начисто разрушающую весь пафос молодых сенаторов: "Ты до этого дорос, а я – докатился". То есть уже тогда были люди, понимавшие, что защита под депутатским зонтиком себя и своего бизнеса, возможно, и неплохой предпринимательский и жизненный ход, но никак не старт к большой политической жизни и успешной политической карьере.

Спрятаться можно, а вот вырасти во всех смыслах – финансовом, кадровом – это уж как карта ляжет. То есть из самостоятельного игрока человек с мандатом переходил в категорию "депутатского мяса" и интересовал кого-либо только в случае стратегических голосований в ВР. Собственно, что происходит сейчас? А нечто похожее, тем более что партийные выборы практически лишили законодателей самостоятельности в принятии решений и действиях. В Верховную Раду сегодня идут в том случае, когда надежд на лучшую кадровую жизнь не предвидится. Зарегистрировался человек в ЦИК? Считай, правительственная или губернаторская перспектива исчерпана.

С этой точки зрения можно рассматривать и приход в ВР депутата Юрия Еханурова. Как известно, в пятницу вечером Юрий Иванович подписал себе приг… тьфу, регистрационное свидетельство народного избранника, и таким образом показал, что между неустойчивым креслом премьера и более уютным депутатским он выбирает второе. Подвиг Еханурова в тот же день повторил и секретарь СНБО Анатолий Кинах – он тоже отказался от должности во власти исполнительной в пользу законотворчества. Для Совбеза сейчас вообще настали горячие дни: в связи с тем, что сразу три горсовета провозгласили "повышенный" статус русского языка, а СНБО, по приказу Ющенко, должен найти ответ, как этот шаг сообразуется с национальной безопасностью. Понятно, что напрягаться по этому поводу Кинаху, чья политическая карьера в "оранжевом" секторе почти закончена, ни к чему. В ВР главному промышленнику будет куда спокойней наблюдать за тем, кому достанется его пост. А в том, что это кресло входит в набор политической мебели, которую будут выставлять на коалиционные торги, как стулья Кисы Воробьянинова, никто не сомневается.

Напомним, что украинское законодательство запрещает "совмещение" мандата и портфеля, поэтому до 24 мая каждый должен сделать единственно правильный выбор. О чем говорит выбор Еханурова–Кинаха? О том, что эти высокие чиновники не уверены в своем будущем – это прежде всего. Лучше получить мандат, чем остаться ни с чем. Кроме того, у Юрия Ивановича, видимо, появились определенные сомнения относительно коалиционных планов самого президента Ющенко, которые меняются, как и настроение президента. Доподлинно известно, что президент хотел и дальше видеть на посту премьера Юрия Ивановича, с ним Ющенко комфортней всего работать. И потом, от Еханурова не исходит такой сильной угрозы покушения на президентское кресло в 2009-м году, как от Юлии Тимошенко или Виктора Януковича. Во многом поэтому президент назначил Еханурова "старшим" по переговорам о формате коалиции, хотя переговорщик из Юрия Ивановича вышел слабый: все понимали, что его устами говорит Виктор Андреевич, а несамостоятельность в политике – плохая гарантия.

В итоге, инициативу у и.о. премьера перехватили лидеры "Нашей Украины", представители ее бюрократического (Роман Безсмертный) и финансового (Петр Порошенко, Николай Мартыненко, Александр Третьяков) крыла, которые пытались и пытаются навести мосты – кто с БЮТ и ее лидером, кто с региональными "ватажками". Вероятно, видя тщетность усилий Юрия Еханурова, а так же слабость его парламентской поддержки, Виктор Ющенко, несмотря на ограниченные Конституцией возможности, попытался снова взять коалиционное строительство под свой контроль. Сначала он провел серию переговоров с лидером "регионалов" Виктором Януковичем, последняя из которых состоялась в субботу. А потом, в Польше категорически исключил объединение в Верховной Раде "оранжевых" и "бело-голубых". Но что самое главное: во время польского вояжа президент впервые допустил, что Юлия Тимошенко может быть назначена на пост премьера. Хотя до этого дня Ющенко, наверное, и в мыслях не допускал такого развития событий: учитывая и личное отношение к Тимошенко, и ее стиль работы, и недовольство товарищей по партии.

