Софийский перекресток

Похоже, состоявшаяся 27—28 апреля сего года в столице Болгарии встреча министров иностранных дел государств — членов НАТО несколько разочаровала наиболее активных сторонников евроатлантической интеграции Украины. Они ведь ожидали, что уже на этой встрече наше государство наконец-то получит официальное приглашение присоединиться к Плану действий относительно членства в НАТО (ПДЧ). Стоит отметить, что эти ожидания имели немалые основания.

Во-первых, украинская сторона весьма обстоятельно готовилась к встрече в Софии. Минувший год и начало нынешнего ознаменованы рядом новых инициатив на "пронатовском" направлении. Сделаны серьезные попытки "подкрепить" усилия наших традиционно ведущих структур в этой сфере — МИД и Минобороны — усилиями других министерств и ведомств. Были созданы 15 межведомственных рабочих групп, за которыми "закреплены" основные направления сотрудничества с НАТО, разработаны соответствующие планы. А чтобы эти группы работали четко и слаженно, избегая дублирования, был создан и соответствующий координирующий центр — Межведомственная комиссия по вопросам подготовки Украины к вступлению в НАТО.

Во-вторых, был максимально задействован "личностный фактор". Еще в декабре прошлого года Президент Украины Виктор Ющенко направил письма лидерам всех 26 стран — членов Альянса с просьбой поддержать Украину в ее намерениях присоединиться к ПДЧ. И письма эти уходили не курьерской почтой — специальный представитель Президента (эта миссия была поручена первому заместителю министра иностранных дел Антону Бутейко) посещал столицы европейских государств, передавая это послание по назначению и активно используя замечательные возможности личных контактов для объяснения позиции украинской стороны.

В-третьих, накануне софийской встречи Киев получил некоторые весьма обнадеживающие "знаки внимания" со стороны ряда государств — членов НАТО. И не только Польши и других бывших посткоммунистических стран, которые оказывают постоянную поддержку Киеву в отношениях с НАТО. Вспомним получившую немалый резонанс недавнюю публикацию в газете "Файненшл таймс" о том, что американская администрация якобы хотела бы помочь Украине обрести членство в НАТО еще до завершения срока нынешней президентской каденции Джорджа Буша. Ссылаясь на высказывания некоего не названного по фамилии дипломата, который представляет Североатлантический альянс, газета сообщала, что госсекретарь США Кондолиза Райс попытается в Софии заручиться поддержкой глав внешнеполитических ведомств натовских государств по вопросу о присоединении Украины к Плану действий относительно членства в НАТО.

И наконец, в-четвертых, Москва, которая, конечно же, не привечает продвижение Украины к НАТО, на софийской встрече никак не акцентировала внимание на этой проблеме. Основная дискуссия российского министра иностранных дел Сергея Лаврова с его коллегами из стран — членов НАТО разворачивалась по белорусскому, а не украинскому вопросу. Лавров традиционно убеждал своих западных коллег в "непродуктивности" их попыток "изолировать" режим Лукашенко, а его собеседники традиционно отвечали, что полицейские методы "бацьки" в отношении белорусской оппозиции являются открытым вызовом всему общеевропейскому общественному мнению.

Можно сказать, что достаточно осторожная и взвешенная позиция Лаврова, проявленная в Софии по украинскому вопросу, дала возможность официальному представителю генсека Североатлантического альянса Джеймсу Аппатураю заявить, что в случае достижения Украиной критериев, необходимых для вступления в НАТО, даже наличие Черноморского флота России в Крыму не будет являться помехой на этом пути.

Еще в первый день софийской встречи глава МИД Украины Борис Тарасюк, беседуя в неформальной обстановке со своими коллегами из стран — членов НАТО, проинформировал их о нынешней внутренней ситуации в Украине, о подходах новой украинской власти к определению дальнейших внешнеполитических шагов. А на следующий день состоялось заседание Комиссии Украина — НАТО (КУН), в рамках которого была проведена дискуссия относительно интенсифицированного диалога, соглашение о котором было подписано между Украиной и НАТО в Вильнюсе в прошлом году. Обсуждены также вопросы участия Украины в операциях НАТО, в том числе в Афганистане.

