Иен Боуг: "Для вступления в ЕС уже образовалась очередь"

1 декабря сего года в Киеве состоится саммит Украина—ЕС. И кому, как не главе представительства Еврокомиссии в Украине, Молдове и Беларуси г-ну Иену Боугу, комментировать надежды сторон на это мероприятие.

Господин Боуг, первый вопрос, который мы хотим вам задать, — чего Украина может ожидать от саммита Украина—ЕС 1 декабря 2005 года?

— Прежде всего хочу сказать, что этот саммит является очень важным событием в отношениях между Украиной и Европейским Союзом. Вообще отношения между вашим государством и ЕС в значительной степени усилились и углубились за прошедший год. Думаю, одним из доказательств этого является то, что с того времени как Президент Ющенко занял свой пост и до конца этого года уже 8 из 25 комиссаров Евросоюза посетят Украину, а это одна треть всего состава Европейской комиссии. Знаете, немного стран могут этим похвастаться. Чего ждать от саммита? Я думаю, что он выполнит несколько главных заданий. Во-первых, будет отмечен прогресс во многих областях сотрудничества — например, начало переговоров об упрощении визового режима. Кроме того, мы очень надеемся, что вовремя — еще до начала проведения саммита — будет принято принципиально положительное решение относительно предоставления Украине статуса страны с рыночной экономикой. Как известно, соответствующие процедуры уже проводятся, и мы рассчитываем, что вскоре они будут завершены. Немаловажным также будет обсудить то, что мы совершили значительное продвижение в сфере энергетического сотрудничества. Мы также надеемся подписать некоторые соглашения, в частности о системе "Галилео". Это глобальная система спутниковой навигации, которая развивается ЕС. Также будет подписано соглашение в области гражданской авиации. Так что можно сказать, что, в отличие от других саммитов, у нас будет хорошая, твердая основа для того, чтобы отметить значительный прогресс. Мы также планируем в общих чертах обсудить те результаты, которых ваше государство и ЕС достигли в процессе выполнения Плана действий (ПД) Украина—ЕС. Они, без сомнения, значительны. В то же время мы хотим воспользоваться представившейся возможностью — встречей на саммите, — чтобы определить наши дальнейшие шаги в отношении выполнения этого ПД. Поскольку, несмотря на то что мы активно и результативно выполняем задания, поставленные в Плане, на протяжении вот уже девяти месяцев с момента его подписания, все равно еще остается огромный объем работы, которую необходимо выполнить.

Буквально неделю назад вы сказали, что Украина не получит статуса страны с рыночной экономикой до саммита…

— Вы знаете, я думаю, в прессе просто были неправильно процитированы мои слова.

Возможно, это проблема языка. Я уверяю вас, что позиция ЕС остается прежней. Я хотел бы объяснить, как проходит такая процедура. Сначала Европейская комиссия (ЕК) представляет свои выводы по поводу присвоения государству статуса страны с рыночной экономикой, а в случае с Украиной эти выводы положительны. После этого необходимо провести соответствующие консультации со странами — членами ЕС. И у нас есть все основания ожидать, что их реакция тоже будет положительной. А значит, в принципе, будет дано согласие на то, чтобы предоставить Украине статус страны с рыночной экономикой. Однако формальные решения, направленные на то, чтобы изменить нынешние законодательные акты, которые вводят антидемпинговые мероприятия, применяемые ЕС, могут занять определенный срок. Но мы ставили перед собой цель получить принципиальное положительное согласие еще до саммита Украина—ЕС.

Скажите, а на какие уступки готова пойти Европа на переговорах по визовым проблемам?

— Сразу хочу подчеркнуть, что мы говорим о соглашении об упрощении визового режима, а не о его либерализации. Главная цель этого соглашения — чтобы по окончании переговоров добросовестные граждане, которые будут пересекать границу с Евросоюзом на своем пути в Европу, могли получать визы в страны Евросоюза проще, с меньшими затратами времени и избегая тех затяжных процедур, которые сегодня приходится проходить во время получения визы. Я приведу пример, хотя не обязательно, что это отразится в окончательном тексте соглашения. Есть определенные категории людей, которые регулярно путешествуют в страны Европейского Союза. Если они докажут, что направляются в ЕС с теми целями, которые обозначены в документах, и будут соблюдать установленный срок действия визы, вполне возможно, что им дадут визу на несколько лет, и этим людям не нужно будет получать ее перед каждой поездкой. Но при этом останутся определенные ограничения по времени, которое можно будет провести в Евросоюзе. Также возможно, что страны ЕС могут сократить перечень документов, необходимых для получения визы. И еще может быть, что будет более четко установлен срок, в течение которого такая виза может быть выдана. Но, безусловно, все эти идеи будут обсуждаться только в контексте упрощения визового режима, а не его либерализации. А какие положения будут заложены в соглашение, будет зависеть от результатов переговоров.

