Секретарь

Кресло секретаря Совбеза Кинах занял, когда оно еще не "остыло" от громкого политического скандала. Да и полномочий у Кинаха стало меньше, чем у его предшественника… Тем не менее он комфортно себя чувствует и в новых условиях. Говорит, что при нем СНБО никогда не превратится в карательный орган и ни за что не выйдет за рамки конституционных функций. В сферу ответственности нового шефа Совбеза входит контроль за энергетической и продовольственной безопасностью Украины, так что от позиции Кинаха будет зависеть, как Украина сможет противостоять внешним и внутренним вызовам. О плане своих действий новый секретарь Совбеза рассказал журналистам "КТ".

Анатолий Кириллович, как вам работается на новом месте? Не жалеете о смене ролей?

— Я в последнее время часто повторяю одну известную истину: революция — это очень сложно, но власть — еще более тяжелое испытание. То, что произошло в Украине во время "оранжевой" революции, — это шанс для народа и страны, который выпадает крайне редко. Если его использовать, то можно жить в честном и свободном обществе, сформировав власть, работающую в интересах людей. Сегодня многие очень болезненно реагируют не столько на системные проблемы (бедность, безработица, некачественная медицина), сколько на угрозу разрушения моральных, демократических ценностей, в которые они поверили год назад. Беспрецедентный кредит доверия государству и власти ни в коем случае нельзя потерять. Необходимо каждый день оправдывать доверие умной кадровой политикой, конкретными действиями по созданию новых рабочих мест, укреплению экономических позиций.

Должен отметить, что понимания ответственности такого уровня мы пока еще не достигли. Мне есть с чем сравнивать, и могу сказать: за 14 лет независимости в Украине не сформировалась государственная и политическая элита, способная ставить общенациональные интересы выше личных. Безусловно, это резко снижает динамику нашего развития, конкурентоспособность, консолидацию государства и общества. Считаю, что Президент Виктор Ющенко принял верное и очень ответственное решение относительно широкого переформатирования власти: начиная с отставки правительства и заканчивая увольнением лиц из своего ближайшего окружения. Нельзя допускать, чтобы такие структуры, как Кабинет министров, СНБО, Секретариат Президента, превращались в инструменты межличностной конкуренции, механизмы достижения конъюнктурных целей. Это и является прямой угрозой национальной безопасности.

И когда я сегодня слышу оценки ситуации со стороны тех, кто "пострадал" от президентских кадровых решений, то хочу им посоветовать запомнить следующее: судьба, Президент, народ дали им шанс на самых высоких должностях участвовать в управлении Украиной. А они этот шанс не использовали. И это их проблема, а не Виктора Ющенко. Мне важно, чтобы люди воспринимали начавшиеся перемены не как торговлю портфелями, попытку других политических сил приблизиться к центрам принятия решений, а как шаг к новому качеству власти, как реализацию идеалов Майдана.

Что же касается моего перехода на работу в СНБО, то это не ситуативная кадровая рокировка, а часть масштабной работы. И мы должны понимать всю сложность возникших проблем: парламентская кампания, которая будет проходить в условиях отсутствия политической структуризации, неотвратимая конституционная реформа, стремление ряда сил взять реванш за поражение на президентских выборах. Так что нам необходимо сделать все, чтобы народ и экономика не стали заложниками такой ситуации…

А сам Совбез не станет заложником предвыборной ситуации?

— СНБО как конституционный орган должен работать эффективно и профессионально. Это означает продвижение украинских экономических и политических интересов, создание условий для высокого уровня внутренней и внешней национальной безопасности: информационной, энергетической, продовольственной, экологической. Мы сегодня формируем новый кадровый состав Совбеза по принципу привлечения высокопрофессиональных специалистов. Президент поддержал идею создания при СНБО общественного экспертного совета. Соответствующий проект указа в ближайшее время будет предоставлен. Ставится задача собрать в этой структуре цвет украинской интеллектуальной мысли. Хочу также отметить, что я не допущу, чтобы СНБО превратился в карательный орган, который готовит аргументацию для снятия кого-то с занимаемой должности. К сожалению, были и такие периоды в деятельности Совбеза.

Где вы себя комфортнее чувствуете: в должности премьера, первого вице-премьера, секретаря СНБО или в роли публичного политика — лидера партии?

— Совет национальной безопасности предоставляет широкие возможности для самореализации, влияния на процессы, происходящие в стране. Мне здесь достаточно комфортно. Конечно, не сказал бы, что это самое удобное для меня место, но в контексте задач, которые требуется решать, я чувствую себя уверенно.

