Монетная конкуренция

Интересная ситуация сложилась с любимым детищем Виктора Ющенко "эпохи НБУ" – Банкнотно-монетным двором (БМД). В сентябре прошлого года он своим указом отменил исключительное право БМД изготавливать ценные бумаги и документы строгой отчетности с высокой степенью защиты. А во время вчерашнего посещения предприятия высказал обеспокоенность низким уровнем госзаказа, размещаемого там. Однако удивляться нечему. Получив право выбора, некоторые бюджетные организации перешли на обслуживание в фирмы, с которыми удалось сторговаться подешевле…

Свою обеспокоенность низким уровнем государственного заказа, размещаемого на полиграфическом комбинате "Украина" и Банкнотно-монетном дворе, президент высказал во время с встречи с генеральным директором БМД Русланом Арешковичем и главой Национального банка Владимиром Стельмахом. "Сегодня возникли разные схемы, которые привлекли к этим технологиям структуры, которые стоят далеко от государства", – сказал Ющенко, добавив: "Возникает много вопросов об обеспечении надлежащего качества банкнотной и наградной продукции, соответствия ее необходимым параметрам". По его словам, сегодня государство должно разработать четкую политику в этой сфере. "Люди, которые покупают любой предмет, сопровождаемый акцизной маркой, должны быть убеждены, что эта продукция не только отвечает уровню необходимого качества, но и прошла процедуру государственного налогообложения", – подчеркнул он.

Надо заметить, что Арешкович и Стельмах – это люди, которые наблюдали первые шаги Виктора Ющенко в Нацбанке и его переход в политику. Владимир Семенович был назначен членом правления НБУ в апреле 1992 года. В это же время началось создание Банкнотной фабрики НБУ, которая была введена в действие в марте 1994 года. В октябре того же года на ее базе создан Банкнотно-монетный двор. Это новейшее и технологически совершенное предприятие не только печатало валюту целого ряда стран СНГ (например, азербайджанские деньги), но и выполняло разного рода заказы – от изготовления подарочных монет до выпуска паспортов, акций и избирательных бюллетеней. Эта деятельность хотя и носила признаки хозяйственной, налогами не облагалось, вызывая зависть потенциальных конкурентов: мало того, что БМД своего рода госмонополист по целому ряду направлений, так еще и льготы имеет.

Оппоненты не раз намекали, что во многих странах монетные дворы находятся в распоряжении минфина либо правительства и платят налоги. Украинский же Банкнотно-монетный двор налогов не платит, так как Нацбанк, согласно профильному закону, не является налогоплательщиком. В бюджет перечисляется лишь сумма превышения доходов над расходами при условии, что астрономические расходы не съедят все заработанное Центробанком за год.

Самое интересное, что любые попытки подсчитать размер прибыли, которую получает Нацбанк от выпуска денег, продажи юбилейных монет, изготовления голограмм и так далее, пресекались согласно закону "О государственной тайне". Сеньоральный доход, то есть разницу между стоимостью изготовления денег и реальной ценностью приобретаемой за номинал, можно вычислить лишь приблизительно, опираясь на выводы экспертов и открытую информацию, касающуюся денежной массы. По подсчетам экспертов, сеньоральная прибыль НБУ ежегодно составляет от 200 до 230 млн. грн. Из них только по международным контрактам юбилейных и памятных монет продают примерно на $150-200 тыс.

Одно время тогдашнему главе НБУ Сергею Тигипко пришла в голову идея использовать сеньоральный доход для финансирования инвестиционных проектов. Идея хорошая: деньги только тогда имеют ценность, когда, умножаясь, приносят еще большие деньги. Но до ее реализации так и не дошло. Единственное, что сделал Тигипко – приостановил продажу нумизматической продукции, мотивируя это необходимостью улучшить порядок организации процесса продаж.

Периодически Счетная палата "придиралась" к монетному предприятию, обнаружив, например, что на складах без должного оформления длительное время хранятся 197,7 тыс. медалей "60 лет освобождения Украины от фашистских захватчиков" на сумму 1,7 млн. грн., предусмотренные для вручения участникам боевых действий и т.п. Однако серьезных претензий к БМД никто не предъявлял. Он работал довольно успешно, имея заказы от государственных и коммерческих структур.

Все изменилось в сентябре прошлого года, когда президент Виктор Ющенко отменил исключительное право Банкнотно-монетного двора Национального банка изготовлять ценные бумаги и документы строгой отчетности с высокой степенью защиты. Соответствующий указ об отмене своего же указа "Об упорядочении изготовления в Украине бланков государственных ценных бумаг и документов строгого учета с высокой степенью защиты" от 19 июля 2005 года Ющенко подписал 14 сентября. Примечательно, что отмененным документом от 19 июля было возобновлено действие статьи 1 указа президента Украины "Об исключительном праве Банкнотно-монетного двора Национального банка Украины" от 10 сентября 1996 года №821, который ранее уже аннулировал Леонид Кучма. По некоторым данным, оба раза против БМД поработали его коммерческие конкуренты, раздосадованные монопольным преимуществом дочернего предприятия Центробанка. Однако и БМД – не лыком шит. Поэтому последний визит главы государства в милые его сердцу места (включая созданный им музей денег) призван, судя по всему, вернуть ситуацию на круги своя. И я не удивлюсь, если через короткое время в сентябрьский указ будут внесены изменения, вновь переориентирующие потоки госзаказов (и не только) в пользу БМД.