Бюджетная дилемма

Ответственность – это сильная штука. Протрезвляет покруче «Алка-Зельтцера». Тем более, когда речь идет о будущем государства, раздираемого предвыборной лихорадкой. Как и ожидалось, проблемы с принятием бюджета возникли уже в первом чтении. 20 октября Верховная Рада отказалась поддержать разработанный правительством проект, поручив бюджетному комитету до конца месяца подготовить документ к повторному первому чтению. Тот почти справился и сегодня, в первый день ноября, документ первое чтение прошел. Однако противоречий при этом не убавилось настолько, что о его дальнейшей судьбе с определенностью могут говорить разве что астрологи. Но и они пока молчат…

За принятие проекта в первом чтении, суть коего сводится к его возвращению в Кабмин для дальнейшей подготовки ко второму чтению с учетом замечаний профильного комитета, сегодня проголосовали 270 народных депутатов из 389, зарегистрировавшихся в зале. Таким образом, депутаты одобрили бюджетные выводы Верховной Рады и поручили Кабинету министров подать доработанный законопроект на рассмотрение не позднее 15 ноября 2005 года.

В бюджетных выводах, в частности, отмечается, что в поданном Кабинетом министров законопроекте о госбюджете на 2006 год из 116 пунктов предложений и поручений Верховной Рады, определенных в постановлении об основных направлениях бюджетной политики на 2006 год, учтены 36, учтены частично 48 и не учтены 32 пункта. В них также отмечается, что отдельные статьи законопроекта не согласовываются с нормами Конституции и Бюджетного кодекса. В частности, это касается статей 82, 112, 113 проекта в отношении распределения сверхплановых поступлений общего фонда госбюджета без внесения изменений в закон о госбюджете Украины и статьи 106 законопроекта о финансировании детских домов семейного типа и приемных семей из госбюджета. Кроме того, в проекте закона предусмотрен ряд норм, которыми вносятся изменения в налоговое законодательство на 2006 год, что не соответствует требованиям статей закона о системе налогообложения.

Помимо этого, в бюджетных выводах отмечается, что в соответствии с требованиями законов Украины до рассмотрения проекта закона о госбюджете на 2006 год правительство должно было подать в Верховную Раду проект Государственной программы социально-экономического развития на 2006 год, проект Государственной программы приватизации на 2006-2009 годы, законопроекты о внесении изменений в налоговое законодательство, а также в законодательные акты, которые не обеспечены ресурсами бюджета на 2006 год, для того, чтобы эти решения были приняты и учтены в проекте госбюджета на 2006 год. Однако такие документы в парламент не поступили, а проект Госпрограммы социально-экономического развития на 2006 год был отозван правительством.

Таков перечень основных ошибок Министерства финансов при подаче документа депутатам, позволивший даже вполне лояльному к нему спикеру Владимиру Литвину усомниться в заинтересованности Кабинета министров в принятии бюджета. «Судя по тому, как правительство относится к подготовке бюджета, есть четкое убеждение, что этот бюджет, который предложен Верховной Раде, предложен таким образом, чтобы Верховная Рада этот бюджет не принимала», – сказал он по этому поводу в ходе обсуждения законопроекта.

По словам спикера, таким образом, создается возможность переложить вину за провал бюджетного процесса на Верховную Раду. В этой связи «нам нужно определиться, принимаем ли мы бюджетные выводы, которые наработаны с тем, чтобы правительство могло продолжить работу над бюджетом, либо берем на себя ответственность за то, что Верховная Рада, приняв к рассмотрению бюджет, не делает дальнейшие шаги» – сказал Литвин. Он рассказал, что в понедельник на заседании политического совета при президенте Украины обсуждались вопросы, связанные, в том числе, и с принятием госбюджета на будущий год, на котором им лично был поставлен вопрос о необходимости дать ответ, нужен ли Украине бюджет. При этом спикер подчеркнул, что сейчас необходимо дать возможность правительству продолжить работу вместе с бюджетным комитетом, в противном случае будут непонятными действия Верховной Рады.

