Кризисный "консолидатор"

Лидер "Народного блока Литвина" Владимир Литвин уже несколько месяцев кряду играет телевизионную антироль Македонского, разрубившего запутанный гордиев узел одним ударом меча. Владимир Михайлович, напротив, пытается связать канат, который разрывают противоборствующие команды "оранжевых" и "бело-голубых". В агитационном ролике блока имени себя он выступает ни больше, ни меньше, как deus ex machina (в античной драме – бог из машины), разрешающий неразрешимый конфликт одним своим появлением.

Также в агитационном пакете блока "Мы", который может получить любой интересующийся прямо на улице, появился календарь на текущий год: очень красивый Литвин удерживает в равновесии бронзовые весы, в чашах которых – увесистый булыжник и что-то вроде пламенеющей сковородки. Справа от Владимира Михайловича – багровое небо в зарницах, слева – черная грозовая туча, зато над головой "атланта" – мирное синее небо в белых тучках. И подпись – "В стремлении к согласию", чтобы не возникало сомнений, кто принесет мир и покой в наши дома.

Альтернативщик для всех?

В общем, все правильно: когда двое бьются, появление "разводящего" вполне оправдано. Когда приходится выбирать одно из двух, желательно появление третьего. Агрессивные и антагонистичные "оранжевый" и "бело-синий" "требуют" чего-то более спокойного и нейтрального – зеленого, например. Таков посыл к избирателю, аккумулированный избирательной кампанией спикерского блока "Мы".

Сигналы в пространство политических элит Владимир Михайлович начал посылать задолго до многопартийного "цветения" нынешней зимы. Демонстрируемая "поміркованість" и позиционирование над схваткой (благо, кресло спикера предоставляет для этого немалые возможности) способствовали тому, что у Литвина появилась сначала фракция, потом партия, а впоследствии и блок.

Под крыло Литвина еще во времена дореволюционного "большого переселения народов" в парламенте начали дрейфовать те, кто, по разным причинам, не смог осесть в одной из двух политических сил, активно участвующих в президентских выборах. Этот процесс начался жарким предвыборным летом-2004, когда Литвина избрали председателем тогда еще просто Аграрной партии Украины, впоследствии переименованной в Народную.

После "оранжевой революции" во фракцию Литвина началось буквально паломничество: туда стремились попасть все те, кто в свое время составлял костяк прокучмовского большинства. К Литвину прибились не последние в бизнесе и политике люди – к примеру, Виктор Пинчук, братья Ярославские ("Укрсиббанк"), Олег Салмин (ОАО "Укрнефть"), Игорь Еремеев (ПКФ "Континиум") и др.

Таким образом, прото-фракция Аграрной партии, к концу пятой сессии IV созыва ВР (февраль-июль 2004 г.) состоявшая из 16 депутатов, к исходу девятой завершающей сессии (февраль-июль 2006 г.) выросла до двух фракций (Народной партии и Народного блока Литвина) общей численностью 63 человека. На нынешние выборы в советы всех уровней Владимир Михайлович идет Народным блоком, куда, кроме его партии, входят Всеукраинское объединение "Справедливость" Ивана Чижа и Украинская селянская демократическая партия. Неплохой результат за два года, не правда ли?

Анализ парламентской и списочной команды Владимира Литвина не является предметом данной статьи. Тем не менее, даже беглого просмотра достаточно для того, чтобы сделать следующие выводы: создавшиеся условия сделали Литвина соломинкой, за которую ухватились представители политико-экономических групп, переживших расцвет при режиме Кучмы, получивших весьма ощутимый удар от власти "помаранчевых", не имеющих "донецкой" прописки и стремящихся удержаться на политической сцене в катаклизмах украинской политики. Можно не сомневаться, что они-то сделают все возможное, чтобы "гарант" их дальнейшей политической жизни не только не сошел со сцены, но и сохранил влияние.

Построй свою судьбу!..