Какова роль Совета национальной безопасности в реформе правоохранительной системы?

— Первое, что я сделал, придя на эту должность, — провел глубокий юридический анализ всех нормативных документов, связанных с деятельностью СНБО. После такой работы мы предложили Президенту новый вариант структуры Совбеза, полностью соответствующий Конституции и законодательству Украины. Так что мы сегодня работаем уверенно. Полномочий более чем достаточно. Особо хочу отметить, что сохраняются полномочия, связанные с визированием кадровых указов Президента, имеющих отношение к национальной безопасности. А это почти 90% должностей в исполнительной власти. И когда я слышу от высокопоставленного чиновника, что ему не хватает полномочий, то сразу делаю вывод о его недостаточной дееспособности. Сегодня перед СНБО стоит другая задача: не получать дополнительные права, а наполнить конкретным содержанием те, что уже имеются.

Что касается работы правоохранительных органов, то это одна из функций Совбеза. В первую очередь речь идет о координации действий, включая борьбу с коррупцией и контрабандой. Сегодня мы отрабатываем эту схему. Первый шаг, который уже сделан в данном направлении, — создание межведомственной комиссии при СНБО по подготовке концепции реформирования правоохранительных органов, которую я возглавляю. Необходимо, чтобы концепция базировалась на понимании реального положения дел в правоохранительной системе, в спецслужбах. Один из необходимых шагов в этом направлении — указ главы государства о соблюдении прав человека в сфере информационной безопасности. Имеются в виду так называемые "прослушки", использование информации для уничтожения экономических и политических конкурентов. Выполнение этого указа будет находиться под контролем СНБО.

Фактически впервые за время своего существования Совбез в основу своей работы положил право граждан на частную жизнь. Это была ваша идея?

— Это одна из приоритетных задач, поставленных Президентом Виктором Ющенко. А сам указ мы разрабатывали в СНБО с привлечением представителей спецслужб. Этот документ имеет большое значение, поскольку укрепляет доверие общества к власти, к способности государства защищать права человека. Алгоритм выполнения данного указа будет взят нами под контроль. Кроме того, сегодня проходит апробацию еще один указ, конкретизирующий полномочия СНБО в вопросах координации действий правоохранительных органов.

Однозначно необходимо решать проблемы, связанные с деятельностью спецслужбы связи и информации. Надо также акцентировать работу СБУ на проведении контрразведывательной деятельности, чтобы она не дублировала другие органы. Работа предстоит очень сложная. Мы сегодня занимаемся совершенствованием службы внешней разведки. В первую очередь это создание эффективной нормативной базы. Соответствующий проект закона уже направлен в парламент. Безусловно, большая проблема — это право Генеральной прокуратуры на проведение досудебного следствия. Данная норма противоречит демократическим принципам. Есть над чем работать и МВД. Например, в сфере регулирования миграции: в Европе это прерогатива гражданских структур. Реформа правоохранительных органов должна стать частью нашей адаптации к принципам международного права и интеграции Украины в европейское сообщество.

Внешняя разведка выведена из СБУ, однако нет механизма контроля ее деятельности. Кому должен быть подчинен комитет по разведке — Президенту или СНБО?

— В структуре СНБО предусмотрена служба обеспечения деятельности комитета по разведке. Мы сейчас делаем все, чтобы этот комитет, который существует де-юре, начал работать де-факто. В течение двух ближайших месяцев Совбез планирует также рассмотреть вопросы, связанные с энергетической и продовольственной безопасностью, развитием агропромышленного комплекса, евроатлантической интеграцией, инновационным развитием страны.

1 декабря в Киеве откроется саммит Украина—ЕС. Как вы оцениваете евроинтеграционные процессы в "исполнении" правительства, МИД?

— Думаю, нам надо раз и навсегда понять следующее: нельзя допускать, чтобы страна ходила по миру с протянутой рукой. Недопустимо превращать глобальные стратегические интересы страны в конъюнктурную, кратковременную задачу. Или же действовать по принципу — "цель оправдывает средства". Сегодня в мире идут динамичные процессы, влияющие на национальные интересы Украины, создающие для нас новые угрозы и риски. Границы Евросоюза стали границами Украины, налицо рост экономической и политической конкуренции. Европейский Союз для нас не самоцель, а стимул для того, чтобы создать в Украине европейские стандарты экономики, права, качества жизни, свободы слова.