И следующий вопрос: не напугает ли граждан ЕС упрощение визового режима новой волной иммиграции и возможных волнений?

— Нет, я так не думаю, совсем так не думаю. Мы не ставим целью этих переговоров ответить "зеркально" на то решение, которое было принято украинским правительством в отношении граждан ЕС, о том, что они больше не нуждаются в визах, чтобы приезжать в Украину. Безусловно, мы высоко ценим решение, принятое украинским руководством. И сегодняшняя статистика свидетельствует, что Украина получила огромные преимущества от этого решения благодаря значительному увеличению количества граждан ЕС, которые приезжают в вашу страну. Нужно принимать во внимание тот факт, что иммиграционные процессы на любой границе не являются идентичными, когда мы говорим о направлениях этих процессов. И то массовое движение, которое мы сегодня наблюдаем, в поисках работы или постоянного места проживания происходит с востока на запад, а не наоборот. Страны ЕС будут стараться и дальше контролировать свои границы. Поэтому, каким бы ни было это соглашение об упрощении визового режима, оно не повлечет за собой повышение постоянной эмиграции из Украины в Евросоюз. Но мы надеемся, что подписание этого соглашения будет способствовать контактам между людьми.

Предусматривает ли соглашение приглашение из стран — членов ЕС при получении визы? Украинская сторона настаивает на том, чтобы требования о таком приглашении не было, даже для определенной категории людей. Кто и каким образом будет определять, какие люди — порядочные, а какие нет?

— Что касается приглашения, я не знаю. Потому что если это пожелание Украины, то все равно оно должно пройти через переговоры. И все будет зависеть от их результатов. В целом же система останется прежней. Каждая страна сохраняет визовый отдел в посольстве, который и будет заниматься этими вопросами. Те страны, которые вошли в Шенгенскую зону, будут решать этот вопрос в соответствии с правилами, установленными в ней. А что касается других стран, не вошедших в группу Шенгенского договора, то им будет предложено подписать декларацию о том, что они будут осуществлять свою визовую практику в соответствии с теми положениями, которые будут заложены в соглашении об упрощении визового режима. В общем, если кратко, то вопрос предоставления виз будет оставаться в компетенции стран Евросоюза.

Сегодня украинское руководство декларирует свое стремление как можно скорее интегрироваться в Европу. А как вы считаете, есть ли единодушие в украинском обществе по этому вопросу, потому что на самом деле оно в определенной степени неоднородно и достаточное количество людей испытывают тягу к России, а не к Евросоюзу. Может, в этом истинная причина того, что Евросоюз не спешит широко открывать двери перед Украиной?

— В любом обществе существуют различные точки зрения на Евросоюз, учитывая и те, что есть в государствах, которые являются его членами. Поэтому вполне естественно, что украинские граждане тоже по-разному относятся к Европейскому Союзу. И очевидно, что в Украине, как и в любой другой стране, сейчас идет и будет продолжаться дискуссия по поводу отношений с ЕС. Европейская политика соседства разработана для того, чтобы максимально приблизить Украину к Евросоюзу, и для того, чтобы интегрировать Украину в общий рынок ЕС. Но ее реализация не означает автоматического вступления в ЕС. Так же, как и блокирования вступления Украины в ЕС. Но Евросоюз четко заявляет о том, что вхождение Украины в ЕС сегодня не стоит на повестке дня.

Возможно, в том числе и из-за того, что мы не вступили в ВТО?..

