Когда дипломатия провалится

Если кому-то нравится думать, что, несмотря на низкий и не растущий показатель ВВП на душу населения и вторые по величине в мире запасы нефти и газа, Иран инвестирует в дорогие и ненужные атомные электростанции, придется не верить, что он хочет ядерное оружие. Но при ядерной мощи средней дальности он может сдержать американское вмешательство, править в Персидском заливе, еще больше изолировать Европу от американской ближневосточной политики, пишет "The Washington Post"

А кроме того, скорректировать ядерное неравенство с Пакистаном и, возможно, объединить арабский мир, тем самым создав шанс покончить с западным влиянием на Ближнем Востоке и (или) одним ударом уничтожить Израиль.

Заявления Ирана о мирном характере его ядерных амбиций соответствуют и исламской доктрине "такийя" (истину не обязательно сообщать неверным), и западной доктрине о государственной тайне (та же мысль) и являются компонентом стратегии дезинформации и фальшивых компромиссов, цель которой – выиграть время. Почти три года понадобилось администрации Буша, чтобы преодолеть сопротивление МАГАТЭ и передать иранское досье в Совет Безопасности ООН, где на защиту ИРИ встанут Россия и Китай, которые сделают любую резолюцию бессмысленной либо воспользуются правом вето и блокируют ее. В случае санкций Иран может продавать нефть Китаю в обмен на все, что может ему понадобиться, торговать на черном рынке и вернуться в мировую экономику, когда неизбежная демонстрация иранского ядерного оружия заставит Запад уйти в тень.

Если бы Россия не вела двойную игру, она не согласилась бы в декабре продать Ирану 29 ракет "земля-воздух" SA-15 для защиты ключевых объектов. Россия и Китай могут действовать вопреки тому, что они считают своими интересами, потому что всегда иначе относились к ядерному оружию, потому что хотят жить в опасном мире и потому что являются наименее вероятными мишенями. К тому же состояние тревоги, которое они поддерживают, мутит воду Pax Americana, давая им максимум возможностей и принося удовлетворение. Например, хаос на Ближнем Востоке превращает Россию в сравнительно стабильного поставщика энергии, перегруппирует европейские ресурсы и зависимость в пользу России.

Что реально сделают США в ближайшие месяцы и годы, чтобы подготовиться к провалу дипломатических усилий и санкций? Или ничего не сделают? Очевидным вариантом является воздушная кампания с целью лишить Иран его ядерного потенциала: очистить Персидский залив от иранского военного флота, смести противокорабельные ракеты с берега и проложить свободный от средств ПВО коридор к каждому объекту. Учитывая мощь нового оружия, США легко могут это сделать. Если эти объекты спрятаны или зарыты в землю, Иран можно подавить, принудить и, возможно, даже революционизировать простым и быстрым уничтожением системы добычи и транспортировки нефти. Иранцы знают о своих уязвимых точках, а мы знаем о своих?

В нынешней войне с воинствующим исламом мы мыслим системно, а они мыслят творчески. Мы напрягаемся, чтобы привнести в нашу систему элемент творчества, они же пытаются привнести в свое воображение дисциплинирующую системность, и никто из нас не обречен на неудачу. Несмотря на нашу превосходящую мощь, их география, лояльность и политика подразумевают, что они могут противостоять нам. При их абсолютной вере в чудеса вполне можно доверять заявленной ими цели в ближней перспективе победить нас, изгнав наши армии с Ближнего Востока, а в дальней перспективе – вызвав крушение западной цивилизации.

Если, подобно своим предшественникам Саладину, суданскому Махди и Насеру, иранский президент Махмуд Ахмадинежад имеет далеко идущие планы, он, возможно, думает об отражении любой американской атаки с помощью тысяч ракет "земля-воздух" и зенитных орудий; о массированной воздушной и морской атаке с целью потопить хотя бы один крупный американский военный корабль; о мобилизации иракских шиитов на всеобщее восстание с помощью революционной гвардии, что создаст угрозу американским войскам в Ираке и перережет пути сообщения.

Это само по себе было бы победой для тех, кто видит мир через призму мученичества, но, если ему удастся выбить нас с позиций и пролить немало нашей крови, реальная награда становится близкой. Цель – вызвать в исламском мире такое волнение, что он забудет об осторожности во имя джихада. Все просто: если Египет закроет Суэцкий канал, Египет, Саудовская Аравия и Турция закроют свое воздушное пространство (они на это способны, объединив свои ВВС), и войска США в Ираке и Персидском заливе, лишенные адекватного снабжения, окажутся в опасном положении осажденных.

В попытках толкать иракскую змею в хвост мы утратили видение широкой стратегической картины, частью которой, хотя и маловероятной, могут стать такие события. Но поскольку на осуществление иранской мечты о развертывании ядерного оружия уйдут годы, у нас есть отсрочка. За это время мы многое сделаем для укрепления численности, массы и качества средств, которыми мы сражаемся; укрепим снабжение нашей передовой; спланируем наземные пути из Средиземноморья, через Израиль и Иорданию, к Тигру и Евфрату. И даже если мы не сумеем выпутаться из строительства государства и борьбы с мятежниками в Ираке, у нас должен быть план перестройки там армии, чтобы она могла воевать и маневрировать, для чего, собственно, она и существует.

Выполнение этих задач обезопасит наши фланги и развяжет нам руки для очень непростого проекта по лишению страны-изгоя с населением в 68 млн. человек, сильной армией и склонностью к резким движениям ядерного оружия, которое она хочет получить и стремительно создает. Наша проблема в Ираке – это иллюзии и отсутствие предвидения. Иран больше и сильнее. Жаль, что придется либо сидеть сложа руки, либо снова идти вперед, не имея ни стратегии, ни мышления.

Перевод – Inopressa.Ru