Я также считаю, что европейская интеграция Украины вовсе не противоречит созданию благоприятных условий для сотрудничества с Россией. Это не мешает, а дополняет. Как наглядный пример приведу цифры: сегодня во внешнеторговом обороте Украины 32% занимает торговля с ЕС. В России же эта доля составляет 50%. О чем мы говорим? Нам надо догонять РФ в плане более глубокой интеграции, торгово-экономического сотрудничества с западными странами. Опять же, Россия сотрудничает с НАТО по 18 программам. ВПК России успешно осваивает натовские стандарты. И на этом направлении Украине тоже следует активизировать работу. Отстав в этом процессе, легко оказаться на обочине.

Безусловно, мы должны работать очень прагматично на саммите Украина—ЕС. Я надеюсь, что к этому дню Евросоюз все-таки примет решение о предоставлении Украине статуса страны с рыночной экономикой. Мы также должны рассмотреть вопросы, связанные со вступлением Украины в ВТО. Пока, к сожалению, приходится констатировать проведение в отношении Украины политики двойных стандартов. Я часто на переговорах задаю вопрос: почему Молдова, Албания, Киргизия являются членами ВТО, Россия уже два года имеет статус страны с рыночной экономикой, а для Украины все время придумывают новые условия и правила? Значит, нам самим необходимо стать более жесткими и активнее защищать свои интересы, создавать условия для равноправного партнерства по всему периметру, независимо от того, Запад это или Восток.

В СНБО уже есть информация о том, что теряет, а что приобретает Украина от вступления в ВТО? Не на уровне лозунгов, а на основе цифр и расчетов…

— Глубокой аналитики нет, хотя есть секторальные расчеты, определены отрасли экономики, которые попадают в группу риска. В первую очередь это агропромышленный комплекс, машиностроение, авиастроение, горно-металлургический комплекс. Очень серьезные риски связаны со сферами производства сельхозтехники, легкой промышленности. Но, повторю, детальной проработки нет, и на заседании Совбеза, где мы рассматривали условия вступления Украины в ВТО, это поручение записано отдельной строкой. Президент дал распоряжение прогнозировать последствия такого важного для страны шага.

При этом мне импонирует точка зрения нового министра экономики. Арсений Яценюк заявил, что ВТО располагает широким инструментарием по созданию системы государственного протекционизма в адаптационный период. И за это тоже надо бороться, чего мы не делали на предыдущем этапе. Когда мы говорим о планах, связанных со вступлением в ВТО, необходимо комплексно решать три задачи. Мы же пока акцентировали внимание только на двух. Первая — как можно скорее подписать двусторонние протоколы. Вторая — адаптировать украинское законодательство к требованиям ВТО. А третья задача — обеспечить к моменту вступления максимально возможный уровень конкурентоспособности нашей экономики и создать под это систему государственного протекционизма. Так вот, эта задача сейчас хотя бы сформулирована… Данное направление требует безусловного усиления.

Но почему об этом не знают противники вступления Украины в ВТО?

— Уже действует логика политической конкуренции перед выборами, а не анализа прагматичных, профессиональных решений. Более того, хочу отметить, что абсолютно не рад тому, что большинство моих прогнозов оправдались. Да, есть форс-мажорные обстоятельства, влияющие на развитие экономики, инвестиционный климат. Мы же не можем влиять на цены на нефть. Но должны хотя бы готовиться и создавать компенсаторные механизмы. А вместо этого в начале года мы наблюдали лишь огромное количество хаотичных изменений налогового законодательства, одностороннюю ликвидацию обязательств государства перед инвесторами, отсутствие диалога с бизнесом, попытки ручного управления. Было очевидным, что такая стратегия приведет к кризису, но соответствующей реакции долгое время не было.

И вот мы столкнулись с этими проблемами, только в гораздо большем масштабе. Роль власти, правительства, СНБО как раз и заключается в том, чтобы делать прогнозы и выбирать оптимальный, адекватный национальным интересам вариант, а не мужественно бороться с очередной проблемой, которую мы сами и создаем.

