Бегущий по волнам

Председатель Верховной Рады Украины Владимир Литвин стал в уходящем году олицетворением "маленького украинца". Спикер аккумулировал в своем политическом имидже, наверное, самые характерные черты национального менталитета — сдержанность, последовательность и умение достигать поставленных целей, особо "не высовываясь". Литвин не делал резких движений, пребывая на посту спикера, и, очевидно, именно своим спокойствием снискал титул самого динамично растущего политика уходящего года…

Последние дни уходящего года и заявления Литвина. Во-первых, газ. Было бы странно, если бы глава высшего органа законодательной власти не выразил своего мнения по поводу раздуваемой с обеих сторон газовой войны. Правда, в плане конфликта Литвин не стал ни "ястребом", ни "голубем". Позиция спикера не изменилась, он остался традиционно "над схваткой". Логика в поведении Литвина однозначная — энергетическая независимость является сферой деятельности соответствующих структур исполнительной власти, а парламент должен тянуть свою лямку. Тем не менее, "с высоты спикерского полета" Владимир Михайлович выразил сомнение в том, что между Россией и Украиной будет подписано соглашение о поставках газа до окончания избирательной кампании 2006 года. Литвин также отметил, что если ситуация и далее будет развиваться аналогично нынешней, то "ни одно соглашение не будет подписано". Далее начались объяснения на пальцах, дабы стало понятно даже руководству отечественного ТЭК, — российская сторона будет производить поставку газа "несколько уменьшая давление до тех пор, пока не завершится избирательная кампания".

По мнению Литвина, Россия ожидает окончания избирательной кампании в Украине, чтобы понять, какая из политических сил возьмет на себя ответственность и кто у нас будет у власти. "По большому счету, эти решения должны приниматься на правительственном уровне, а не на уровне президентов, это хозяйственный вопрос, который приобрел политическую окраску", — констатировал председатель Верховной Рады. И добавил, что выступает за проявление деликатности с российской и украинской сторон в решении газовой проблемы, подчеркнув, что из сложившейся ситуации необходимо найти выход, но такой, чтобы ни одна из стран не чувствовала себя проигравшей.

Казалось бы — типовое протокольное выступление "по теме", а стало оно весьма показательным для Владимира Михайловича. Спикер в недолгом спиче сумел разложить и яйца в разные корзины, отдав должное правам россиян, и показал, кто именно в курсе всех околополитических событий в стране и за рубежом, и блеснул прозорливостью. Неожиданностью это не явилось — именно так Литвин ведет себя на протяжении всей своей публичной политической карьеры.

Вторая тема, которую Литвин поднял накануне Нового года, может быть, менее актуальная, но не менее важная. Спикер озвучил предположение, которое витает в коридорах власти, но говорить о нем вслух не позволял себе никто — в Украине могут состояться повторные парламентские выборы. Слова спикера чем-то напоминали лексику хирурга — "лучше, естественно, чтобы их не было, боюсь, что эти выборы разорвут страну, что недостаточно будут услышаны политики и политические силы, которые могут связать страну, сшить территорию". Дальнейший тезис Владимира Михайловича отличался той же хирургической "чеканкой" — на парламентских выборах-2006, как и на президентских-2004, сработает принцип, когда люди будут голосовать не "за" ту или иную политическую силу, а "против", а "в таком случае можно прогнозировать, что это будут не последние выборы в 2006 году, если будет реализовываться такой сценарий, если подобная мысль будет навязана обществу, и оно ее воспримет как фактически упрощенный, облегченный вариант развития общества".

И в завершение спикер послал виртуальный привет будущему правительству, сказав, что не завидует той политической силе, которая возьмет на себя смелость "организовать правительство и нести ответственность за него в этот период". После таких признаний парламентского лидера у предводителей страны, готовящихся подправить Конституцию, обычно резко меняется настроение.