И все же, несмотря на достаточно благоприятные обстоятельства, Украина на встрече в Софии так и не получила ожидаемого приглашения. Еще до открытия этой встречи Генсек НАТО Яап де Хооп Схеффер заявил, что он не может спрогнозировать, получит ли Украина в ближайшие дни сигнал относительно членства в Альянсе. Такое уклончивое объяснение в устах высокопоставленного дипломата фактически означало отрицательный прогноз. Однако, по его словам, сигнал о том, какие государства могут обрести перспективу дальнейшего вступления в НАТО, вероятно, прозвучит на саммите НАТО, который состоится в Риге в ноябре нынешнего года. Что же касается Украины, то де Хооп Схеффер подчеркнул: "Главная ответственность за успехи, необходимые для вступления в Североатлантический альянс, лежит на украинском народе и его избранных лидерах…".

Вот в этом и вся соль. Пока в Украине еще остается открытым вопрос о создании парламентской коалиции, пока не сформировано новое правительство, пока не заявлены основные внешнеполитические ориентиры будущего правительства, сейчас, на встрече в Софии, и не могло прозвучать приглашение Украине присоединиться к ПДЧ. Возможно, именно поэтому Райс никак не проявила в Софии той активности, которую обещала упомянутая выше публикация в газете "Файненшл таймс". Если эта публикация вообще не являлась "уткой"…

В общем, вопрос о приглашении для Украины присоединиться к ПДЧ при нашей нынешней внутриполитической ситуации не мог решаться в Софии, и пока еще вовсе не факт, что он обязательно будет решаться в Риге в ноябре. Даже несмотря на то, что, как оценивают некоторые западные эксперты, Украина за последние годы осуществила немалый объем военных реформ и в этой сфере сделала больше для вступления в Альянс, чем ряд других стран Центральной Европы, которые вступали в этот блок в 1990-х годах.

Дело в том, что по тем критериям требований, которые предъявляет НАТО к своим потенциальным будущим членам, успех военной реформы — очень важный, но не самый главный показатель. Еще важнее — успехи на поприще социально-политическом, свободное продвижение экономических реформ, достаточно высокий уровень демократии, гражданское согласие…

А вот тут многое зависит от того, как будет складываться парламентская коалиция и по какому именно руслу потечет дальше общественно-политическая жизнь в Украине. Конечно же, НАТО будет очень внимателен и к тому, как в Украине будут дальше развиваться отношения между сторонниками и противниками евроатлантической интеграции.

Диалог же этот обещает быть нелегким, поскольку в новом парламенте три из пяти победивших на выборах политических сил не являются сторонниками вступления Украины в Североатлантический альянс. "Мы выражаем позицию большинства в нашем обществе, оно негативно относится к НАТО!" — утверждают противники Альянса. "Общество еще пребывает в плену коммунистических стереотипов, оно непременно прозреет", — парируют сторонники натовского выбора.

На обеспечение этого "прозрения", то есть на информационно-разъяснительную работу, способствующую созданию у населения объективного представления о том, чем на самом деле является сегодня НАТО, выделено 5,2 миллиона гривен. "На что денежки тратим?" — возмущаются "антинатовцы". "Ради Бога! Это же сущие копейки в сравнении с теми колоссальными средствами, которые за десятилетия тоталитарной коммунистической власти были потрачены на массовое оболванивание населения, на создание стереотипов, которые сегодня необходимо разрушать", — уверенно отвечают "пронатовцы".

Все социологические исследования подтверждают огромную сложность этой проблемы — большинство населения испытывают устойчивое отрицательное чувство по отношению к НАТО. Но если эти же социологические исследования рассматривать дифференцированно по возрастным категориям, то обнаруживается, что противников блока гораздо больше в старших возрастных группах. Молодое же поколение, которое с удовольствием путешествует по миру и видит реальную жизнь в натовских странах, относится к Североатлантическому альянсу намного благосклоннее. На этом и базируют свои оптимистические прогнозы сторонники натовского выбора, которые убеждены, что за ближайшие несколько лет удастся кардинальным образом изменить отношение населения к НАТО в лучшую сторону. И приводят в пример целый ряд стран — наших бывших союзников по Варшавскому договору, где действительно за четыре-пять лет коренным образом изменилось отношение населения к НАТО.

В этом, собственно, и состоит "изюминка" разногласий о том, когда проводить всеукраинский референдум по вопросу об отношении к НАТО. Оппозиционный блок "Не так!", уже собравший более четырех миллионов подписей за референдум, требует проводить его сейчас и немедленно. Понимая, что время может существенно изменить ситуацию. Президент Ющенко и поддерживающие его политические силы — тоже за референдум, но не сейчас, а несколько позже, когда вопрос о вступлении Украины в НАТО уже будет поставлен, так сказать, в практическую плоскость.

