Между первым и вторым

Животное, впоследствии оказавшееся енотом по кличке Крошка, приучало советских детей к толерантности. Саундтрек мультфильма сеял доброе, разумное и моральное ("эти лапы ничего…"). В современных политических условиях миротворческая ценность улыбки енота сведена к нулю. Как ни старайся, но субъекты избирательной кампании закусили. Удила. Поэтому более актуальна следующая версия "енотовидной" песенки: "От улыбки треснуло лицо. Ни фига себе, вот это улыбнулся!".

Спикер Владимир Литвин до последнего времени (если быть точным, то до 10 января — даты отставки Кабинета министров) достаточно системно пытался быть похожим на "енота-миротворца". Фишкой его избирательной кампании является "третья позиция": между "оранжевыми" и "голубыми" силами. Весьма неплох рекламный ролик Владимира Михайловича, посвященный этой теме (рисованный спикер связывает в тугой узел канат, который рвут на части две разноцветные команды). Но не будем подробно вникать в особенности позиционирования Литвина. Это проблема его имиджмейкеров. В конце концов, им за данную работу деньги платят. Лучше проанализируем роль и место председателя Верховной Рады в новом парламенте и в новых конституционных условиях.

Пока лидеров избирательной гонки больше всего волнует следующая проблема: кто возглавит правительство? Юлия Тимошенко, например, выдвинула концепцию "народного премьера", в соответствии с которой на парламентских выборах будет "избран" шеф Кабинета министров. И различные конфигурации возможных коалиций в следующем составе Верховной Рады рассматриваются с точки зрения их способности пролоббировать ту или иную фигуру на должность премьер-министра. А почему тема спикера как бы никого не волнует? Ведь в соответствии с новой Конституцией у нас поменялась форма правления: с президентско-парламентской на парламентско-президентскую. Даже если судить по названию, то получается, что доминирующим является именно законодательный орган власти. Который, как многим известно, возглавляет спикер. Будет ли он простым исполнителем воли коалиционного большинства в следующем составе Верховной Рады?

Если следовать европейской традиции, то глава законодательного органа власти не является самостоятельной политической фигурой. От него ничего не зависит, поскольку есть правящая коалиция. Но у нас не Европа. Даже Олег Рыбачук это понял и ушел, пока не поздно, с должности вице-премьера по вопросам евроинтеграции. В свое время спикер Александр Ткаченко выдал парадоксальное определение места председателя ВР в системе украинской власти. Скромно характеризуя свое значение, Александр Николаевич заявил: "Я не первый, но и не второй". Теперь прочитайте данное выражение еще раз. Почувствовали скрытый смысл? Теория пограничного состояния спикера, выдвинутая Ткаченко, как нельзя лучше характеризует роль личности в законодательном процессе. При любой расстановке сил в Верховной Раде от председателя ВР зависит очень и очень многое. Он не является пассивным участником событий. В качестве иллюстрации приведем следующие фактологические примеры.

Факт первый: легендарный Иван Степанович Плющ делал все, что ему нравилось, с депутатским корпусом. Какое большинство? Какая коалиция? "Выключите третий микрофон", "депутат Заяц, не прыгайте по залу". Классика жанра. Да, конечно, были еще президент и правительство. Но в ВР доминировал здоровый колхозный юмор Ивана Степановича. Сам себе режиссер и сам себе регламент деятельности парламента.

Факт второй: у Александра Мороза, который не любил, чтобы его называли спикером (предпочитал выражение "председатель Верховной Рады Украины"), не было подконтрольного большинства в парламенте. Тем не менее Сан Саныч поставил на уши весь украинский политикум, включая и президента. Противостояние Александра Мороза и Леонида Кучмы стало хрестоматийным примером конфронтации ветвей власти в Украине. Сколько раз Мороза пытались сместить с должности, отстранить от ведения пленарных заседаний… Бесполезно. Несмотря на абсолютное доминирование института президентства, Мороз доказал: спикер — это вам не просто так…

Факт третий: чтобы провести в 2000 году "бархатную революцию" в Верховной Раде, большинству депутатов пришлось проводить заседание в помещении бывшего музея Ульянова-Ленина. Александр Ткаченко чуть ли не спал в своем спикерском кресле, и 260 парламентариев ничего не могли поделать со стойким председателем Верховной Рады. Потом новые "большевики" долго и нудно изымали у Александра Николаевича символы власти (печать и ключи от кабинета).

Факт четвертый: Владимир Литвин за четыре года сумел пройти путь от главы администрации Леонида Кучмы до политика, сумевшего локализовать самый мощный политический кризис в истории Украины (выборы главы государства 2004 года) в стенах законодательного органа власти.

Факт пятый: периодически или в самой Верховной Раде, или за ее пределами возникали неформальные центры влияния. Нецензурно выражающийся Александр Волков стал первым "директором парламента" при наличии живого спикера (Ивана Плюща). Он оказывал большее влияние на законодательный процесс, чем официальный глава представительного органа власти. Затем появился институт координатора парламентского большинства. Некоторое время лидер "большевиков" конкурировал со спикером. После избрания Литвина председателем Верховной Рады координатор превратился, как, впрочем, и само большинство, в номинальную фигуру. Не последнюю роль в этом сыграл и сам Владимир Михайлович. Еще один вариант неформального управления депутатским корпусом попытался реализовать глава президентской администрации Виктор Медведчук. Но в конечном счете, спикер опять вышел на первый политический план. Вывод: все попытки перевести ВР в режим ручного управления рано или поздно заканчивались провалом. И вот форма правления изменена. Позиции парламента и, соответственно, спикера усилены. К чему это приведет? Можно выдвинуть следующие предположения:

— будущий председатель Верховной Рады станет играть самостоятельную роль. Да, скорее всего, распределение ключевых должностей — спикер и премьер — будет проводиться в формате "единый пакет". Но ни одна из возможных "большевистских" коалиций по определению не может быть монолитной. На основании данных социологического опроса, проведенного Центром Разумкова, "оранжевые" ("Наша Украина", Блок Юлии Тимошенко и СПУ) могут получить 220 мест. Оппозиция ("Партия регионов", коммунисты и прогрессивные социалисты) — 210. Блок Литвина, который позиционируется в качестве "третьей силы" — 20. Конечно, данная классификация является условной. Однако просто представим себе объединение "Нашей Украины", БЮТ, СПУ и Народной партии. Представили и прослезились. Если спикер будет выдвинут от них, то он сможет эффективно играть на разногласиях между политическими партнерами. Как говорится, "разводи и властвуй";

— отправить в отставку правительство парламенту-2006 будет гораздо проще, чем сменить председателя Верховной Рады. В первом случае достаточно 226 голосов и все. Во втором надо будет заручиться поддержкой 300 парламентариев. Как так? А очень просто: да, для голосования за отзыв спикера необходимо 226 голосов. Однако участие в процессе должно принимать не менее 300 депутатов, поскольку акт отставки считается действительным при наличии конституционного кворума (300 парламентариев зарегистрировались, 226 проголосовали "за"). Преодолеть "трехсотый" барьер будущему "мозаичному" составу ВР просто не под силу. Может получиться парадоксальная ситуация — антипрезидентское большинство сменилось на пропрезидентское, а спикер остался прежним. Еще учтите такой нюанс, как тайное голосование за увольнение председателя парламента. Очень интересная должность получается. Выходит, что распад коалиции должен привести к отставке правительства, но не спикера. Как ни крути, а мобилизовать 300 депутатов для сведения счетов с председателем ВР в новом составе парламента практически нереально.