— Я хочу сказать, что основное и первоочередное задание, которое стоит перед нами сегодня, это выполнение Плана действий. Если и ЕС, и Украина выполнят свои обязательства в рамках ПД, уложившись в срок его реализации, рассчитанный на три года, Украина будет намного ближе к ЕС и намного больше похожа на страны и общества, которые сегодня входят в Евросоюз. И уже на основе того, как будет выполнен План действий, мы сможем планировать развитие наших дальнейших отношений. Теперь что касается вопроса о ВТО. Евросоюз решительно поддерживает желание украинского правительства осуществить вступление Украины во Всемирную торговую организацию. Мы подписали наш двусторонний протокол по этому вопросу около двух лет тому назад, и в рамках договоров относительно вступления Украины в ВТО мы всегда активно поддерживали кандидатуру Украины. Более того, если Украина присоединится к ВТО, ЕС будет готов к началу переговоров о создании зоны свободной торговли. Мы уже проводим начальные исследования относительно этого вопроса.

Вероятно, вы знаете, что немало наших руководителей говорят, что Евросоюз проводит политику двойных стандартов в отношении Украины и не говорит четко, когда наша страна вступит в ЕС, а это, мол, тормозит все процессы в Украине, появляется уныние и так далее. Правда ли это?

— Я не думаю, что это вопрос двойных стандартов. Я считаю, что дело в общей ситуации в Европе. Вы знаете, что две страны, которые были среди стран — основательниц ЕС, не ратифицировали соглашение о введении Европейской конституции. Некоторые считают, что одна из причин, почему это соглашение не было ратифицировано в этих странах, — это определенные опасения относительно дальнейшего расширения Европейского Союза. Вы прекрасно знаете, что есть государства, которые или вот-вот должны присоединиться, в частности Болгария и Румыния, или государства, которые приступили к переговорам о вступлении, — это Хорватия и Турция. И есть балканские страны, которые находятся на разных этапах подготовки к получению официального статуса кандидатов на членство в Евросоюзе. То есть уже образовалась довольно длинная очередь. Еще один вопрос — это насколько сама Украина готова присоединиться к Евросоюзу. И тут мы снова возвращаемся к Плану действий. Если он будет выполнен полностью, Украина станет намного ближе к тому уровню, когда она наиболее вероятно сможет стать кандидатом на членство в ЕС и сможет выполнить все требования, которые ставятся перед всеми странами—членами ЕС. Существует еще 80 тысяч страниц европейского законодательства. И кандидаты на членство в ЕС должны хотеть и быть готовыми ввести у себя нормы этого законодательства.

Верите ли вы, что уровень демократии и развития экономики в Украине ниже уровня демократии и уровня экономики, например, в Македонии, которая уже получила приглашение к началу переговоров с ЕС? Или в той же Румынии, Болгарии, Хорватии?..

— При всем уважении к вам, я не думаю, что это корректный вопрос. Любая страна, которая вступает в ЕС, должна отвечать Копенгагенским критериям. И часть этого процесса — достижение установленных критериев — происходит во время переговоров. Я думаю, что вы увидите, насколько строгие требования будут выдвигаться ЕС во время переговоров о вступлении, например, Турции. Поэтому мы не говорим о соревновании между странами или конкурсе на вступление в ЕС. Мы не проверяем, насколько одна страна демократичнее другой. Главное — это какой будет ситуация в стране, когда ее пригласят начать переговоры о вступлении в ЕС.

А вы увидели такие уж большие изменения, которые декларировались и на которые рассчитывали и украинский народ, и страны ЕС после "оранжевой" революции?

— Знаете, немаловажен тот факт, что когда мы говорим на тему демократической Украины с представителями гражданского общества, то все практически единодушно заявляют о том, что свобода слова, свобода СМИ и возможности общества через них участвовать в процессах принятия решений сегодня намного выше, чем это было, скажем, год назад. Это подтверждают и наши собственные наблюдения. Я думаю, что стоит напомнить: во время событий, которые происходили в прошлом году, ЕС поддерживал не какого-то конкретного кандидата, а проведение демократических выборов. Я бы хотел отметить, что начатый процесс демократизации в Украине продвинулся далеко вперед и привел к значительным результатам.

А правда ли, что следующие парламентские выборы в Украине будут еще одним тестом для Украины на демократичность, на свободу?

— Да, это так. К тому же пункт о честном проведении выборов отображен в Плане действий. ЕС уже финансирует проект обеспечения украинского Центризбиркома современным компьютерным оборудованием для создания электронных списков избирателей и будет наблюдать за выборами через механизмы ОБСЕ.

Беседовали Ирина Гаврилова, Владимир Скачко