А в отношении вступления в Евросоюз такая работа ведется? Например, поляки вступили в Евросоюз и сразу же получили дотации на сельское хозяйство. Теперь АПК Польши успешно развивается…

— Хотел бы отметить — вступать в ВТО Украине надо. В этом сомнений нет. И пора прекратить таскать друг друга за чубы по данному поводу. Лучше эти усилия направить на то, чтобы добиться адекватных национальным интересам условий. ВТО — это 148 стран мира, 92% всей мировой продукции, а доля ВВП Украины от экспорта — 60%. Поэтому ВТО — очень мощный стимул для продвижения отечественной продукции на мировые рынки. Но, с другой стороны, Всемирная торговая организация — это испытание для внутреннего рынка, который станет более открытым. Надо понимать данную ситуацию, стараться ее корректировать под себя. А не вести политические дискуссии…

Так если у нас нет образа внешнего врага, то жизнь затухает. Значит, его надо придумать. Вот сейчас новая "фишка": вступить в ВТО раньше России. Как вы к этому тезису относитесь?

— Когда мы говорим о стратегическом партнерстве с Россией, то должны понимать — это не только наши партнеры, но и конкуренты. Каждое государство борется за место под солнцем. Поэтому необходимо использовать другую формулу, которая состоит из двух элементов. Первый: работать так, чтобы после вступления в ВТО мы не ухудшили качество двустороннего сотрудничества между Киевом и Москвой, не создали дополнительных барьеров. Второй: чтобы снять возможные спекуляции на эту тему, необходимо подписать соглашение о том, что страна, вступившая в ВТО первой, не будет мешать другой. Кстати, Россия и Беларусь уже готовят подобный документ. Нельзя создавать вакуум, который заполняется эмоциональными политическими высказываниями, поисками "врага".

Как вы оцениваете успешность или неуспешность нашей энергетической политики? Другими словами, представляет ли собой глава НАК "Нефтегаз Украины" угрозу национальной безопасности?

— Многим нашим должностным лицам рекомендую не допускать того, чтобы слова опережали мысли. И ни в коем случае нельзя забывать, что человек в статусе министра, руководителя корпорации обязан отвечать за каждое слово, понимать, что оно влияет на интересы страны. В этом контексте многим чиновникам надо серьезно работать над собой.

Если говорить о сотрудничестве Украины и России, то ТЭК занимает особое место. И тот факт, что мы имеем уникальную газотранспортную систему, позволяет мне с уверенностью говорить — какие бы проблемы ни возникали, наше сотрудничество с Россией в области топлива и энергетики носит необратимый характер. Например, 40% потребляемого Европой газа транспортируется через Украину. Ежегодно это 115 миллиардов кубических метров. По сути, речь идет об энергетической безопасности всего Европейского Союза.

Очень серьезные задачи связаны с нефтетранспортной системой и переработкой. Нравится кому-то или нет, но Украина будет и дальше динамично укреплять свою экономическую безопасность. 65% природного газа и 80% нефти мы потребляем за счет импортных поставок практически из одного региона. Это высочайший уровень зависимости от внешнеэкономической и политической конъюнктуры, что является угрозой национальной безопасности. Мы должны иметь свою стратегию, а Россия должна понимать, что Киев станет этим заниматься. И желательно осуществлять данный план по сползанию с "энергетической иглы" не в режиме конфронтации, а в режиме поиска равноправного сотрудничества с высокой взаимной выгодой.

Когда речь шла об изменении условий транзита российского газа в 2006 году через территорию Украины, то мы поддержали отказ от бартерной схемы расчетов. Это нормально, поскольку такая схема гарантирует прозрачность финансовых потоков, не допускает злоупотреблений. Так весь мир работает. Но надо учитывать и специфику наших экономик, конкурентность продукции. Не секрет, что сегодня энергоемкость ВВП в Украине в несколько раз выше, чем в странах Европы. Так что должен быть определенный переходный этап для реализации программ энергосбережения, модернизации экономики, решений по недопущению снижения уровня жизни людей.

Мы предлагаем россиянам действовать поэтапно. Я не вижу альтернативы такому подходу. Считаю, что будущий год должен стать годом подготовки конкретных, глубоких расчетов. Необходимо, не разрушая инфраструктуры отношений, не создавая шоковых ситуаций для украинской экономики, реализовывать этот оптимальный план. Наши подсчеты показали, что если цена природного газа достигнет отметки в $95 за тысячу кубометров, то химическая промышленность Украины перейдет порог позитивной рентабельности. Проще говоря, станет убыточной. Для ГМК такой порог — $103. Нам предлагают сейчас цену от $140 до $160 за тысячу кубометров… Вы же понимаете, что это значит?

Я бы пока не назвал переговоры с российской стороной провальными. Идет жесткая дискуссия. Но хочу, чтобы в ней доминировало понимание необратимости нашего партнерства. Надеюсь, что работа, которая проводится в плане подготовки визита российского премьера Михаила Фрадкова, заседания комитета Украина—Россия под председательством двух премьеров, заседания межгосударственной комиссии с участием двух президентов, поможет найти вариант решения, устраивающий всех.