Пока же остаются непонятными действия обеих сторон процесса. Главное противоречие возникло в вопросе суммы дефицита. Первоначально правительство предлагало установить доходы бюджета на уровне 120,3 млрд. грн., и расходы – 130,2 млрд. грн. Таким образом предлагается утвердить дефицит в размере 9,9 млрд. грн. (1,9% к ВВП).

В то же время, выступая сегодня с парламентской трибуны, министр финансов Виктор Пинзеник заявил, что «правительству предложено увеличить дефицит бюджета в восемь раз по сравнению с поданным» правительством проектом. По его утверждению, правительству предлагают сформировать бюджет, расходы которого на 80,5 млрд. грн., или 66%, больше, чем доходы (дефицит, таким образом составляет 15,7% от ВВП), а с учетом необходимости снижения налогов, согласно предложению правительства, расходы превысят доходы на 83 млрд. грн., или 69% (16,2% от ВВП). Однако с таким дефицитом, по его мнению, страна выжить не сможет: «Для его покрытия не хватит средств от приватизации нескольких комбинатов «Криворожсталь».

В сложившейся ситуации он обвинил бюджетный комитет в создании фундамента «для возможного дальнейшего противостояния при работе над бюджетом», поскольку правительство «не имеет права» внести на второе чтение проект бюджета с таким дисбалансом. В то же время, по его словам, правительство готово искать «разумный» компромисс, в том числе и по размеру дефицита, однако при условии, что такая коррекция «не толкает страну на путь жизни в долг» и касается роста бюджетных расходов инвестиционного характера.

Ответ не заставил долго ждать. Выступающая вслед за Виктором Михайловичем исполняющая обязанности председателя бюджетного комитета Людмила Супрун, опровергла его слова, заявив, что комитет согласился с предложением правительства и предлагает установить дефицит государственного бюджета на 2006 год в размере 2% от валового внутреннего продукта. При этом она выразила мнение, что это даст возможность получить дополнительные поступления в доходную часть бюджета в размере приблизительно 500 млн. грн.

Сказав это, она обрушила на правительство встречное обвинение, заявив, что то попросту не хочет работать над законопроектом о государственном бюджете, поскольку хочет управлять бюджетными средствами по аналогии с бюджетом 2005 года. При этом так и осталось непонятным, что она имела в виду. Если речь идет о постоянной корректировке показателей и внесении соответствующих изменений в главный финансовый документ в течение года, то это характерно для украинского бюджета как такового на протяжении всей его истории. Как бы то ни было, но свою решительность г-жа Супрун подтвердила намерением каждое свое слово защищать в суде.

Собственно, эта перепалка в результате и увенчалась позитивным голосованием в первом чтении. Но заложила большущие проблемы для продвижения проекта в чтении втором и уж тем более в третьем. Как бы это ни было банально, ответственность за принятие какого бы то ни было бюджета в равной степени не хотят сегодня нести ни министры, ни депутаты. Потому и приходится вместо поиска точек соприкосновения, о которых говорят и те, и другие, ловить друг друга на противоречиях, коих в украинском бюджетном процессе всегда предостаточно. Стоит ли говорить о том, что, начиная со следующего этапа, когда цена вопроса вырастет в неимоверное количество раз, к делу неизбежно подключится процесс торгов за каждый более-менее значимый пункт с одной стороны, и голос – с другой.

А там уж быть бы живу. В конце концов, история Украины знает случаи, когда страна входила в новый год без основного финансового документа. Тем более, что здесь вступает в ход и еще один немаловажный момент – на носу выборы. А в случае непринятия бюджета распределение финансов в государстве войдет в режим так называемого ручного управления, о котором, кстати, в свое время также упоминала Людмила Супрун. В таком случае «дерибан» средств на предвыборные нужды (и без того проходящий чрезвычайно остро) войдет в неконтролируемую фазу, что всегда выгодно для определенных политических сил. Потому разговоры о саботаже бюджетного процесса (те же слова Литвина, приведенные выше) не лишены смысла. Вот только отчего-то печально, если в сложившейся бюджетной дилемме определяющим станет именно этот тезис.