"Просевшие" резервы

Для украинских аналитиков появилась новая загадка: в разгар январских морозов "растаяла" часть золотовалютных запасов. По официальным данным резервы Национального банка с начала 2006 года сократились ориентировочно на $500 млн. и равны немногим более пятимесячного импорта страны. Что с ними сделали – потратили на поддержание нереального валютного курса или выкупили долги, – сказать трудно…

О том, что резервы "просели", сообщил член правления НБУ Игорь Шумило. По его версии, причиной стали, во-первых, перекос на валютном рынке страны в начале года в сторону спроса на валюту, который ньюс-мейкер пояснил неопределенностью в цене газа и политической нестабильностью. Во-вторых, переоценкой импорта в сторону увеличения.

"НБУ сохраняет достаточную сдержанность и своими действиями показывает уверенность в стабильности валюты", – подчеркнул он, – потому что окончательной определенности по цене на природный газ как на границе Украины, так и для промышленности пока нет".

Как заявил г-н Шумило, при надлежащем проведении экономической политики оснований для обострения ситуации нет. По его оценке, снижение ВВП в 2006 году из-за подорожания газа не превысит 2-3%, при этом оздоровит металлургию, химию, жилищно-коммунальное хозяйство и энергетику. Комментируя падение курса гривны на наличном рынке, представитель НБУ посоветовал гражданам воздержаться от покупки доллара по завышенному курсу. "Я бы посоветовал не волноваться. Те, кто покупает, проиграют", – сказал он.

Ответ уважаемого специалиста, в прошлом заместителя министра экономики, конечно, достаточно грамотен, но, тем не менее, не совсем исчерпывающий. Ведь еще недавно председатель НБУ Владимир Стельмах прогнозировал рост валютных резервов Украины в 2006 году не менее чем на 10-15%. И говорил, что повышение темпов роста импорта не повредит резервам, это связано с выходом импорта из "тени", ростом цен на энергоносители, значительными закупками продовольствия в первой половине года, а также увеличением потребительского потенциала внутреннего рынка.

Действительно, чем импорт может повредить чему-то, кроме внутреннего производства? Правда, он усиливает спрос на валюту, но это, в общем-то, плоскость валютного рынка, а резервы на то и резервы, чтобы лежать в укромном месте (желательно не на Кипре) как "заначка" на черный день. Другое дело, что Нацбанк может пустить их для "хозяйственных" нужд. Скажем, в 1998 году валютные резервы были потрачены на выкуп ОВГЗ. Может ли такое случиться сейчас? Точной информации у автора нет, но известно, что министр финансов Виктора Пинзеник является убежденным сторонником скорейшего погашения старых займов, взятых под высокие проценты. Поэтому не исключено, что в связи с завершением года были предприняты шаги для сокращения долгов. Другими словами, что-то где-то на рынке повыкупали из облигаций. Этот тезис подтверждает и то обстоятельство, что сокращение резервов началось перед новогодними праздниками. С 6 по 10 декабря резервы уменьшились на $268,4 млн. или на 2,7% – до $9, 625 млрд.

Правда, по информации Нацбанка, декабрьское сокращение было вызвано тем, что он продал на межбанковском валютном рынке $208 млн. при общем объеме операций $1,340 млрд. Такая же ситуация была до и после декабря: и в ноябре, и в январе Нацбанк планомерно гасил избыток валютного спроса, выбрасывая резервы на межбанк.

Что это означает? Это означает, что искусственно пониженный курс доллара неукротимо рвется ввысь. И Центробанк, чтобы сохранить лицо и одновременно не допустить (перед выборами это особенно важно) девальвации национальной валюты, удерживает не совсем реальный курс путем истощения валютных резервов.

Подобный подход отрицателен вдвойне. Во-первых, резервы нам могут понадобиться в любое время, поскольку с производством возникают большие проблемы, особенно ввиду новых цен на газ. И кризис лезет не в дверь, так в окно. Второй момент заключается в том, что старые долги действительно дорого стоят. И Минфин теоретически прав, настаивая на их быстрейшем погашении. Пока на это выделялись 600 млн. евро, полученные от размещения десятилетних евробондов в начале октября, а также часть денег от приватизации "Криворожстали". Грубо говоря, если бы деньги золотовалютного резерва были потрачены на 10-процентные долги (сейчас евробонды идут по 4,9-5% годовых), их вложение можно было бы считать эффективным. Но когда речь идет о перманентном сжигании резервов в топке межбанка, ради поддержания "нормальной температуры" национальной валюты, это все равно, что топить печь зелеными бумажками с портретом американского президента…