Что же касается ответственности высокопоставленных чиновников за свои действия, то скажу так: я поддерживаю необходимость разделения должностных функций, одобряю указы Президента о недопустимости объединения полномочий на уровне заместителя министра и руководителя государственной компании. Это касается и "Укрзалізниці", и НАК "Нефтегаз Украины". Считаю, что такие функции должны быть разделены, поскольку подобное объединение противоречит Конституции и статусу государственного служащего. Кадровая политика должна базироваться на принципах профессионализма, моральности, умения работать в интересах страны.

Разрабатывает ли СНБО план изменения системы управления государственными монополиями? Необходимо ли вводить дополнительный контроль за их деятельностью с помощью наблюдательных советов, специальной процедуры аудита?

— Согласен с тем, что в кратчайшие сроки необходимо внести ряд изменений, связанных с системой управления, во все отрасли топливно-энергетического комплекса. По сути, у нас сегодня Министерство по вопросам ТЭК не обладает механизмами управления ситуацией в отрасли. А речь идет о структуре, которая должна генерировать, исполнять и контролировать энергетическую политику государства.

Да, можно считать хорошим результатом введение в эксплуатацию двух атомных энергоблоков на Хмельницкой и Ровенской АЭС. Но в то же время данный шаг необходимо было более глубоко просчитать с учетом поиска рынков сбыта электроэнергии. А что делать с тепловой энергетикой, которая сегодня разрушается, поскольку нарушен баланс за счет повышения удельного веса атомной энергетики?

Такой вопрос: Партия промышленников и предпринимателей войдет в блок с "Народным союзом "Наша Украина" или пойдет на выборы самостоятельно?

— Мы рассматриваем тактику и стратегию действий ПППУ в контексте соответствия приоритетам развития страны, которые выше, чем интересы отдельно взятой партии. Наша цель — чтобы выборы в Верховную Раду стали консолидирующим фактором, чтобы во время кампании-2006 состязались не грязные технологии, а программы развития Украины. Для нас крайне важно, чтобы в результате парламентских выборов не углубилось противостояние в обществе. Чтобы сам результат выборов в ВР максимально работал на консолидацию общества, на повышение доверия людей к власти. Это задача нелегкая, но партия сформулировала позицию, адекватную интересам страны и народа. У нас нет запаса времени, резерва политической и моральной мощности для того, чтобы усиливать противостояние между востоком и западом. Как сказано в Библии, пришла пора собирать камни. Но сохранить при этом порядочность, профессионализм, патриотичность не менее важно, чем создавать условия для роста ВВП. Для нас не принципиальна торговля за места в списке. Главное — это найти общие подходы, и тогда блок ПППУ с НСНУ реален. Но пока идет сложный переговорный процесс…

В этот блок может войти Республиканская партия Юрия Бойко, которая подписала с вашей партией политический контракт?

— Думаю, что каждая политическая сила будет принимать решение о блокировании на своем съезде. Полагаю, что РПУ способна к сотрудничеству не только в формате того или иного блока на выборах-2006, но и в формате той коалиции, которая будет создана в парламенте после выборов.

Вы пойдете 22 ноября на Майдан?

— Безусловно.

А что для вас значит Майдан?

— В первую очередь это победа добра над злом. Честности над фальсификациями. Это наглядное доказательство того высокого духовного начала, которое есть у нашего народа. Я никогда не забуду те дни, когда в центре Киева, на морозе, стояли полтора миллиона человек. Стояли с добрыми глазами, с надеждой, и на это смотрел весь мир. Уверен, что это был мощный результат, показавший всему миру, насколько у нас талантливый, умный, цивилизованный народ, который достоин лучшей жизни. Глаза людей на Майдане — для меня главная ответственность.

Как вы оцениваете жеребьевку очередности выступлений на Майдане?

— Вряд ли это поможет укреплению доверия со стороны людей к тем ценностям и идеалам, которые будут провозглашены в годовщину "оранжевой" революции. Это лишь подтверждает то, что в Украине пока отсутствует политическая элита, способная ради консолидации, государственных целей пренебречь сиюминутной конъюнктурой и личными амбициями. Но я надеюсь, что парламентские выборы станут шагом к формированию такой элиты.

Беседовали Ирина Гаврилова, Владимир Скачко, Александр Юрчук