Отдельная тема

Прогнозы насчет временного генпрокурора не оправдались: в четверг парламент дружно проголосовал за утверждение Александра Медведько «главным надзирателем» Украины. Сменщик Святослава Пискуна получил неожиданно высокий уровень поддержки сессионного зала – 303 голоса, хотя сразу после внесения его кандидатуры президентом мало кто решался делать прогнозы относительно его «проходимости» через сессионный зал…

Поскольку в контексте парламентских выборов отсутствие полноценного шефа ГПУ многими политическими силами было бы встречено, скорей, с одобрением, нежели с сожалением. Жизнь с и.о. генпрокурора – это минимизация политических рисков, связанных с результатами объективных расследований громких дел в которых фигурируют не менее громкие фамилии. Однако, вопреки ожиданиям некоторых товарищей, президент такой электоральной «лафы» обеспечивать не стал: Виктор Ющенко, следуя конституционным нормам (только месяц страна может жить с и.о. генпрокурора), внес кандидатуру «правового надзирателя» на рассмотрение парламента. То есть перебросил мяч на поле ВР. Рада среагировала, не дав повода обвинить депутатов в неконструктивности и боязни полноценной работы ГПУ: в Украине с четверга работает полноценный генеральный прокурор.

Кстати, президент первым поздравил «назначенца», сказав, будет требовать от нового генпрокурора активизации расследования резонансных дел. "Недопустимо, что в годовщину "оранжевой революции", во время которой миллионы людей выразили протест против тотальной фальсификации, а прокуратура и до сих пор активно не расследует дела в отношении нарушителей», – подчеркнул президент. По сути, не затягивая прокурорское назначение, Виктор Андреевич еще раз дал понять: его стремление к полному очищению рядов – не блеф. К утру четверга это «переварило» большинство фракций, в том числе, и «Наша Украина», определившиеся относительно кандидатуры Медведько буквально накануне самого акта кнопкожатия.

Понятно, что переломным моментом стали «тайные вечери»: большинство фракций засиживались с замом генерального допоздна. Причем, как утверждают непосредственные участники встречи, г-н Медведько добился их расположения отнюдь не рекомендациями высоких покровителей. А чем? Вот основная интрига назначения нового шефа ГПУ. Все-таки Александр Медведько смог убедить в своей нужности не только фракцию коммунистов, которые намеревались проигнорировать прокурорское голосование, но и внефракционных депутатов, и некоторых товарищей из БЮТ, и колебавшийся до последнего РУХ…

Не удалось ему сломить только стойкость социалистов. Новый генпрокурор четко поставил вопрос о недопустимости выполнения политических заказов, в том числе, и по пленкам одного широко известного в узких кругах бодигарда. Что касается фракции Юлии Тимошенко, то тут тоже все ясно: БЮТ изначально была против президентского «назначенца». Хотя бы потому, что, по слухам, в их список будет включен Святослав Пискун. Кроме того, позиция сменщика Святослава Михайловича не позволяет рассчитывать на резонанс от скандалов «имени Зинченко», на что рассчитывали соратники Юлии Владимировны. Медведько заявил, что будет действовать исключительно в рамках закона, ничего скрывать не намерен, но и педалировать скандальные расследования – тоже. В общем, все в суд. Это тот самый профессиональный, а не политический подход, который и убедил основную часть депутатского корпуса в том, что Медведько – не Пискун.

В отличие от Святослава Михайловича, всех доставшего своей публичностью, новый генеральный вряд ли будет уделять много времени формированию своего политического имиджа: не такой Медведько человек. Достаточно изучить его биографию и карьерные шаги, что бы понять – он скорей будет исходить из правовых наработок, чем из соображений политической выгоды. Кроме того, новый руководитель ГПУ пообещал избегать глобальных кадровых чисток и перестановок, как это сделал его предшественник. Генпрокурор заявил, что «к кадровой политике следует относиться взвешенно». Это признание наверняка добавило ему голосов: все-таки областные прокуроры являются одной из "гарантий" борьбы с фальсификациями и подтасовками на местах.

Ну и самое главное: экзаменаторам Александра Медведько чрезвычайно понравилась его честность: Александр Иванович открыто признался в своей дружбе с Геннадием Васильевым, а также в том, что в кабинете главы государства ему задавали ряд «интересных вопросов» по поводу нюансов расследования резонансных дел. Первое признание явно покоробило оппонентов регионалов, второе – задевало адептов Виктора Ющенко. Тем не менее, принцип « когда не знаешь, что говорить – говори правду» в случае с Медведько сработал. Но не только он.

Как человек с опытом и глубокими знаниями юридических норм, новый генпрокурор не может не понимать, что с введением конституционной реформы его положение в системе властных координат меняется. Причина лежит на поверхности: уже через пару месяцев, после введения в действие законопроекта 2222, Виктор Ющенко утратит влияние на процедуру увольнения главы надзорного ведомства. Эта прерогатива переходит в руки парламента: теперь, что бы отставить неудобного прокуратора, президенту придется заручиться согласием лидеров парламентской коалиции. И, прежде всего, спикера. Неудивительно, что именно фракция Владимира Литвина стала флагманом прокурорского голосования. А что побудило «народников» поддержать, казалось бы, чуждую для них кандидатуру? Понятно, что не только возможность влияния на судьбу и линию поведения нового генерального…

Возможно, сыграло свою роль и твердое обещание Медведько не делать громких, но необоснованных заявлений по поводу новых обстоятельств резонансных дел, как это, было, к примеру, в случае с «найденными убийцами» журналиста Гонгадзе в апреле нынешнего года. В частности, Александр Иванович на встрече с лидерами фракций внятно обозначил свою позицию в деле Гонгадзе – по его словам, «добытые незаконным путем пленки записей разговоров в президентском кабинете ни в коем случае не могут быть доказательными аргументами в суде». Что это означает? Только то, что это резонансное дело не будет определять ход парламентской кампании, как, вероятно, кем-то задумывалось. Многие политики получат больше свободы для маневров. Прокуратура не будет явным рычагом влияния на неугодных в разгар избирательного процесса. Нет ничего более постоянного, чем временное. Точка.