Собственность без подписи

Закону об управлении госсобственностью явно не повезло. В сентябре 2003 года его ветировал Леонид Кучма. В ноябре 2005-го – Виктор Ющенко. Первый раз проект подавался Фондом госимущества, второй – народным депутатом Валентиной Семенюк, которая сейчас возглавляет ФГИ. За принятие закона проголосовали 233 народных депутата. Хватит ли голосов для преодоления вето, пока сказать сложно. Хотя о необходимости принятия такого правового акта твердят все политические силы…

Следует заметить, что Валентина Семенюк еще до прихода на работу в приватизационное ведомство внесла ряд важных законодательных инициатив, направленных на урегулирование вопросов управления имуществом. В частности, в 2000 году с ее подачи был принят закон о праве коммунальной собственности. Затем Валентина Петровна разработала проект закона об управлении объектами государственной собственности. Ее консультанты перевели его на английский язык и разослали во все парламенты Евросоюза и СНГ, а также во Всемирный банк с просьбой направить автору отзывы. В результате, в 2001 году по предложенному ею проекту закона была проведена конференция Всемирного банка, и этот закон рассмотрели в Верховной Раде. Но затем в дело вступила администрация предыдущего президента. Заместитель руководителя Главного управления по вопросам экономической политики АП Евгений Григоренко, ранее работавший в Фонде госимущества, убедил кого нужно, что отсутствие эффективного механизма управления государством своими корпоративными правами привело к тому, что более 2/3 акционерных обществ, контролируемых им, работают неэффективно. И под его "патронатом" правительство внесло в парламент закон об управлении объектами государственной собственности. Предполагалось, что с помощью этого документа государство возьмет под контроль все 1875 крупных акционерных обществ, где есть госдоля. Притом, что на момент первого "пришествия" проекта в парламент реально контролировалось только 372 ОАО.

Предполагалось также, что после принятия закона у государства появится повод расстаться с корпоративными правами там, где затраты на управление неадекватны экономическому и социальному эффекту. Григоренко начал отрабатывать вместе с правительственными чиновниками механизм быстрого отчуждения мелких малоликвидных пакетов акций. Это решение собирались провести указом президента Кучмы. Однако у чиновников что-то не срослось с бизнес-лобби, и документ был ветирован.

В прошлом году его еще раз вынесли на обсуждение в новой редакции, но парламент "спрыгнул с темы". И инициативу взяла в свои руки Валентина Семенюк. Ее проектом определяются правовые основы управления объектами государственной собственности. Под понятием "управление объектами госсобственности" подразумевается осуществление Кабмином, уполномоченными им органами и другими субъектами полномочий по реализации прав государства как владельца таких объектов, связанных с владением, пользованием и распоряжением ими в пределах, определенных законодательством Украины, с целью удовлетворения государственных и общественных нужд.

Объектами управления государственной собственности определены: казенные предприятия; государственные предприятия, учреждения и организации; государственные хозяйственные объединения; акции, доли, паи, которые принадлежат государству в уставных фондах хозяйственных организаций разных форм собственности; государственное имущество, которое обеспечивает деятельность президента Украины, Верховной Рады Украины и Кабинета министров Украины; государственное имущество, переданное в аренду, лизинг, концессию; государственное имущество, которое находится на балансе хозяйственных организаций и не вошло в их уставные фонды или осталось после ликвидации предприятий и организаций.

Закон приводит перечень субъектов управления объектами госсобственности и объем их полномочий во время осуществления ими управления вышеупомянутыми объектами госсобственности.

Главное, в нем отмечается, что государственное акционерное общество – это открытое акционерное общество, не менее 75% акций которого принадлежит государству. Государственное акционерное общество может создаваться и путем реорганизации госпредприятия (которое не подлежит приватизации, но может быть корпоратизировано) в открытое акционерное общество. Обязательным условием проведения дополнительной эмиссии акций государственного акционерного общества является сохранение корпоративных прав государства в размере не менее 75% уставного фонда этого общества.

Отчисление в госбюджет доли прибыли (дохода) хозяйственными организациями, в уставном фонде которых есть корпоративные права государства, и их дочерними предприятиями осуществляется ежеквартально в соответствии с размером корпоративных прав государства в их уставном фонде.

Контроль за выполнением функций по управлению объектами госсобственности осуществляют Кабмин, ФГИУ и контролирующие органы путем проведения анализа законности и оценки эффективности выполнения субъектами управления своих обязанностей. Короче говоря, нормальный квалифицированный документ, который в любом случае лишним не будет. Особенно, учитывая проводимую ФГИ инвентаризацию госимущества и корпоративных прав вообще.

Тем не менее, Виктор Ющенко не подписал закон и предоставил свои замечания. В замечаниях сказано, что статья 1 закона устанавливает, что управлением объектами госсобственности является осуществление Кабинетом министров и уполномоченными им органами, а также другими субъектами, определенными данным законом, полномочий по реализации прав государства как собственника таких объектов. А это не соответствует статье 326 Гражданского кодекса, которая, в свою очередь, заявляет, что от имени и в интересах государства право собственности осуществляют органы государственной власти. Кроме этого, согласно замечаниям, реализация хозяйственными структурами, юридическими и физическими лицами полномочий, которые предусматривает принятый закон, может привести к неконтролируемому отчуждению и в результате потере государственного имущества.

Аналитики отмечают, что два вето – на закон о Фонде госимущества и об управлении госсобственностью сигнализируют наличие в окружении главы государства своебразного аппаратного лобби, блокирующего инициативы ФГИ. Поэтому принятие закона во многом является индикатором политического согласия в верхах по вопросам собственности, а вовсе не юридическим казусом…