Приватизационная развилка

Президент Виктор Ющенко уже несколько раз публично высказывал намерение в начале 2006 года повторно продать Никопольский завод ферросплавов. Мы не берем на себя смелость обсуждать правомочность подобного рода президентских заявлений в момент, когда Верховный Суд принял к рассмотрению апелляцию бывшего собственника пакета 50%+1 акция ОАО "НЗФ" концерна "Приднепровье". Очевидно лишь то, что подобная позиция Виктора Андреевича является, как минимум, непоследовательной.

Эксперты утверждают, что экономический эффект даже от рекордной суммы, вырученной при продаже "Криворожстали", не сможет компенсировать ущерб, возникший в связи с продолжающимся уходом иностранных инвесторов из Украины. Тем более что средствами от этой крупнейшей приватизационной сделки будут закрыты бюджетные дыры 2005-2006 годов: у инвесторов имеются основания подозревать, что украинскому правительству может понравиться столь нехитрым способом покрывать дефицит госбюджета, возникающий ввиду неудержимого социального популизма. И задекларированная продажа НЗФ следующей весной – аккурат в канун парламентских выборов с последующей раздачей предвыборных "слонов" – только усиливает эти подозрения.

С другой стороны, предоставление Евросоюзом Украине статуса страны с рыночной экономикой сопровождалось несколько иными речами и обещаниями. Оба высоких гостя – и британский премьер Тони Блэр, и президент Еврокомиссии Жозе Баррозу – осторожно напомнили Виктору Андреевичу о необходимости соблюдать, среди прочих, принцип верховенства права. А этот принцип означает, что право выше даже обещаний кандидата в президенты, сделанных на Майдане. И, с точки зрения права, если при совершении сделки допущены нарушения исключительно продавцом (в данном случае – государством в лице Фонда Госимущества), то покупатель не должен от этого страдать.

Украинской власти, которая, несомненно, остро нуждается в деньгах, еще не поздно понять, что наиболее простой и надежный способ получения дополнительных средств от т.н. недооцененных предприятий – это мировые соглашения с их владельцами, для которых этот путь также более приемлем, чем изнурительные тяжбы с государством в судах.

Причем, именно случай с НЗФ может считаться "модельным", в том смысле, что любое решение власти создаст мощный прецедент. Дело в том, что приватизация НЗФ была признана незаконной на одном лишь основании – конкурс был проведен в более короткие сроки, нежели это предусмотрено Государственной программой приватизации (75 дней). Но если Верховный Суд подтвердит решения нижестоящих инстанций, это будет означать полную неопределенность дальнейшей судьбы еще минимум нескольких десятков стратегических объектов, приватизированных с нарушением этого срока. В том числе, и многострадальной "Криворожстали", приватизационный конкурс по продаже которой прошел на 74-й день с момента объявления. Не говоря уже о том, что нескорый, но справедливый (в смысле верховенства права) Европейский суд по правам человека, скорее всего, признает несправедливыми все решения украинских судов по обоим стратегическим объектам.

В то же время, мировая по НЗФ между государством и собственником создаст прецедент совсем иного рода: большинство других инвесторов и владельцев стратегических объектов, по которым возникли сомнения в выполнении тех или иных условий закона при их приватизации, скорее всего с радостью пойдут на разумные компромиссы. Которые гарантируют им окончательную неприкосновенность приобретенной собственности, а государству принесут немалые дополнительные средства в государственный бюджет – абсолютно нелишние в предвыборный период, когда на карту будет поставлена власть практически в том же объеме, что и на прошедших президентских выборах. Да и приверженность украинской власти пресловутому "верховенству права" лишний раз продемонстрировать западным партнерам не помешает. Тем более что приблизительно в те же сроки (по словам Тони Блэра, в начале 2006 года) будет решаться вопрос вступления Украины во Всемирную Торговую Организацию (ВТО).