И тем не менее, президент допустил такую возможность: второй мини-шок после отставки Ивченко с поста НАК "Нефтегаз Украины", которую все прогнозировали, а она никак не наступала. К слову, увольнение Ивченко произошло после визита президента Украины в Литву, где с ним, говорят, убедительно побеседовали товарищи из Госдепа. Обратите внимание: заявление о премьере Юлии Тимошенко во главе "оранжевой" коалиции Ющенко делает в Польше – стране, являющейся форпостом американских интересов на границе с Украиной. Случайно ли это? Или Виктор Андреевич изменил свое мнение тоже под влиянием стратегических партнеров, которые связывают с Тимошенко больше надежд на продолжение евроинтеграционного курса Украины, чем с тяготеющим к СНГ и ЕЭП Виктором Януковичем? Как бы то ни было, но имя Юлии Владимировны прозвучало в премьерском контексте достаточно внятно, хотя по своему обыкновению президент снова напомнил, что вопрос о кандидатуре премьера не является ключевым.

Ющенко сказал, что коалиция должна базироваться не на распределении должностей, а на согласовании 15-20 принципиальных вопросов, среди которых – отношение участников парламентского большинства к реприватизации, евроатлантической интеграции, приватизации земли, свободным экономическим зонам. Именно после этих признаний у Еханурова, Кинаха и, видимо, у всей правительственной команды Юрия Ивановича появится непреодолимая тяга к законотворчеству. Почему президент вдруг круто, на 180 градусов, поменял свою точку зрения по поводу формата будущей коалиции и фамилии главы КМ? И не является ли причиной продуктивная встреча с Виктором Федоровичем накануне поездки Ющенко в Польшу? Если да, то это означает, что Ющенко смог найти верный тон в разговоре с "регионалами" в плане властного дележа.

Не секрет, что разговор между двумя элитами сегодня идет даже не столько об условиях коалиции и правилах ведения бизнеса при том или ином ее формате, сколько о президентском будущем самого Ющенко. А в ПР, как и в НСНУ, существует несколько центров влияния: если один хочет немедленного "вознаграждения", то другие согласны подождать, пока "оранжевые" наиграются в свои майданные игрушки, и уже потом диктовать свои условия более жестко, чем теперь. С этой точки зрения "бело-голубых" отлично устраивает предложение о Тимошенко во главе Кабмина – потому что ничто сильней не подточит "оранжевые силы", чем Юлия Владимировна у руля правительства. С одной стороны, она "отомстит" всем, кто приложил руку к ее свержению с поста премьера, причем, отомстит самым болезненным образом – разрушая с таким трудом созданные бизнес-империи и строящиеся на них амбициозные властные планы. А этого только и надо влиятельным финансовым тузам из ПР, которые понимают одну простую истину: власть пахнет деньгами, деньги пахнут властью.

С другой стороны, лидер БЮТ не станет "давить" донецких – все помнят ее блиц-визиты в ахметовский регион, оранжевую футболку "Шахтера" и две ленточки в руке после отставки. При этом руки самого Ющенко остаются стерильными. Он за союз трех "оранжевых" партий? Безусловно, и еще раз подтвердил в Польше свою непреклонную позицию по поводу сепаратных переговоров с "регионалами". Ющенко хочет видеть Юлю главой правительства? Это справедливо с точки зрения предвыборных договоренностей о том, что партия, набравшая большее количество голосов среди "помаранчевых", имеет приоритетное право назвать своего премьера. У Юлии Тимошенко крепкие позиции с точки зрения внешней поддержки, а США наш стратегический партнер. Но при всем при этом Виктор Андреевич рассчитывает на то, что при всей "правильности" таких раскладов и аргументированности доказательств его партия никогда не согласится на такой "мезальянс". И процесс создания коалиции затянется настолько, что придется распустить парламент, после чего разговоры о премьерстве Тимошенко, претензиях партийных финансистов, требования СПУ перестанут быть актуальными и беспокоить президента.