Последний дон

В американской тюрьме умер Винсенте "Подбородок" Джиганте – один самых известных крестных отцов американской мафии, глава семьи Дженовезе. Винсенте был своего рода "последним из могикан": "The New York Times" даже называла его величайшим мафиозо ХХ века. Джиганте славился своей, мягко говоря, эксцентричностью, которая, впрочем, была рассчитана на публику. Скажем, он вполне мог принимать душ с раскрытым зонтиком в руках или бродить по Манхэттену в тапочках и халате, что-то бормоча себе под нос. Отметим, что подобные прогулки давали отличный результат – присяжные несколько раз решали, что перед ними сумасшедший…

Причина смерти 77-летнего "Подбородка" пока не установлена, однако, по словам представителя медицинского центра для федеральных заключенных города Спрингфилд в штате Миссури, он страдал сердечными заболеваниями. Факт кончины официально подтвержден Федеральным бюро расследований, которое на протяжении десятилетий работало над тем, чтобы отправить его за решетку. В какой-то момент, если верить архивам ФБР, Джиганте был обнаружен обнаженным в душе с зонтиком в руках.

За не характерное для босса мафии поведение Джиганте называли "Пижамным королем" и "Оддфазером" ("godfather" – это "крестный отец", а прилагательное "odd" означает "эксцентричный, не от мира сего"). Но эта стратегия неплохо работала: присяжные в ходе нескольких процессов оказывались совершенно убеждены в том, что перед ними безумец.

Но в 1997 году он все же попался: в распоряжении ФБР оказалась аудиопленка, на которой так называемый "Оддфазер" разговаривал совершенно нормальным образом. Его тогда признали виновным в заговоре с целью убийства других деятелей организованных преступных кругов, а также в рэкете, вымогательстве и других преступлениях и приговорили к 12 годам лишения свободы. Обвинение было почти полностью построено на показаниях шести бывших гангстеров, ставших осведомителями властей, в числе которых был Сальваторе Гравано по прозвищу Буйвол Сэмми, оказавшийся важнейшим свидетелем и в 1992-м, в ходе суда над ныне покойным мафиозо Джоном Готти.

В апреле 2003 года Джиганте признался в суде, что его поведение было продиктовано желанием не попасть на нары; при этом прокуроры говорили, что он продолжал руководить преступной семьей и из своей камеры, передает Би-Би-Си. После того как выяснилось, что болезнь Джиганте является плодом его фантазии, мнимому шизофренику добавили еще три года за препятствование отправлению правосудия.

Кстати, о семье Дженовезе, которую возглавлял дон Винсенте, стоит рассказать отдельно.

В период от Джозефа (Джо Босс) Массерия до Винсента Джиганте, семья Дженовезе, являлась самой мощной семьей "Коза Ностры" за последние сто лет. В 1920-е годы Массерия был признан лидерами итало-американских группировок третейским судьей для разрешения споров и одобрения принятых важных решений. В начале 1920- годов Массерия отправил одного из своих молодых солдат в Чикаго, чтобы тот помог местному авторитету Джонни Торрио взять под свой контроль город. Понятное дело, не из любви к ближнему. Да, кстати, юного мафиозо, откомандированного в Чикаго, звали Аль Капоне.

Сначала молодой Капоне помогает Дону Торрио, потом (без конфликтов) занимает его место и становится королем Чикаго. На этой почве у него возник конфликт с семьей Джозефа Айело. Массерия встал на сторону Аль Капоне, отказав в поддержке Айело. Этот и другие конфликты впоследствии переросли в известную Кастелламарскую войну.

Когда конфликт вышел за рамки Чикаго и перенесся в Нью-Йорк, Массерия столкнулся с силами во главе с Сальваторе Маранзано, первым боссом семьи Бонанно. Массерия был довольно серьезным противником, но все резко изменилось с убийством его главного стратега – заместителя Питера Морелло и Аль Минео, сильного сторонника и босса семьи, которую мы теперь знаем как семья Гамбино. Лаки "Счастливчик" Лучано воспользовался тяжелым положением Массерии и убил его в одном из ресторанчиков Нью-Йорка. Лучано легко берет на себя управление семьей. Спустя некоторое время в сентябре 1931-го, он обводит вокруг пальца Маранзано и убивает его, тем самым становясь неоспоримым лидером "Коза Ностры".

В отличие от Массерии и Маранзано, Лучано понимал, что другие лидеры мафии уже устали от беспредела, бесконечных войн, и возможности преждевременной смерти. Поэтому Лучано выступает с предложением о создании Комиссии, которая вначале состояла из семи боссов. Комиссия должна была решить в арбитражном порядке споры между семьями, действовать подобно своеобразной корпорации, и представляла собой некий Совет директоров мафии. Настоящий создатель схемы Комиссии неизвестен, но нет сомнения, что без Лучано этот метод управления не был бы принят. Кстати, Комиссия действует до сих пор.