Владимир Литвин вошел в политику в 94-м, вместе с избранным на досрочных президентских выборах Леонидом Кучмой. В 99-м, в начале второго "царствования" Кучмы, возглавил Администрацию президента, которая к тому времени уже стала частью группы "силовиков" (АП, ГНАУ, МВД, СБУ), непосредственно контролируемых президентом и, в свою очередь, снижающих влияние на Кучму со стороны олигархических групп. Впоследствии, на парламентских выборах-2002, Литвин возглавил список провластного блока "ЗаЕдУ!" и, в результате "пакетных" договоренностей, сел в спикерское кресло.

Литвин, вне всяческих сомнений, всегда был человеком Кучмы. Говорят, что к концу второй президентской каденции, когда началась жесткая схватка за власть и право стать преемником, Кучма не доверял практически никому, кроме Литвина.

Владимир Михайлович имел возможность хорошо изучить характер и натуру президента, поэтому, в отличие от многих, не обнаруживал президентских амбиций, показательно дистанцировался от ведущих бизнес-политических групп и т.п. К тому же Литвин не позволял самохарактеристик, вроде ткаченковской "не первый, но и не второй", не стремился позиционироваться "распорядителем парламента", как Александр Волков. Так что Кучма вроде бы мог не опасаться Владимира Михайловича, которого сам же и вывел в люди.

В то же время Литвин потихоньку, но методично качал политические мускулы, давал понять, в том числе и всемогущему тогда Медведчуку, что голыми руками его просто так не возьмешь. Так получилось, что он стал противовесом кризисному менеджеру с Банковой – и, как показала жизнь, весьма эффективным противовесом. Более того, где сейчас Медведчук, а где Литвин? Ну, то-то!

Но против воли "Папы", то есть Кучмы, Литвин не осмеливался идти никогда. Во всяком случае, когда тот был при власти. Даже провальные голосования по политреформе, по конфиденциальной информации, вполне могли быть согласованы непосредственно с Кучмой: после голосования за внесение изменений в Конституцию 8 апреля 2004 года ("за" – 294 депутата вместо необходимых 300), когда главные "провайдеры" политреформы – Виктор Медведчук сотоварищи – в темных кабинетах рвали на себе волосы, Владимир Михайлович, говорят, ужинал с Леонидом Даниловичем. Да, противостояние с главным "демоном" украинского политикума не прошло для Литвина бесследно.

В свое время Владимир Литвин назвал Леонида Кучму "арбитром нации". Он же в разгар президентской гонки 2004-го, первым во всеуслышание объявил о "конце эпохи Кучмы". В период политического безвременья, когда Кучма уже ушел, а Ющенко еще не взошел на президентский престол, Литвин постарался перебрать титул "арбитра нации" на себя, благо, развитие событий этому весьма и весьма способствовало.

Наконец-то первый…

Наверное, у историка Владимира Литвина есть любимый исторический период. Вполне возможно, это эпоха принципата, когда Римская республика сменилась Римской империей под властью принцепса – "первого человека в сенате".

Политическая реформа, проголосованная 8 декабря 2004-го в "компромиссном" пакете и вступившая в силу с 1 января 2006-го, предоставляла Владимиру Михайловичу возможность, пусть ненадолго, ощутить себя "принцепсом" не только в украинском сенате, но и, в определенной степени, в государстве. И, может быть, даже укрепиться в этом статусе, показав зубы и создав кризис, а потом выступив примирителем и "разводящим" в конфликте (вот она, школа Медведчука и Кучмы вместе взятых!). Плюс работать на будущее и поддерживать сносные отношения со всеми.

Этим, во многом, объясняется отставка правительства Еханурова в первый же сессионный день нового года и обретение работающим Кабмином, несмотря на протесты всех, включая президента, приставки "и.о.". На три месяца до выборов парламент фактически стал единственным институтом власти с четко выписанными в законе и не вызывающими особых вопросов полномочиями. А спикер – самой сильной фигурой в реалиях парламентско-президентской республики. Владимир Михайлович надеялся извлечь из такого положения максимум пользы с перспективой как на парламентские выборы, так и на период формирования новой коалиции в ВР и Кабмина.

В результате этих манипуляций рейтинг Народного блока Литвина – пресловутой "третьей силы", должен был, по замыслу, значительно вырасти, а сам Владимир Михайлович утвердиться в роли самой удачной кандидатуры на пост спикера в будущем парламенте.