Спикерская ставка. В публичную политику Литвин пришел, по большому счету, лишь в 2002 году. В бытность главой администрации Президента, в отличие от своего преемника Виктора Медведчука, действующий спикер Верховной Рады в ипостаси "серого кардинала" "светился" крайне редко. Можно предположить, что и первым номером в провластном блоке "За единую Украину" он чувствовал себя менее уютно, чем за преподавательской кафедрой или разгребая документы в АП. Однако очень оперативно Литвин успел переформатировать самого себя (умение приспосабливаться к ситуации и выживать в любых условиях является еще одним ключевым качеством Владимира Михайловича) и занять первые позиции в рейтингах влиятельности.

Поднакопив политический багаж, Литвин "выстрелил" в 2005 году. Из "оранжевой" революции Владимир Михайлович вышел не только политиком, который получил самые весомые дивиденды. События, "увенчавшие" прошлый год, стали для спикера плацдармом для деятельности в году следующем. За время революции Литвин полностью избавился от имиджа представителя старого режима, а его деятельность в роли переговорщика между всеми заинтересованными сторонами может служить образцом для студентов, изучающих дипломатию и политологию. Ничего особенно уникального, впрочем, спикер не сделал, он просто качественно выполнял свои функциональные обязанности в несколько необычных условиях. Но, тем не менее, "на выходе" Литвин получил те самые упомянутые дивиденды в виде ставших константными приставок к своей фамилии "миротворец", "третья сила", "золотая середина".

Войдя во вкус самостоятельной политики, Литвин начал действовать без оглядки на кого бы то ни было, благо статус позволяет. Материальных бонусов в виде постов в правительстве и вообще в исполнительной власти спикер не искал, что и понятно — он остался равноудален и от "команды победителей", и от "команды побежденных". Политическая эквилибристика и умение держать баланс — черты, которыми в украинском политикуме наделены единицы, и разбрасываться этим преступно. Литвин это вовремя понял и начал собственное движение. Спикер придал новый импульс развитию номенклатурной Аграрной партии. Созданная давным-давно как "партия власти" для селян (своеобразный крестьянский эквивалент "городской" Народно-демократической партии), АПУ с Литвином пережила новое рождение. Дело даже не в том, что партия дважды изменила название, став, в конце концов, просто "Народной", она перестроила свои ряды, избавившись от людей, потерявших к ней интерес, и, как ни странно это звучит, в рекордно короткие сроки вырастив полноценную команду нормальных профессиональных политиков. О том, что Литвин в данном процессе играл главную роль, говорить излишне.

В уходящем году спикер делал много ярких заявлений. Чего стоит хотя бы выступление Литвина на открытии предпоследней сессии Верховной Рады. Он предвидел, что фривольная кадровая политика новой власти приведет к расколу некогда монолитной команды Майдана. Предупреждать "победителей" спикер не стал, впрочем, это в его обязанности и не входило. Литвин просто шел к своей цели — стать общегосударственным политиком. И такой цели спикер на сегодняшней день, безусловно, достиг.

Он менее популярен, чем Президент Ющенко (часть украинцев любит главу государства по привычке) или номинальный лидер оппозиции Янукович (часть украинцев любят главного "регионала" из "милости к падшим"), но влияние спикера на все электоральное поле — равномерное, будь то Донбасс, Галичина, Крым или Волынь. Свои 8—9%, зарегистрированные ЦИК на этой неделе, Народный блок Владимира Литвина скорее всего возьмет при любом раскладе, и теперь чувствует в себе силу не только примирять, но и "строить".

Возможно, именно поэтому агрессивностью лидер Блока "Мы" не страдает, он просто предупреждает: "Выборы будут весьма страшными по количеству компрометирующих материалов. Это будет борьба против людей, а не борьба за идеи, и будет столкновение личностей, а не столкновение программ". Он предрекает, что после выборов взаимоотношения в парламенте тоже будут весьма сложными. Впрочем, бояться этого спикеру действующего высшего законодательного органа не пристало, о чем Литвин тоже знает, но молчит. Ведь исполнить свою партию ему еще предстоит.