Середина 1930-х годов, стала для Лучано тяжелым моментом в его жизни. Он стал главной мишенью известного "врага рэкетиров" Томаса Дьюи, и скоро выступил в суде в качестве обвиняемого в организации проституции в Нью-Йорке. Результатом судебного разбирательства стало вынесение приговора, по которому Лучано был осужден сроком от тридцати до пятидесяти лет.

По идее, возглавить клан должен был заместитель Лучано Вито Дженовезе. Однако Дженовезе был обвинен в убийстве, и ему пришлось бежать в Италию. Капо Фрэнк Костелло был следующим, на кого пал выбор, как приемника Лучано, который надеялся добиться отмены обвинительного приговора. Теоретически Лучано не попадал под амнистию, но после того, как закончилась Вторая мировая война, он был освобожден и выслан в Италию.

Благодаря Джо Бонанно, мы знаем, что, начиная с 1931-го, "Коза Ностра" проводила национальные встречи каждые пять лет. В своих воспоминаниях Бонанно упомянул как раз 1946 год, но не назвал место, где проходила эта встреча. Вероятно, что известный съезд боссов "Коза Ностры" в Гаване в конце 1946 года был именно этой встречей. Очевидно, Лучано стремился присутствовать на этой встрече, чтобы подтвердить свою власть. Ведь требовалось некоторое разъяснение ситуации, касающейся лидерства недавно освобожденного Лучано и Вито Дженовезе, с которого незадолго до этого было снято обвинение в убийстве.

Если лидерство Лучано в семье было подтверждено в Гаване, то это было скорее негласное соглашение. Присутствие Лучано на Кубе стало известно американскому правительству, которое оказало давление на Кубу, чтобы та выслала его обратно в Италию. Вскоре после этого Лучано отправился на историческую родину сам. Вся прежняя власть была им утеряна. В течение следующих 15 лет Лучано занимался торговлей наркотиками, которые шли из Азии через Италию в США, но официально никогда не был в этом обвинен. Однако очевидно, что он больше не являлся главной фигурой американского преступного Синдиката, который создал в молодости. Он умер от сердечного приступа в 1962 году в аэропорту Неаполя.

К 1950 году Лучано был определенно вне игры на американской земле. Кто взял бы на себя руководство мощной семьей? Этот вопрос стал серьезным яблоком раздора между Вито Дженовезе и Фрэнком Костелло. Как заместитель Лучано, Дженовезе чувствовал, что должность босса законно принадлежала ему. Костелло прекрасно знал это и предпринял соответствующие шаги. К сожалению для Костелло, его враги были хитрее. В 1957-м Костелло был ранен – никем иным, как молодым Джиганте. После чего, пожелавший провести остаток своей жизни спокойно, Фрэнк Костелло ушел в отставку.

Дженовезе наконец получил то, что хотел. Но занимать столь важный пост ему пришлось совсем недолго. В 1959 Дженовезе был осужден за торговлю наркотиками. Однако он продолжал руководить семьей из тюрьмы. Торговля наркотиками, против которой выступало большинство боссов "Коза Ностры", привела к первому нарушению закона молчания "омерта". Предателем был один из солдат семьи Дженовезе – Джо Валачи, который первым официально сообщил общественности о существовании преступного синдиката – "Коза Ностра". Валачи, как и его босс, был осужден за торговлю героином. Вито Дженовезе, который сидел с ним в одной камере, начал подозревать, что Валачи является информатором Бюро по борьбе с наркотиками. И отдал приказ убить информатора. Валачи догадался о планах своего босса и все время был начеку. Настолько, что по ошибке убил металлической трубой заключенного, которого принял за исполнителя контракта. Теперь Джо Валачи грозила смертная казнь. И ФБР предложило ему дать показания в обмен на жизнь. Валачи заговорил.

Перед тем, как сесть в тюрьму, Дженовезе поручил своему заместителю, Томми Эболи, руководить семьей. Ему помогали Джерри Катена, Майк Миранда и Энтони (Тони Бендер) Стролло. Постепенно Эболи набирал силу и влияние, и все считали, что он займет место главы семьи после смерти Дженовезе. Но в 1972 Эболи теряет поддержку босса, ссорится с ним и погибает от пули. Интересно, что никаких волнений в семье по этому поводу не последовало – убийство было разрешено Комиссией.

Затем главой семьи стал капо Фрэнк (Фунзи) Тиери – друг Карло Гамбино. Однако из-за коллег-мафиозо, которые вдруг стали писать книги, Тиери в конце концов был осужден. Приговоренный к десяти годам лишения свободы в январе 1981 года, Тиери так и не отсидел срок до конца. Он умер своей смертью спустя несколько месяцев после вынесения приговора.

С того времени информация о главах семьи Дженовезе становится довольно туманной. Говорят, что семья стала всячески избегать насилия (в пределах разумного, понятное дело). Поэтому ФБР подбиралось к мафиози долго и очень осторожно. Однако в конце 2001 года американским правоохранителям таки удалось нанести по нью-йоркской мафии серьезный удар – были арестованы 73 члена клана Дженовезе. К задержанию мафиози готовились два года. Все это время в семье работал агент ФБР, выдававший себя за члена одного из кланов.