Великая секс-революция

ВИЧ, разводы и аборты встречаются все чаще; новое поколение отвергает давление и создает для себя либеральное общество. Когда в Китае в 1995 году появилась возможность выйти в интернет, власти и представить себе не могли, что спустя десятилетие миллионы людей обрушат провайдера, стремясь получить доступ к блогу, где можно послушать, как 27-летняя журналистка занимается любовью. Но именно это произошло, когда охочая до известности Музи Мей опубликовала 25-минутную запись встречи со своим новым любовником, пишет "The Independent"

Прославившись в 2003 году как автор колонок о сексе, она, начав подробно описывать в блоге свои многочисленные романы-однодневки, стала в Китае символом сексуальной революции. На политическую реформу замахиваться нельзя, но спальня – это единственное место, которое правительство не может контролировать, и молодежь извлекает из этого выгоду. Они не только занимаются сексом гораздо больше, чем их родители, они и начинают гораздо раньше.

Исследование Ли Инхе, единственной китайской женщины-сексолога, показывает, что 70% пекинцев имеют добрачный секс, тогда как в 1989 году их было 15,5%. В крупных городах средний возраст, когда представители возрастной группы от 14 до 20 лет имели первый сексуальный контакт, равен 17 годам, тогда как для возрастной группы 31-40 лет это 24 года.

Новый либерализм подразумевает, что хранить верность одному партнеру уже не обязательно; исследование, проведенное в марте 2005 года, показало, что молодые горожане считают внебрачные связи допустимыми.

Профессор Ли, которая преподает в Академии общественных наук, на протяжении десятилетия изучает сексуальную жизнь китайцев и пришла к выводу, что Китай в ближайшие 20 лет догонит в этом отношении Запад.

Но, глядя на 50 тысяч человек, которые приехали в ноябре на фестиваль "Секс и культура" в провинцию Гуандонг, чтобы посмотреть на новые сексуальные игрушки (на долю Гуандонга приходится 70% их мирового производства), думается, что это случиться раньше.

Как это непохоже на времена "культурной революции", когда секс называли упадничеством! Тогда женщинам запрещали носить юбки и платья, и власти гораздо больше интересовались тем, чем люди занимаются в свободное время.

"Был целый слой чиновников, которые занимались тем, что лезли в чужие жизни, – сказала Ли. – Людей увольняли с работы за романы, наказывали за то, что они живут с приятелями и подружками".

По мнению некоторых социологов, введенная в 1979 году политика, запрещающая супругам-горожанам иметь больше одного ребенка, стала искрой сексуальной вседозволенности. Профессор Пан Суминь из Университета Ремнина сказал: "Политика одного ребенка разрушила конфуцианское верование, что продолжение рода – единственная цель секса".

Но подлинным двигателем сексуальной революции в Китае стал интернет. Число пользователей ныне превышает 100 млн., а поскольку половое просвещение – в зачаточном состоянии, молодежь ищет в интернете все, от информации о сексе до порнографии, которая в Китае запрещена. В отсутствие культуры пабов, молодежь пользуется интернетом для знакомства с партнерами. Некоторые исследователи утверждают, что 30% мимолетных романов в Китае начинаются в интернете.

Неудивительно, что у новой сексуальной свободы есть негативная сторона. Количество незамужних молодых женщин, делающих аборты, резко выросло: 65% женщин, прервавших беременность в 2004 году, были незамужними, в 1999 году таких было 25%. ВИЧ-инфекция быстрее всего распространяется в возрастной группе от 15 до 24 лет, количество разводов в 2004 году достигло 1,6 млн., что на 21% больше, чем в 2003 году. Но джинн вырвался из бутылки, и обратно его, похоже, не загнать.

Перевод – Inopressa.Ru