Москва обеспокоена тем, что пронатовский курс Украины может отдалить ее от России, разрушить сотрудничество в сфере военно-промышленного комплекса, и апеллирует по этому вопросу непосредственно к украинским противникам НАТО. "В украинском ВПК задействованы сотни тысяч человек. С переходом на натовские стандарты гигантские военные заводы оставят безработными этих людей. Ведь странам НАТО не нужны будут танки, самолеты и корабли, которые не отвечают их стандартам. Самой Украине придется переходить на эти стандарты, а переделывать старые заводы под них просто нереально", — утверждает российский политолог Владимир Романенко.

Но это же вовсе не так, отвечают украинские сторонники Альянса. На самом деле все зависит от того, насколько разумно будут выстраиваться украинско-российские отношения. При наличии доброй воли с обеих сторон вполне возможно избежать каких бы то ни было потерь, сохранить и наращивать украинско-российские связи по всем направлениям. А министр обороны Украины Анатолий Гриценко даже считает, что есть перспективы существенно повысить уровень украинско-российского сотрудничества в сфере ВПК, внедряя новые технологии, развивая производства, связанные с освоением космоса, авиационной промышленностью, другими наукоемкими направлениями.

И в то же время украинские сторонники евроатлантической интеграции убеждены, что благодаря членству в НАТО Украина смогла бы получить более крепкие связи с правительствами стран — участниц Североатлантического договора, реально упрочить свою независимость. Кстати, говорят "пронатовцы", обратите внимание: ведь и сама Россия сегодня не только сотрудничает с НАТО, но и существенно активизирует совместную деятельность в военной сфере в рамках Шанхайской организации сотрудничества, куда кроме России входят Китай и ряд других государств Центральной Азии. По сути, создается некий противовес НАТО. Но разве это мешает нам дружить и развивать всесторонние отношения с Россией?

С учетом предстоящего в ноябре саммита НАТО в Риге и тех ожиданий, которые украинские сторонники евроатлантической интеграции возлагают на этот саммит, совершенно очевидно, что ближайшие месяцы будут посвящены активным поискам компромисса. И он вполне возможен. Особенно если учесть то обстоятельство, что по ряду принципиальнейших вопросов — как, например, расширение демократических институтов в обществе, усиление контроля общества за военными структурами и структурами безопасности, более эффективная борьба с коррупцией — позиции всех представленных в новом парламенте политических сил совпадают. По крайней мере, на уровне их программных целей. Просто одни говорят: это необходимо не только нашему обществу, но и является обязательным условием для вступления в НАТО. Другие же ограничиваются тем, что это просто необходимо нам самим.

А вот по военным вопросам разногласия весьма серьезные. Например, противники Альянса ратуют за сильную, хорошо вооруженную, достаточно большую по численности украинскую армию. И нечего, мол, зря деньги швырять на адаптирование нашей армии к натовским стандартам. Сторонники же НАТО утверждают, что они — тоже за сильную украинскую армию. Но сильную не числом, не количеством громоздкой боевой техники (на которую тоже денег уходит пропасть!), а своей мобильностью, подвижностью, современным уровнем вооружений. Их аргумент: армии всех стран НАТО постоянно сокращаются, избавляются от огромных "монбланов" боевого железа, но при этом не теряют, а, наоборот, повышают свою боеспособность. Вот хотя бы такой пример: армия соседней Словакии насчитывает всего 35 тысяч человек. Но кто осмелится напасть на эту страну, защищенную всей огромной военной мощью НАТО? Армии прибалтийских республик и того меньше — примерно по 5—10 тысяч (в советские времена на территориях каждой из них дислоцировалось войск в десятки раз больше!), но прибалтийские государства, являющиеся сегодня членами НАТО, тоже чувствуют себя достаточно защищенными. Численность же личного состава Вооруженных Сил Украины в настоящее время составляет 245 тысяч лиц, в том числе 180 тысяч военнослужащих. Но, как мы помним, это не особо сдерживало тех, кто однажды двинул огромную армаду экскаваторов по направлению к украинскому острову Тузла…

В общем, обе стороны спора по вопросу о НАТО выдвигают достаточно серьезные аргументы "за" и "против". Вполне возможно предполагать, что к ноябрьскому саммиту НАТО в Риге как украинский политикум, так и украинское общество в целом будет иметь более консолидированное мнение по данному вопросу. Но ускорит ли оно приближение Украины к НАТО? Или, наоборот, несколько притормозит? Время покажет…