"Оранжевая" революция: продолжение

Я работаю в отделе писем редакции одной из газет, и обратила внимание на то, что письма, приходящие к нам сейчас, после "оранжевой" революции, разительно отличаются от тех, которые мы получали раньше. Можно было бы порадоваться возросшему числу и активности разоблачителей коррупции и других язв прежней власти, если бы сигналы наших неравнодушных читателей не были бы так похожи на… доносы.

Так к чему же привела революция? Мало того, что она не оправдала наших – людей, так веривших в ее благое предназначение, - надежд, так еще и не исключена вероятность того, что сегодня-завтра наступит 1937 год! И что самое ужасное – мы сами его сотворим. Мы – это те самые "майданные" мечтатели, которые верили, что, отстояв на морозе несколько дней, а если и надо - месяцев, можно добиться всеобщего благоденствия, радости и счастья для всех украинцев.

Выскажу своё личное мнение (все мы умные ПОТОМ): нечистоплотно началась эта революция, нечистоплотно продолжалась, породив ещё больше нечистоплотных украинцев, которые до поры – до времени таились в "щелях", нечистоплотно закончилась…. А закончилась ли? Хочу привести, всё-таки, несколько примеров, несколько отрывков из писем. Думаю, и вас эти строки заставят задуматься.

"Уважаемая редакция! Вот уже почти два года мы внимательно и с удовольствием читаем Вашу газету. Давно уже убедились в объективности и честности представленных материалов, искренности и смелости Ваших сотрудников".

Далее по сценарию обычно идёт заверение в лояльности к победившему "оранжевому" делу:

"Мы, врачи Харькова и области, которые не побоялись во время предвыборной кампании и "оранжевой" революции открыто встать на сторону оппозиции, имели очень много проблем и неприятностей, связанных со своей профессиональной и агитационной деятельностью от прокучмовского и прокушнарёвского Управления охраны здоровья..."

Затем излагается длинный перечень обид и список обидчиков, но всё это "великолепие" разбивается о вялый постскриптум:

"По понятным причинам мы пока не можем подписаться своими фамилиями".

Спрашивается, почему эти мужественные люди, не щадившие живота своего в революционных боях, радеющие об общественном благе, а не о личной выгоде, вдруг застеснялись собственных подписей?.. Либо революционный героизм преувеличен, либо польза дела не так важна, либо, что наиболее вероятно, суть письма не соответствует действительности. Говоря проще, в письме – ложь, и авторам очень не хочется за неё отвечать.

А недавно мы получили довольно откровенное признание одного из должностных лиц, посланное не им самим (!), а неким доброжелателем, характеристику которого можно составить по следующей сопроводительной записке:

"Направляю Вам для реагирования это, на мой взгляд, интересное обращение. Мотивы моего поступка таковы: я являюсь сотрудником канцелярии одного из адресатов. Однако еще до регистрации данного заявления в нашем ведомстве была дана команда положить его "под сукно". После произошедших политических изменений в стране считаю это недопустимым. Я тоже был на Майдане!"

Так и видится: тайный агент демократии, в темных очках и с поднятым воротником пробирающийся на революционный Майдан – подышать одним воздухом с народом, а сейчас с риском для жизни добывает компромат "из-под сукна" и без подписи рассылает "для реагирования" в СМИ. Может, стоит попробовать "отреагировать" самому? Некоторые революционеры, например, выступают против коррупционеров открыто. А не удается – просто уходят с работы, громко хлопнув дверью. На начальство это производит более сильное впечатление, чем привычные анонимки.

Отдельная "статья" – так называемые копии открытых писем высокому руководству. Выглядит это так:

"Министру Внутренних Дел Украины Луценко Ю.В. Уважаемый Юрий Витальевич, коллектив Национального N обеспокоен проведением формальной работы руководства по прекращению поборов в учреждении. Яркий пример тому.... – далее следуют достаточно жесткие обвинения против одного из должностных лиц, и всё завершается чудной подписью: – ...Возмущенный коллектив НN, город Харьков".

Иногда анонимные письма в редакцию очень похожи на журналистские материалы. Это словно двигатель слесаря-интеллигента Полесова, который, как известно, был очень похож на настоящий, только не работал. И фактаж в материале вроде бы есть, и написано не без литературных способностей, только вот подпись "Анастасия Помаранчевая, независимый журналист" вызывает сомнения. Конечно, в редакционной суете всю периодику отслеживать не успеваешь. Можно пропустить какое-нибудь громкое журналистское имя. Но обычно, получая материал, даже подписанный псевдонимом, редактор все-таки знает, кто автор и по какой причине он так подписывается. А здесь ни контактного телефона, ни ссылок на предыдущие публикации – ничего, кроме присланной по электронной почте анонимки с такой вот преамбулой:

"Уважаемая редакция! Опубликуйте, пожалуйста, эти комментарии, может быть, кто-то из руководства страны прочтет их, и еще удастся спасти… отрасль от разграбления и подчинения отдельным кланам!"

Если уж так волнует судьба этой самой отрасли, то, скорее, стоило бы обратиться непосредственно к руководству страны. Сейчас это просто. Достаточно выйти с пикетом к Секретариату Президента или к Кабинету Министров, и вас увидят и услышат. Но плакат с разоблачением придётся держать собственными руками. Тут уж за псевдонимом не спрячешься. Смущают в журналистском тексте и скрытые угрозы, обращённые то ли к власти, то ли к редакции газеты в случае неопубликования материала:

"…многие кадровые назначения в отрасли вызывают не только удивление и возмущение, но и глубокое разочарование. И на почве этого разочарования зреет совсем другая, новая оппозиция. И поверьте, оппозиция разочарованного Майдана будет куда серьезнее..."

Как говорил Жванецкий, когда видишь над белым халатом лицо и всю голову матроса торгового флота, что-то мешает поверить в эту латынь. Так что анонимные заявки на полосах нашей газеты пока не появятся. Хотя мы эти письма не выбрасываем, собираем в отдельную папку, чтобы потом, в случае чего, предъявить кому следует.