Правда, с рейтингами своего блока Литвин прогадал – ну не растут они, несмотря на старания и финансовые вливания команды, не растут и даже падают… До "золотой акции" можно и не дотянуть, и мечты о втором спикерском сроке могут так и остаться мечтами… Но Литвин работает над собой, что и говорить: к примеру, взял и предложил разогретому политикуму "дорожную карту" выхода из политического кризиса, который сам же и создал. Каково, а?

"Я могу сказать, что 51% людей, по сути, одобрили решение Верховной Рады и только 49% выступили против него", – заявил Литвин в интервью "Власти денег". Правда, Владимир Михайлович не сказал при этом ни об угрозе управленческого кризиса и снижении международного рейтинга Украины, ни о дополнительных сложностях с заключением газовых контрактов, ни об особенностях отопительного сезона в условиях холодной зимы 2006-го. Напротив, в том же интервью он подчеркнул, что руководствовался исключительно (!) интересами избирателей, которые не должны "замерзать от холода и умирать от голода".

"Вот так мы, люди с умом и дальновидностью, уловкой иль хитростью, кривым путем находим верный путь", – так шекспировский Полоний наставлял своего слугу в информационной "охоте" на сына Лаэрта. Похоже, Литвин решил задействовать эту "технологию" в поиске своих путей к своим целям.

"Пути, которые мы выбираем"

Отставка правительства 250 голосами "за" стала поводом для разговоров о прообразе большинства в будущем парламенте. Напомним, что "за" голосовали "проходные" Партия регионов, БЮТ и "Единая Украина" Богдана Губского, впоследствии слившаяся с политической силой Юлии Тимошенко, НПУ и группа Народного блока Литвина, ну и СДПУ(о), которую в новом составе ВР мы можем и не увидеть. То, что казалось весьма смелой идеей в начале января, может оказаться весьма вероятным в поствыборном апреле.

Не зря Литвин с напускной легкомысленностью заявлял, что не собирался и не собирается в "помаранчевую" коалицию, не ведет никаких переговоров по этому поводу ни с какими политическими силами, и что для него "более важным видится сохранение возможности диалога в парламенте в течение двух последующих месяцев".

Фиаско с подписанием соглашения о "помаранчевой" коалиции вследствие эскапады Юлии Тимошенко только утвердили Литвина в мысли, что он таки был прав. Зачем ввязываться в негодное дело, если можно спокойно выждать?

К тому же, если примерные результаты политических сил на выборах более-менее ясны, поствыборные расклады представляется весьма туманно. Кто будет ядром – Партия регионов, "Наша Украина", БЮТ?.. И где в этих раскладах НБЛ и сам Литвин?

Впрочем, процессы идут. К примеру, голосование за преодоление вето президента на Закон "О городе-герое Севастополе" в аккурат в момент обострения вопроса о ЧФ России и обострения украино-российских отношений на полуострове в очередной раз дало "Нашей Украине" повод сказать об усилении коалиции Тимошенко–Литвин–Янукович, то есть "блока ТЛЯ".

Сам Литвин на все это отреагировал весьма спокойно: мол, "кризис жанра", нервы у людей сдают и т.п. Пребывая со спикерским визитом на родной Житомирщине, где Владимир Михайлович чувствует себя настолько хорошо, что не скупится на всякие заявления (вроде перенесения столицы Украины в Бердичев), он заявил, что выборы состоятся обязательно и что парламент никто не распустит.

"Это не более чем болтовня, – заверил житомирян Литвин. – У нас, к сожалению, у политиков не хватит силы воли и ответственности за то, чтобы принять такое решение…"

В то же время на семинаре для региональных журналистов Владимир Михайлович достаточно уверенно подтвердил, что создание антипрезидентской коалиции в новой ВР и, соответственно, формирование антипрезидентского Кабмина весьма вероятно Что делать? По мнению Литвина, искать компромиссы. Кто там у нас лучший искатель компромиссов?..

Да, Литвин спокоен. Пока. Он уверен, что слишком многие, стоящие за его спиной и не только, заинтересованы в его успехе и успешности. И еще – он, как никто другой, знает: "эпоху Кучмы", конец которой он предрек, хоронить рано…